eng рус
Под эгидой
  • 22.12.2016
    начало
    приема заявок
  • 22.03.2017
    окончание
    приема заявок
  • 23.05.2017
    объявление
    шорт-листа
  • 07.08.2017
    объявление победителей
    и призеров
  • 07.09.2017
    церемония награждения,
    открытие фотовыставки
Sergei Kivrin

Сергей Киврин: в фотографии важно выразить отношение к происходящему

© Sergei Kivrin
Новости

Сергей Киврин, фотожурналист, в архиве которого за более чем 30 лет профессиональной деятельности есть репортажи из горячих точек, портреты знаменитостей, пейзажи, и, конечно, спортивные фотографии 15 Олимпиад, множества чемпионатов мира и других соревнований. Он работал в журнале «Советский Союз», в газетах «Лос Анжелес Таймс», «Нью Йорк Таймс», «Спорт Экспресс». Обладатель многих престижных международных наград  — World Press Photo, Adidas-AIPS-Canon, Nikon, FIVB и других. В 2016 году Министерством спорта РФ признан лучшим спортивным журналистом.

 

С чем связано ваше решение войти в состав жюри Международного конкурса фотожурналистики имени Андрея Стенина?


Я, к сожалению, с Андреем не был знаком, но я потерял многих своих друзей в горячих точках и сам понюхал немного пороху. Я с большим уважением отношусь к таким людям, поэтому не очень люблю судить о чужой фотографии, сделанной на войне, но отказаться не мог.
Профессиональному фотосообществу в России не хватало международной площадки, на которой ежегодно открываются миру новые имена молодых фотожурналистов. К тому же  конкурс позволил увековечить память об Андрее.
 
Сейчас на смену приходит молодое поколение фотожурналистов. Вам интересно посмотреть их видение?


Я со многими молодыми фотожурналистами дружу, и постоянно слежу за их работами. Сейчас огромное количество молодых ребят, которые интересно работают, вдумчивых. В плане фотожурналистики я абсолютно спокоен. Но это уже умирающая профессия. Я уверен, что скоро будут снимать видео, а бильд-редактор просто будет делать нужный стоп-кадр. Проблема только в том, что очень трудно найти хорошего бильд-редактора. Труднее, чем фотографа…. Сейчас век Интернета и глобализации, печатные издания уходят в прошлое.
Ведь именно журналы были двигателями прогресса. Там можно было публиковать фотоистории. Самое главное, что фотографии печатались и жили не один день. Сейчас все ушло в Интернет, где фотография живет всего лишь мгновение.
 
По вашему мнению, как молодым фоторепортерам нужно планировать сейчас карьеру, если печатные СМИ уходят в прошлое?


Если бы я был молодым, то ушел бы в операторы и стал снимать фильмы. Каждый должен сам находить себе нишу на рынке фотографий.
Это во всем мире сейчас происходит. Фотографии-шедевры сейчас тонут в постоянно растущих объемах информации в онлайн-СМИ. Например, история про машиниста вагона метро, который  принял стратегическое решение не останавливать поезд и продолжить движение после взрыва. На место отправляют фотокорреспондента сделать фоторепортаж, а в задание ему пишут – не менее 30 фотографий. Раньше нам говорили «Старик, нам нужен конкретный человек или история. Сделай какой-нибудь динамичный кадр или сделай фоторепортаж своего видения спортивного матча». Мы могли сделать  три или десять фотографий, который отражали всю суть, цепляли взгляд. Ведь не важно, сколько ты сделаешь фотографий, они должны остаться в памяти человека, зацепить его взгляд, заставить задуматься, отразить суть происходящего.
Поэтому шедевры тонут в больших объемах фотографий.
К тому же, появилась такая история, как современное искусство. Часто бездари прикрываются за ширмой современного искусства. Им сказать нечего, но они хотят быть известными. Например, водосточная труба, облупившаяся штукатурка, акула в формалине – это всё может стать предметом их искусства. Когда сказать нечего, но надо щеки надуть. Почему-то люди, которые это курируют, не делают выставки профессионалов, которым есть, что сказать, их фотографии потрясают. Например, Константин Чалабов и Алексей Филиппов из МИА «Россия сегодня», Павел Волков, Александр  Петросян из ИД «Коммерсант». В их работах есть душа.
Эти выставки современного искусства  сбивают с толку молодых, безусых фотографов, которые еще не успели сформировать своего видения. Они сбивают им ориентиры, они смотрят на это и думают, что вот так и нужно делать.
Поскольку для меня фотография очень важная часть жизни, я всегда стараюсь делать все, что от меня зависит, чтобы этот ориентир передать.
 
Как вы относитесь к художественным элементам в документальной съемке?


Для меня главное, чтобы фотография производила впечатление, заставляла останавливаться зрителя и чтобы у него открывалась душа.
Уже дальше как она сделана, с или без определенных художественных приемов, вопрос грани, где это становится уже вымыслом. Я не люблю этого слова (ред. — художественность), ведь для меня фотография это не искусство, т.к. мы не создаем мир, мы снимаем то, что есть. Художник создаёт на белом листе свой мир. Он — творец. Мы, все-таки нажимая на кнопочку, фиксируем. Но при этом  фиксация фиксации рознь.
Например, в фотоателье. Получается, что мы все такие страшные как на фотографиях в паспорте? Ведь нет же, правда. Но, тем не менее, мы получаемся плохо. Вы спросите почему? Потому что человек, который там работает – абсолютный ремесленник. Он бездушно нажимает на кнопку, у него нет отношения к происходящему, и он не вкладывает душу.
Ведь в фотографии важно, чтобы вы не просто зафиксировали момент, а выразили свое отношение к происходящему. Когда вы научились этому, вы — мастер. А просто поймать кадр, например, человека в полете, при существующей технике и хорошей реакции, это не сложно.
Чтобы было более понятно, можно сравнить два случая в фотожурналистике. Например, фотография советского фотографа  Дмитрия Бальтерманца «Горе». У него первоначально было белое небо на фотографии, но для усиления изображения, он взял грозовое небо из  другого кадра. Фотография хуже не стала. Вопрос – важно ли это, что небо было другое? Мне лично нет. Важно, чтобы человек, увидевший фотографию,  понял, насколько ужасна война. Вот чего надо добиваться.
Но вот другой пример, фотожурналист из New York Times, привез несколько фотографий из Кувейта, в которые добавил несколько взрывов, чтобы было пострашнее. Его уволили.
Я считаю, использовать фотошоп можно, чтобы довести фотографию до идеального состояния.  НО! Есть грань, предел, где это становится уже враньем. Должен быть вкус, такт, чувство этики.
 
Что на ваш взгляд важнее для фотокорреспондента: продуманная фотоистория или кадр, когда фотограф оказался в нужном месте в нужное время?


И то и другое очень важно. Одно другому не мешает. Всегда нужно продумывать то, что вы делаете. Не просто идти на авось, а знать, что вы хотите сделать. Вот тогда вам и повезет.
Вот если вы просто поёте, как акын (ред.- поэт-импровизатор в Казахстане), что вижу, то и пою, вряд ли у вас получится хороший фоторепортаж.
Когда вы все продумали, Господь очень часто и вознаграждает, что-нибудь происходит. От везения много зависит в фотографии. В этом отношении мы люди зависимые. Можно быть хорошим фотографом, но вот кто-то может перекрыть, или как раньше было — пленка засвечена.
Фотограф должен готовиться к каждой съемке, будь это пресс-конференция или спортивный матч. Он должен знать весь алгоритм события и принимать решение, что он хочет снять. Опережая событие, он должен принять решение куда передвинуться, чтобы сделать хороший кадр.
Так что нет противоречий между тем, чтобы оказаться в нужном месте в нужное время и продумать историю заранее.
 
 По вашему мнению, важнее качество съемки или оперативность?


Сейчас важна только скорость, т.к. не осталось печатных изданий. Другой вопрос — нужна ли эта скорость для истории. Ведь кто-то, может, не передаст этот кадр сегодня, но сделает фотоочерк или кадр, который будут через 100 лет рассматривать как образ этого события.
Вы можете передать с телефона через 3 секунды событие, все увидят, но завтра его забудут. Потому что появится шедевр, который был сделан человеком вдумчиво.
Каждый должен сам себя спросить: «Для чего вы работаете и на кого?»
 


Полностью интервью доступно на сайте VESTI.RU