eng рус
Под эгидой
  • 22.12.2016
    начало
    приема заявок
  • 22.03.2017
    окончание
    приема заявок
  • 23.05.2017
    объявление
    шорт-листа
  • 07.08.2017
    объявление победителей
    и призеров
  • 07.09.2017
    церемония награждения,
    открытие фотовыставки
Победители 2017

Жертвы контрабанды.

Портрет. Герой нашего времени, Особая отметка жюри
2017_P_series_Жертвы контрабанды2017_P_series_Жертвы контрабанды.2017_P_series_Жертвы контрабанды2017_P_series_Жертвы контрабанды2017_P_series_Жертвы контрабанды2017_P_series_Жертвы контрабанды2017_P_series_Жертвы контрабанды2017_P_series_Жертвы контрабанды
2017_P_series_Жертвы контрабанды
2017_P_series_Жертвы контрабанды.
2017_P_series_Жертвы контрабанды
2017_P_series_Жертвы контрабанды
2017_P_series_Жертвы контрабанды
2017_P_series_Жертвы контрабанды
2017_P_series_Жертвы контрабанды
2017_P_series_Жертвы контрабанды
Бехруз, 20 лет. Чтобы покрыть свадебные расходы сестры, Бехруз и его брат решили заняться контрабандой топлива. Они привезли 2 тысячи литров дизельного топлива на границу. Возле озера Хамун они наткнулись на полицейских, которые открыли огонь. Бехруз был ранен в ногу и попал в больницу.
Лал Хан, 35 лет. Лал Хан переправил две тысячи литров дизельного топлива через пакистанскую границу. На пути обратно в него стреляли, и он попал в больницу. Его нашли истекающим кровью возле дороги, где он пролежал около часа с пробитым позвоночником. Он не знает, кто в него стрелял. Сейчас Лал Хан парализован ниже пояса.
Дадмохаммад, 45 лет. Дадмохаммад живет в приграничной деревушке в Иране. Раньше он был фермером. После засухи в Систане он не смог продолжать работать на ферме, и ему нечего было есть. Он и другие жители деревни занялись контрабандой топлива восемь лет назад, перевозя его на своих осликах.
Хаджар, 22 года. Отец Хаджар держал дизельное топливо у себя в доме, который стал складом контрабандистов. Хаджар играла возле бочек с топливом, когда одна из них загорелась. Хаджар получила сильнейшие ожоги. Она перенесла несколько операций, но ее отец не смог оплатить дальнейшее лечение.
Ахмад, 34 года. Ахмад переправлял полторы тысячи литров дизельного топлива через границу. Полицейские на КПП приказали ему остановиться, но он не послушался. Полицийские преследовала его несколько километров и в итоге прокололи ему шины . Машина перевернулась, и Ахмад получил серьезную травму руки.
Мухаммед, 31 год. Мухаммед живет в деревне около границы. Восемь лет назад он пас овец около озера Хамун. В него выстрелили по ошибке, когда полиция задерживала контрабандистов в том же районе. Пуля попала в один глаз и вышла через другой. Он потерял оба.
Насир, 26 лет. Насир и его отец начали заниматься контрабандой топлива для того, чтобы заработать на жизнь. В первую ночь они пришли к топливному складу с пятьюдесятью пустыми бочками. Полицейские начали стрелять и попали Насиру в спину, серьезно его ранив. Насир и его отец решили судиться с полицией.
Иса, 29 лет. Иса был помощником на автомобиле, перевозящем контрабандное топливо. Он и водитель ехали к границе с 2 500 литрами топлива, когда полицейские открыли по ним огонь. Водитель потерял управление, машина перевернулась, и они выпали на дорогу. По Исе стреляли, и он потерял ногу.

Шесть миллионов литров дизельного топлива и парафинового масла провозятся контрабандой из Ирана в Пакистан ежедневно. Это примерно два миллиарда литров в год. Причины того, что местные жители занимаются контрабандой – безработица, засуха и низкие цены на топливо в Иране.

Для голосования авторизируйтесь через любую социальную сеть

Спасибо! Ваш голос учтен.