Победители 2020
Главные новостиСпортМоя планетаПортрет. Герой нашего времени
Одиночные работы
© Lynzy Billing
Похороненная справедливость
14 января 2019 года. Тело Фердинанда Сантоса в позе, напоминающей распятого Христа, плывет под мостом в округе Тондо города Манила. К телу наручниками прикреплён груз – ведро, наполненное цементным раствором. В 2016 году президент Родриго Дутерте начал крупномасштабную кампанию по борьбе с наркотиками. Тысячи бедняков были убиты по подозрению в связи с наркоторговцами. На сегодняшний день, по оценкам правозащитных организаций, число жертв приближается к 30 000. Прошло уже три года, а война с наркоторговлей продолжается. Положены под сукно тысячи дел, которым филиппинская полиция присвоила категорию «смерть при невыясненных обстоятельствах», и за расследование которых так и не взялась прокуратура. Семьи жертв находятся в тупиковой ситуации, будучи не в состоянии добиться правосудия. На их пути в суд воздвигнуты огромные препятствия, им не выдают рапорты полиции и заключения патологоанатомов. Не спешат с расследованиями и власти. Люди боятся мести. С 2017 года я составляю списки неопознанных жертв развязанной президентом войны и фиксирую факты смерти, которые никто не собирается расследовать.
Lynzy Billing
Линзи Биллинг
Великобритания
Независимый журналист и фотограф из Великобритании. Занимается журналистскими расследованиями. Последние три года работает в Республике Филиппины.
Похороненная справедливость
Похороненная справедливость
1-е место. Специальный приз МККК
© Sergey Bobylev
Чудо на кукурузном поле
Самолет Airbus A321 авиакомпании Уральские авиалинии, который 15 августа 2019 г. после отказа обоих двигателей совершил аварийную посадку на кукурузном поле в районе аэропорта Жуковский.
Sergei Bobylev
Сергей Бобылев
Россия
Штатный фотограф агентства ТАСС с 2016 года. С детства увлекался фотографией, однако поступил в Московский университет путей сообщения на специальность «компьютерная безопасность». Уже на втором курсе начал сотрудничать с агентством ТАСС. В 2015 году работал в издательском доме «Коммерсантъ».
Чудо на кукурузном поле
Чудо на кукурузном поле
2-е место
© Bruno Thevenin
Не время для безгрешности
10 мая 2019 г., деревня Кафр-Каддум. Палестинец стреляет из рогатки по израильским солдатам во время столкновений с силами Израильской армии. С 2011 года каждую пятницу и субботу палестинцы организуют марши в деревне Кафр-Каддум, протестуя против перекрытия одной из дорог и конфискации принадлежавшего палестинцам участка земли. Израильские власти совершили это с целью расширения израильского поселения Кедумим. По этой дороге палестинцы когда-то могли за 15 минут добраться до крупного города Наблус. Теперь же время в пути превышает 45 минут.
Bruno Thevenin
Бруно Тевенин
Испания
Родился в 1989 г. Журналист-фрилансер французско-испанского происхождения. Работает в Мадриде. Получив диплом журналиста, начал работать в СМИ. Освещал многие события, в том числе протесты против строительства нефтепровода возле индейской резервации Стэндинг-Рок в штате Северная Дакота, события на оккупированных территориях на Западном берегу реки Иордан. Больше всего интересуется такими вопросами, как незаконное присвоение земли и связанные с ним социальные проблемы и политические конфликты.
Не время для безгрешности
Не время для безгрешности
3-е место
© Chandan Khanna
Безутешная девочка
16 октября 2019 г. Девочка рыдает на похоронах отца, организованных оппозиционными группами в Порт-о-Пренс (Гаити). 9 октября гаитянская оппозиция отвергла призыв президента Жовенеля Моиза начать диалог. Крупнейшие города страны уже более месяца парализованы бурными демонстрациями. За прошедший год политический кризис в Гаити достиг ещё большего накала: протесты против коррупции с требованием отставки президента разрушают устои стабильности в стране.
Chandan Khanna
Чандан Ханна
Индия
2022 Чандан Ханна – фотожурналист агентства Agence France-Presse в Майами, Флорида. Специализируется на освещении событий в Северной Америке. Чандан Ханна – фотожурналист агентства Agence France-Presse в Майами, Флорида. Специализируется на освещении событий в Северной Америке. Чандан Ханна – фотожурналист. Живет в Майями, Флорида, работает в Agence France-Presse и освещает события в Северной Америке. 2021, Каталог 2020 Фотожурналист информационного агентства Франс Пресс в Северной Америке с 2014 года. Победитель и призер нескольких национальных и международных фотоконкурсов, обладатель премии Child Survivor Media Award, учрежденной Национальным фондом Индии и международной организацией «Спасем детей». Освещал значимые события в общественно-политической жизни разных стран, включая протестные выступления 2020 года в Миннеаполисе, США, в рамках кампании Black Lives Matter. Чандан Ханна - фотожурналист, работающий в Агентстве Франс-Пресс; живёт в Порт-о-Пренсе, Гаити, освещает события в Северной Америке.
Безутешная девочка
Безутешная девочка
Особая отметка жюри
© Malafaia Alves
Черный прилив в Бразилии
21 октября 2019 г. Мальчик участвует в устранении последствий разлива нефти у пляжа Итапуама в городе Кабу-ди-Санту-Агостинью, штат Пернамбуку, Бразилия. В начале сентября крупные пятна нефти появились в море у берегов более 130 пляжей на северо-востоке Бразилии. Сейчас их можно обнаружить вдоль всей береговой линии Атлантического океана, протяженность которой достигает 2 000 километров. Источник загрязнения остается неизвестным, хотя президент Жаир Болсонару утверждает, что разлив произошел за пределами страны, и, скорее всего, это дело рук преступных группировок.
Leonardо Malafaia Alves
Леонардо Малафайя Альвес
Бразилия
Фотожурналист, работает в Ресифи на местную газету Folha de Pernambuco, а также является внештатным фотографом Агентства Франс Пресс.
Черный прилив в Бразилии
Черный прилив в Бразилии
Особая отметка жюри. Специальный приз "Аль-Маядин ТВ"
Серии
© Luis Tato
Теракт в отеле DusitD2
15-16 января 2019 г. на территории гостиничного комплекса DusitD2 в Найроби, Кения, произошел теракт, в результате которого погибло более 20 человек. Инцидент имел место по адресу Риверсайд-Драйв 14 на территории популярного элитного отеля, где также расположено несколько ресторанов и офисный центр. Ответственность за теракт взяла на себя джихадистская группировка «Аш-Шабаб», орудующая на востоке Африки. Террористы заявили, что нападение организовано в ответ на решение президента США Дональда Трампа признать Иерусалим столицей Израиля.
Luis Tato
Луис Тато
Испания
Луис Тато: испанский фотожурналист, работает в Найроби, Кения. Освещает события в Восточной Африке в качестве стрингера новостных агентств, а также работает над собственными фотопроектами, которые связаны с его увлечением социологией и путешествиями.
Теракт в отеле DusitD2
© Luis Tato
Теракт в отеле DusitD2
15-16 января 2019 г. на территории гостиничного комплекса DusitD2 в Найроби, Кения, произошел теракт, в результате которого погибло более 20 человек. Инцидент имел место по адресу Риверсайд-Драйв 14 на территории популярного элитного отеля, где также расположено несколько ресторанов и офисный центр. Ответственность за теракт взяла на себя джихадистская группировка «Аш-Шабаб», орудующая на востоке Африки. Террористы заявили, что нападение организовано в ответ на решение президента США Дональда Трампа признать Иерусалим столицей Израиля.
Luis Tato
Луис Тато
Испания
Луис Тато: испанский фотожурналист, работает в Найроби, Кения. Освещает события в Восточной Африке в качестве стрингера новостных агентств, а также работает над собственными фотопроектами, которые связаны с его увлечением социологией и путешествиями.
© Luis Tato
Теракт в отеле DusitD2
15-16 января 2019 г. на территории гостиничного комплекса DusitD2 в Найроби, Кения, произошел теракт, в результате которого погибло более 20 человек. Инцидент имел место по адресу Риверсайд-Драйв 14 на территории популярного элитного отеля, где также расположено несколько ресторанов и офисный центр. Ответственность за теракт взяла на себя джихадистская группировка «Аш-Шабаб», орудующая на востоке Африки. Террористы заявили, что нападение организовано в ответ на решение президента США Дональда Трампа признать Иерусалим столицей Израиля.
Luis Tato
Луис Тато
Испания
Луис Тато: испанский фотожурналист, работает в Найроби, Кения. Освещает события в Восточной Африке в качестве стрингера новостных агентств, а также работает над собственными фотопроектами, которые связаны с его увлечением социологией и путешествиями.
© Luis Tato
Теракт в отеле DusitD2
15-16 января 2019 г. на территории гостиничного комплекса DusitD2 в Найроби, Кения, произошел теракт, в результате которого погибло более 20 человек. Инцидент имел место по адресу Риверсайд-Драйв 14 на территории популярного элитного отеля, где также расположено несколько ресторанов и офисный центр. Ответственность за теракт взяла на себя джихадистская группировка «Аш-Шабаб», орудующая на востоке Африки. Террористы заявили, что нападение организовано в ответ на решение президента США Дональда Трампа признать Иерусалим столицей Израиля.
Luis Tato
Луис Тато
Испания
Луис Тато: испанский фотожурналист, работает в Найроби, Кения. Освещает события в Восточной Африке в качестве стрингера новостных агентств, а также работает над собственными фотопроектами, которые связаны с его увлечением социологией и путешествиями.
© Luis Tato
Теракт в отеле DusitD2
15-16 января 2019 г. на территории гостиничного комплекса DusitD2 в Найроби, Кения, произошел теракт, в результате которого погибло более 20 человек. Инцидент имел место по адресу Риверсайд-Драйв 14 на территории популярного элитного отеля, где также расположено несколько ресторанов и офисный центр. Ответственность за теракт взяла на себя джихадистская группировка «Аш-Шабаб», орудующая на востоке Африки. Террористы заявили, что нападение организовано в ответ на решение президента США Дональда Трампа признать Иерусалим столицей Израиля.
Luis Tato
Луис Тато
Испания
Луис Тато: испанский фотожурналист, работает в Найроби, Кения. Освещает события в Восточной Африке в качестве стрингера новостных агентств, а также работает над собственными фотопроектами, которые связаны с его увлечением социологией и путешествиями.
© Luis Tato
Теракт в отеле DusitD2
15-16 января 2019 г. на территории гостиничного комплекса DusitD2 в Найроби, Кения, произошел теракт, в результате которого погибло более 20 человек. Инцидент имел место по адресу Риверсайд-Драйв 14 на территории популярного элитного отеля, где также расположено несколько ресторанов и офисный центр. Ответственность за теракт взяла на себя джихадистская группировка «Аш-Шабаб», орудующая на востоке Африки. Террористы заявили, что нападение организовано в ответ на решение президента США Дональда Трампа признать Иерусалим столицей Израиля.
Luis Tato
Луис Тато
Испания
Луис Тато: испанский фотожурналист, работает в Найроби, Кения. Освещает события в Восточной Африке в качестве стрингера новостных агентств, а также работает над собственными фотопроектами, которые связаны с его увлечением социологией и путешествиями.
© Luis Tato
Теракт в отеле DusitD2
15-16 января 2019 г. на территории гостиничного комплекса DusitD2 в Найроби, Кения, произошел теракт, в результате которого погибло более 20 человек. Инцидент имел место по адресу Риверсайд-Драйв 14 на территории популярного элитного отеля, где также расположено несколько ресторанов и офисный центр. Ответственность за теракт взяла на себя джихадистская группировка «Аш-Шабаб», орудующая на востоке Африки. Террористы заявили, что нападение организовано в ответ на решение президента США Дональда Трампа признать Иерусалим столицей Израиля.
Luis Tato
Луис Тато
Испания
Луис Тато: испанский фотожурналист, работает в Найроби, Кения. Освещает события в Восточной Африке в качестве стрингера новостных агентств, а также работает над собственными фотопроектами, которые связаны с его увлечением социологией и путешествиями.
© Luis Tato
Теракт в отеле DusitD2
15-16 января 2019 г. на территории гостиничного комплекса DusitD2 в Найроби, Кения, произошел теракт, в результате которого погибло более 20 человек. Инцидент имел место по адресу Риверсайд-Драйв 14 на территории популярного элитного отеля, где также расположено несколько ресторанов и офисный центр. Ответственность за теракт взяла на себя джихадистская группировка «Аш-Шабаб», орудующая на востоке Африки. Террористы заявили, что нападение организовано в ответ на решение президента США Дональда Трампа признать Иерусалим столицей Израиля.
Luis Tato
Луис Тато
Испания
Луис Тато: испанский фотожурналист, работает в Найроби, Кения. Освещает события в Восточной Африке в качестве стрингера новостных агентств, а также работает над собственными фотопроектами, которые связаны с его увлечением социологией и путешествиями.
© Luis Tato
Теракт в отеле DusitD2
15-16 января 2019 г. на территории гостиничного комплекса DusitD2 в Найроби, Кения, произошел теракт, в результате которого погибло более 20 человек. Инцидент имел место по адресу Риверсайд-Драйв 14 на территории популярного элитного отеля, где также расположено несколько ресторанов и офисный центр. Ответственность за теракт взяла на себя джихадистская группировка «Аш-Шабаб», орудующая на востоке Африки. Террористы заявили, что нападение организовано в ответ на решение президента США Дональда Трампа признать Иерусалим столицей Израиля.
Luis Tato
Луис Тато
Испания
Луис Тато: испанский фотожурналист, работает в Найроби, Кения. Освещает события в Восточной Африке в качестве стрингера новостных агентств, а также работает над собственными фотопроектами, которые связаны с его увлечением социологией и путешествиями.
© Luis Tato
Теракт в отеле DusitD2
15-16 января 2019 г. на территории гостиничного комплекса DusitD2 в Найроби, Кения, произошел теракт, в результате которого погибло более 20 человек. Инцидент имел место по адресу Риверсайд-Драйв 14 на территории популярного элитного отеля, где также расположено несколько ресторанов и офисный центр. Ответственность за теракт взяла на себя джихадистская группировка «Аш-Шабаб», орудующая на востоке Африки. Террористы заявили, что нападение организовано в ответ на решение президента США Дональда Трампа признать Иерусалим столицей Израиля.
Luis Tato
Луис Тато
Испания
Луис Тато: испанский фотожурналист, работает в Найроби, Кения. Освещает события в Восточной Африке в качестве стрингера новостных агентств, а также работает над собственными фотопроектами, которые связаны с его увлечением социологией и путешествиями.
© Luis Tato
Теракт в отеле DusitD2
15-16 января 2019 г. на территории гостиничного комплекса DusitD2 в Найроби, Кения, произошел теракт, в результате которого погибло более 20 человек. Инцидент имел место по адресу Риверсайд-Драйв 14 на территории популярного элитного отеля, где также расположено несколько ресторанов и офисный центр. Ответственность за теракт взяла на себя джихадистская группировка «Аш-Шабаб», орудующая на востоке Африки. Террористы заявили, что нападение организовано в ответ на решение президента США Дональда Трампа признать Иерусалим столицей Израиля.
Luis Tato
Луис Тато
Испания
Луис Тато: испанский фотожурналист, работает в Найроби, Кения. Освещает события в Восточной Африке в качестве стрингера новостных агентств, а также работает над собственными фотопроектами, которые связаны с его увлечением социологией и путешествиями.
Теракт в отеле DusitD2
Гран-при
© Jeoffrey Guillemard
Южная граница
Граница США начинается на юге Мексики. Так мигранты из Центральной Америки, Гаити, Африки и с острова Куба рассказывают о своем нелегком пути к достижению американской мечты. Этот путь начинается на границе между Мексикой и Гватемалой со сплава по реке Сучьяте на самодельных плотах. Потом – бесконечный пеший путь и попытки тайком забраться на товарный поезд «Ла Бестиа», который пересекает территорию всей страны. Мигранты передвигаются по одному или большими ватагами, скрываясь от Мексиканской иммиграционной полиции. Несмотря на опасности, этот изнурительный путь каждый день проделывают тысячи мигрантов, спасающихся от разгула преступности и насилия в своих странах. Маршрут меняется едва ли не каждый день в зависимости от настроения президента Дональда Трампа или изменений в его политике. Мигранты теряют деньги, достоинство, а порой и жизнь. Я начал снимать материал для сюжета о мексиканском маршруте миграции в 2017 году в день инаугурации президента Дональда Трампа и продолжал заниматься этим все четыре года его президентского срока.
Jeoffrey Guillemard
Жофрэ Гиймар
Франция
Родился в 1986 году в г. Нанси, Франция. С 2006 года работает на Американском континенте, главным образом в Мексике, где сейчас живет. Начинал как фотограф-самоучка. В 2014 году закончил курсы фотожурналистики EMI-CFD в Париже.
Южная граница
© Jeoffrey Guillemard
Южная граница
Граница США начинается на юге Мексики. Так мигранты из Центральной Америки, Гаити, Африки и с острова Куба рассказывают о своем нелегком пути к достижению американской мечты. Этот путь начинается на границе между Мексикой и Гватемалой со сплава по реке Сучьяте на самодельных плотах. Потом – бесконечный пеший путь и попытки тайком забраться на товарный поезд «Ла Бестиа», который пересекает территорию всей страны. Мигранты передвигаются по одному или большими ватагами, скрываясь от Мексиканской иммиграционной полиции. Несмотря на опасности, этот изнурительный путь каждый день проделывают тысячи мигрантов, спасающихся от разгула преступности и насилия в своих странах. Маршрут меняется едва ли не каждый день в зависимости от настроения президента Дональда Трампа или изменений в его политике. Мигранты теряют деньги, достоинство, а порой и жизнь. Я начал снимать материал для сюжета о мексиканском маршруте миграции в 2017 году в день инаугурации президента Дональда Трампа и продолжал заниматься этим все четыре года его президентского срока.
Jeoffrey Guillemard
Жофрэ Гиймар
Франция
Родился в 1986 году в г. Нанси, Франция. С 2006 года работает на Американском континенте, главным образом в Мексике, где сейчас живет. Начинал как фотограф-самоучка. В 2014 году закончил курсы фотожурналистики EMI-CFD в Париже.
© Jeoffrey Guillemard
Южная граница
Граница США начинается на юге Мексики. Так мигранты из Центральной Америки, Гаити, Африки и с острова Куба рассказывают о своем нелегком пути к достижению американской мечты. Этот путь начинается на границе между Мексикой и Гватемалой со сплава по реке Сучьяте на самодельных плотах. Потом – бесконечный пеший путь и попытки тайком забраться на товарный поезд «Ла Бестиа», который пересекает территорию всей страны. Мигранты передвигаются по одному или большими ватагами, скрываясь от Мексиканской иммиграционной полиции. Несмотря на опасности, этот изнурительный путь каждый день проделывают тысячи мигрантов, спасающихся от разгула преступности и насилия в своих странах. Маршрут меняется едва ли не каждый день в зависимости от настроения президента Дональда Трампа или изменений в его политике. Мигранты теряют деньги, достоинство, а порой и жизнь. Я начал снимать материал для сюжета о мексиканском маршруте миграции в 2017 году в день инаугурации президента Дональда Трампа и продолжал заниматься этим все четыре года его президентского срока.
Jeoffrey Guillemard
Жофрэ Гиймар
Франция
Родился в 1986 году в г. Нанси, Франция. С 2006 года работает на Американском континенте, главным образом в Мексике, где сейчас живет. Начинал как фотограф-самоучка. В 2014 году закончил курсы фотожурналистики EMI-CFD в Париже.
© Jeoffrey Guillemard
Южная граница
Граница США начинается на юге Мексики. Так мигранты из Центральной Америки, Гаити, Африки и с острова Куба рассказывают о своем нелегком пути к достижению американской мечты. Этот путь начинается на границе между Мексикой и Гватемалой со сплава по реке Сучьяте на самодельных плотах. Потом – бесконечный пеший путь и попытки тайком забраться на товарный поезд «Ла Бестиа», который пересекает территорию всей страны. Мигранты передвигаются по одному или большими ватагами, скрываясь от Мексиканской иммиграционной полиции. Несмотря на опасности, этот изнурительный путь каждый день проделывают тысячи мигрантов, спасающихся от разгула преступности и насилия в своих странах. Маршрут меняется едва ли не каждый день в зависимости от настроения президента Дональда Трампа или изменений в его политике. Мигранты теряют деньги, достоинство, а порой и жизнь. Я начал снимать материал для сюжета о мексиканском маршруте миграции в 2017 году в день инаугурации президента Дональда Трампа и продолжал заниматься этим все четыре года его президентского срока.
Jeoffrey Guillemard
Жофрэ Гиймар
Франция
Родился в 1986 году в г. Нанси, Франция. С 2006 года работает на Американском континенте, главным образом в Мексике, где сейчас живет. Начинал как фотограф-самоучка. В 2014 году закончил курсы фотожурналистики EMI-CFD в Париже.
© Jeoffrey Guillemard
Южная граница
Граница США начинается на юге Мексики. Так мигранты из Центральной Америки, Гаити, Африки и с острова Куба рассказывают о своем нелегком пути к достижению американской мечты. Этот путь начинается на границе между Мексикой и Гватемалой со сплава по реке Сучьяте на самодельных плотах. Потом – бесконечный пеший путь и попытки тайком забраться на товарный поезд «Ла Бестиа», который пересекает территорию всей страны. Мигранты передвигаются по одному или большими ватагами, скрываясь от Мексиканской иммиграционной полиции. Несмотря на опасности, этот изнурительный путь каждый день проделывают тысячи мигрантов, спасающихся от разгула преступности и насилия в своих странах. Маршрут меняется едва ли не каждый день в зависимости от настроения президента Дональда Трампа или изменений в его политике. Мигранты теряют деньги, достоинство, а порой и жизнь. Я начал снимать материал для сюжета о мексиканском маршруте миграции в 2017 году в день инаугурации президента Дональда Трампа и продолжал заниматься этим все четыре года его президентского срока.
Jeoffrey Guillemard
Жофрэ Гиймар
Франция
Родился в 1986 году в г. Нанси, Франция. С 2006 года работает на Американском континенте, главным образом в Мексике, где сейчас живет. Начинал как фотограф-самоучка. В 2014 году закончил курсы фотожурналистики EMI-CFD в Париже.
© Jeoffrey Guillemard
Южная граница
Граница США начинается на юге Мексики. Так мигранты из Центральной Америки, Гаити, Африки и с острова Куба рассказывают о своем нелегком пути к достижению американской мечты. Этот путь начинается на границе между Мексикой и Гватемалой со сплава по реке Сучьяте на самодельных плотах. Потом – бесконечный пеший путь и попытки тайком забраться на товарный поезд «Ла Бестиа», который пересекает территорию всей страны. Мигранты передвигаются по одному или большими ватагами, скрываясь от Мексиканской иммиграционной полиции. Несмотря на опасности, этот изнурительный путь каждый день проделывают тысячи мигрантов, спасающихся от разгула преступности и насилия в своих странах. Маршрут меняется едва ли не каждый день в зависимости от настроения президента Дональда Трампа или изменений в его политике. Мигранты теряют деньги, достоинство, а порой и жизнь. Я начал снимать материал для сюжета о мексиканском маршруте миграции в 2017 году в день инаугурации президента Дональда Трампа и продолжал заниматься этим все четыре года его президентского срока.
Jeoffrey Guillemard
Жофрэ Гиймар
Франция
Родился в 1986 году в г. Нанси, Франция. С 2006 года работает на Американском континенте, главным образом в Мексике, где сейчас живет. Начинал как фотограф-самоучка. В 2014 году закончил курсы фотожурналистики EMI-CFD в Париже.
© Jeoffrey Guillemard
Южная граница
Граница США начинается на юге Мексики. Так мигранты из Центральной Америки, Гаити, Африки и с острова Куба рассказывают о своем нелегком пути к достижению американской мечты. Этот путь начинается на границе между Мексикой и Гватемалой со сплава по реке Сучьяте на самодельных плотах. Потом – бесконечный пеший путь и попытки тайком забраться на товарный поезд «Ла Бестиа», который пересекает территорию всей страны. Мигранты передвигаются по одному или большими ватагами, скрываясь от Мексиканской иммиграционной полиции. Несмотря на опасности, этот изнурительный путь каждый день проделывают тысячи мигрантов, спасающихся от разгула преступности и насилия в своих странах. Маршрут меняется едва ли не каждый день в зависимости от настроения президента Дональда Трампа или изменений в его политике. Мигранты теряют деньги, достоинство, а порой и жизнь. Я начал снимать материал для сюжета о мексиканском маршруте миграции в 2017 году в день инаугурации президента Дональда Трампа и продолжал заниматься этим все четыре года его президентского срока.
Jeoffrey Guillemard
Жофрэ Гиймар
Франция
Родился в 1986 году в г. Нанси, Франция. С 2006 года работает на Американском континенте, главным образом в Мексике, где сейчас живет. Начинал как фотограф-самоучка. В 2014 году закончил курсы фотожурналистики EMI-CFD в Париже.
© Jeoffrey Guillemard
Южная граница
Граница США начинается на юге Мексики. Так мигранты из Центральной Америки, Гаити, Африки и с острова Куба рассказывают о своем нелегком пути к достижению американской мечты. Этот путь начинается на границе между Мексикой и Гватемалой со сплава по реке Сучьяте на самодельных плотах. Потом – бесконечный пеший путь и попытки тайком забраться на товарный поезд «Ла Бестиа», который пересекает территорию всей страны. Мигранты передвигаются по одному или большими ватагами, скрываясь от Мексиканской иммиграционной полиции. Несмотря на опасности, этот изнурительный путь каждый день проделывают тысячи мигрантов, спасающихся от разгула преступности и насилия в своих странах. Маршрут меняется едва ли не каждый день в зависимости от настроения президента Дональда Трампа или изменений в его политике. Мигранты теряют деньги, достоинство, а порой и жизнь. Я начал снимать материал для сюжета о мексиканском маршруте миграции в 2017 году в день инаугурации президента Дональда Трампа и продолжал заниматься этим все четыре года его президентского срока.
Jeoffrey Guillemard
Жофрэ Гиймар
Франция
Родился в 1986 году в г. Нанси, Франция. С 2006 года работает на Американском континенте, главным образом в Мексике, где сейчас живет. Начинал как фотограф-самоучка. В 2014 году закончил курсы фотожурналистики EMI-CFD в Париже.
© Jeoffrey Guillemard
Южная граница
Граница США начинается на юге Мексики. Так мигранты из Центральной Америки, Гаити, Африки и с острова Куба рассказывают о своем нелегком пути к достижению американской мечты. Этот путь начинается на границе между Мексикой и Гватемалой со сплава по реке Сучьяте на самодельных плотах. Потом – бесконечный пеший путь и попытки тайком забраться на товарный поезд «Ла Бестиа», который пересекает территорию всей страны. Мигранты передвигаются по одному или большими ватагами, скрываясь от Мексиканской иммиграционной полиции. Несмотря на опасности, этот изнурительный путь каждый день проделывают тысячи мигрантов, спасающихся от разгула преступности и насилия в своих странах. Маршрут меняется едва ли не каждый день в зависимости от настроения президента Дональда Трампа или изменений в его политике. Мигранты теряют деньги, достоинство, а порой и жизнь. Я начал снимать материал для сюжета о мексиканском маршруте миграции в 2017 году в день инаугурации президента Дональда Трампа и продолжал заниматься этим все четыре года его президентского срока.
Jeoffrey Guillemard
Жофрэ Гиймар
Франция
Родился в 1986 году в г. Нанси, Франция. С 2006 года работает на Американском континенте, главным образом в Мексике, где сейчас живет. Начинал как фотограф-самоучка. В 2014 году закончил курсы фотожурналистики EMI-CFD в Париже.
© Jeoffrey Guillemard
Южная граница
Граница США начинается на юге Мексики. Так мигранты из Центральной Америки, Гаити, Африки и с острова Куба рассказывают о своем нелегком пути к достижению американской мечты. Этот путь начинается на границе между Мексикой и Гватемалой со сплава по реке Сучьяте на самодельных плотах. Потом – бесконечный пеший путь и попытки тайком забраться на товарный поезд «Ла Бестиа», который пересекает территорию всей страны. Мигранты передвигаются по одному или большими ватагами, скрываясь от Мексиканской иммиграционной полиции. Несмотря на опасности, этот изнурительный путь каждый день проделывают тысячи мигрантов, спасающихся от разгула преступности и насилия в своих странах. Маршрут меняется едва ли не каждый день в зависимости от настроения президента Дональда Трампа или изменений в его политике. Мигранты теряют деньги, достоинство, а порой и жизнь. Я начал снимать материал для сюжета о мексиканском маршруте миграции в 2017 году в день инаугурации президента Дональда Трампа и продолжал заниматься этим все четыре года его президентского срока.
Jeoffrey Guillemard
Жофрэ Гиймар
Франция
Родился в 1986 году в г. Нанси, Франция. С 2006 года работает на Американском континенте, главным образом в Мексике, где сейчас живет. Начинал как фотограф-самоучка. В 2014 году закончил курсы фотожурналистики EMI-CFD в Париже.
© Jeoffrey Guillemard
Южная граница
Граница США начинается на юге Мексики. Так мигранты из Центральной Америки, Гаити, Африки и с острова Куба рассказывают о своем нелегком пути к достижению американской мечты. Этот путь начинается на границе между Мексикой и Гватемалой со сплава по реке Сучьяте на самодельных плотах. Потом – бесконечный пеший путь и попытки тайком забраться на товарный поезд «Ла Бестиа», который пересекает территорию всей страны. Мигранты передвигаются по одному или большими ватагами, скрываясь от Мексиканской иммиграционной полиции. Несмотря на опасности, этот изнурительный путь каждый день проделывают тысячи мигрантов, спасающихся от разгула преступности и насилия в своих странах. Маршрут меняется едва ли не каждый день в зависимости от настроения президента Дональда Трампа или изменений в его политике. Мигранты теряют деньги, достоинство, а порой и жизнь. Я начал снимать материал для сюжета о мексиканском маршруте миграции в 2017 году в день инаугурации президента Дональда Трампа и продолжал заниматься этим все четыре года его президентского срока.
Jeoffrey Guillemard
Жофрэ Гиймар
Франция
Родился в 1986 году в г. Нанси, Франция. С 2006 года работает на Американском континенте, главным образом в Мексике, где сейчас живет. Начинал как фотограф-самоучка. В 2014 году закончил курсы фотожурналистики EMI-CFD в Париже.
© Jeoffrey Guillemard
Южная граница
Граница США начинается на юге Мексики. Так мигранты из Центральной Америки, Гаити, Африки и с острова Куба рассказывают о своем нелегком пути к достижению американской мечты. Этот путь начинается на границе между Мексикой и Гватемалой со сплава по реке Сучьяте на самодельных плотах. Потом – бесконечный пеший путь и попытки тайком забраться на товарный поезд «Ла Бестиа», который пересекает территорию всей страны. Мигранты передвигаются по одному или большими ватагами, скрываясь от Мексиканской иммиграционной полиции. Несмотря на опасности, этот изнурительный путь каждый день проделывают тысячи мигрантов, спасающихся от разгула преступности и насилия в своих странах. Маршрут меняется едва ли не каждый день в зависимости от настроения президента Дональда Трампа или изменений в его политике. Мигранты теряют деньги, достоинство, а порой и жизнь. Я начал снимать материал для сюжета о мексиканском маршруте миграции в 2017 году в день инаугурации президента Дональда Трампа и продолжал заниматься этим все четыре года его президентского срока.
Jeoffrey Guillemard
Жофрэ Гиймар
Франция
Родился в 1986 году в г. Нанси, Франция. С 2006 года работает на Американском континенте, главным образом в Мексике, где сейчас живет. Начинал как фотограф-самоучка. В 2014 году закончил курсы фотожурналистики EMI-CFD в Париже.
Южная граница
1-е место
© Alex McBride
Южный Судан: дорога к миру
С 2013 по 2018 год в Южном Судане бушевала гражданская война. После провала попытки заключить перемирие в 2016 году, президент страны Салва Киир и его соперник Риек Мачар подписали новое соглашение о мире, предусматривавшее создание единого переходного правительства к февралю 2020 года. Сейчас в большинстве районов страны установилось относительное спокойствие. Однако процесс мирного урегулирования по-прежнему сдерживается различными обстоятельствами. Задерживается формирование объединённой национальной армии, продолжаются споры по поводу численности штатов и границ между ними. Всё это грозит разрушить и без того хрупкий мир. Между тем население страны смертельно устало от нестабильности и неопределенности. Представленные на суд зрителя фотографии сделаны в 2018 году после подписания нового мирного соглашения. На них запечатлены мучительные попытки властей Южного Судана проложить дорогу к миру. С них на вас смотрят герои, стремящиеся наладить жизнь народа в обстановке всеобщего хаоса, и солдаты, от которых зависит стабильность в стране.
Alex McBride
Алекс Макбрайд
Великобритания
Фотограф, освещает социальные, политические и гуманитарные проблемы Восточной и Центральной Африки. В настоящий момент живет и работает в г. Джуба, Южный Судан. Как независимый фотожурналист и стрингер AFP и Getty Images печатался в таких СМИ, как Al Jazeera, The Atlantic, BBC, ELLE, Foreign Policy, Guardian, TNH, New York Times, VICE, Washington Post и других. Сотрудничает с ООН и неправительственными организациями, включая Международную организацию по миграции, организацию «Врачи без границ», Норвежский совет по делам беженцев, ЮНИСЕФ, War Child («Дети войны») и Всемирную продовольственную программу. Преподает фотографию на мастер-классах в Академии Leica в Лондоне.
Южный Судан: дорога к миру
© Alex McBride
Южный Судан: дорога к миру
С 2013 по 2018 год в Южном Судане бушевала гражданская война. После провала попытки заключить перемирие в 2016 году, президент страны Салва Киир и его соперник Риек Мачар подписали новое соглашение о мире, предусматривавшее создание единого переходного правительства к февралю 2020 года. Сейчас в большинстве районов страны установилось относительное спокойствие. Однако процесс мирного урегулирования по-прежнему сдерживается различными обстоятельствами. Задерживается формирование объединённой национальной армии, продолжаются споры по поводу численности штатов и границ между ними. Всё это грозит разрушить и без того хрупкий мир. Между тем население страны смертельно устало от нестабильности и неопределенности. Представленные на суд зрителя фотографии сделаны в 2018 году после подписания нового мирного соглашения. На них запечатлены мучительные попытки властей Южного Судана проложить дорогу к миру. С них на вас смотрят герои, стремящиеся наладить жизнь народа в обстановке всеобщего хаоса, и солдаты, от которых зависит стабильность в стране.
Alex McBride
Алекс Макбрайд
Великобритания
Фотограф, освещает социальные, политические и гуманитарные проблемы Восточной и Центральной Африки. В настоящий момент живет и работает в г. Джуба, Южный Судан. Как независимый фотожурналист и стрингер AFP и Getty Images печатался в таких СМИ, как Al Jazeera, The Atlantic, BBC, ELLE, Foreign Policy, Guardian, TNH, New York Times, VICE, Washington Post и других. Сотрудничает с ООН и неправительственными организациями, включая Международную организацию по миграции, организацию «Врачи без границ», Норвежский совет по делам беженцев, ЮНИСЕФ, War Child («Дети войны») и Всемирную продовольственную программу. Преподает фотографию на мастер-классах в Академии Leica в Лондоне.
© Alex McBride
Южный Судан: дорога к миру
С 2013 по 2018 год в Южном Судане бушевала гражданская война. После провала попытки заключить перемирие в 2016 году, президент страны Салва Киир и его соперник Риек Мачар подписали новое соглашение о мире, предусматривавшее создание единого переходного правительства к февралю 2020 года. Сейчас в большинстве районов страны установилось относительное спокойствие. Однако процесс мирного урегулирования по-прежнему сдерживается различными обстоятельствами. Задерживается формирование объединённой национальной армии, продолжаются споры по поводу численности штатов и границ между ними. Всё это грозит разрушить и без того хрупкий мир. Между тем население страны смертельно устало от нестабильности и неопределенности. Представленные на суд зрителя фотографии сделаны в 2018 году после подписания нового мирного соглашения. На них запечатлены мучительные попытки властей Южного Судана проложить дорогу к миру. С них на вас смотрят герои, стремящиеся наладить жизнь народа в обстановке всеобщего хаоса, и солдаты, от которых зависит стабильность в стране.
Alex McBride
Алекс Макбрайд
Великобритания
Фотограф, освещает социальные, политические и гуманитарные проблемы Восточной и Центральной Африки. В настоящий момент живет и работает в г. Джуба, Южный Судан. Как независимый фотожурналист и стрингер AFP и Getty Images печатался в таких СМИ, как Al Jazeera, The Atlantic, BBC, ELLE, Foreign Policy, Guardian, TNH, New York Times, VICE, Washington Post и других. Сотрудничает с ООН и неправительственными организациями, включая Международную организацию по миграции, организацию «Врачи без границ», Норвежский совет по делам беженцев, ЮНИСЕФ, War Child («Дети войны») и Всемирную продовольственную программу. Преподает фотографию на мастер-классах в Академии Leica в Лондоне.
© Alex McBride
Южный Судан: дорога к миру
С 2013 по 2018 год в Южном Судане бушевала гражданская война. После провала попытки заключить перемирие в 2016 году, президент страны Салва Киир и его соперник Риек Мачар подписали новое соглашение о мире, предусматривавшее создание единого переходного правительства к февралю 2020 года. Сейчас в большинстве районов страны установилось относительное спокойствие. Однако процесс мирного урегулирования по-прежнему сдерживается различными обстоятельствами. Задерживается формирование объединённой национальной армии, продолжаются споры по поводу численности штатов и границ между ними. Всё это грозит разрушить и без того хрупкий мир. Между тем население страны смертельно устало от нестабильности и неопределенности. Представленные на суд зрителя фотографии сделаны в 2018 году после подписания нового мирного соглашения. На них запечатлены мучительные попытки властей Южного Судана проложить дорогу к миру. С них на вас смотрят герои, стремящиеся наладить жизнь народа в обстановке всеобщего хаоса, и солдаты, от которых зависит стабильность в стране.
Alex McBride
Алекс Макбрайд
Великобритания
Фотограф, освещает социальные, политические и гуманитарные проблемы Восточной и Центральной Африки. В настоящий момент живет и работает в г. Джуба, Южный Судан. Как независимый фотожурналист и стрингер AFP и Getty Images печатался в таких СМИ, как Al Jazeera, The Atlantic, BBC, ELLE, Foreign Policy, Guardian, TNH, New York Times, VICE, Washington Post и других. Сотрудничает с ООН и неправительственными организациями, включая Международную организацию по миграции, организацию «Врачи без границ», Норвежский совет по делам беженцев, ЮНИСЕФ, War Child («Дети войны») и Всемирную продовольственную программу. Преподает фотографию на мастер-классах в Академии Leica в Лондоне.
© Alex McBride
Южный Судан: дорога к миру
С 2013 по 2018 год в Южном Судане бушевала гражданская война. После провала попытки заключить перемирие в 2016 году, президент страны Салва Киир и его соперник Риек Мачар подписали новое соглашение о мире, предусматривавшее создание единого переходного правительства к февралю 2020 года. Сейчас в большинстве районов страны установилось относительное спокойствие. Однако процесс мирного урегулирования по-прежнему сдерживается различными обстоятельствами. Задерживается формирование объединённой национальной армии, продолжаются споры по поводу численности штатов и границ между ними. Всё это грозит разрушить и без того хрупкий мир. Между тем население страны смертельно устало от нестабильности и неопределенности. Представленные на суд зрителя фотографии сделаны в 2018 году после подписания нового мирного соглашения. На них запечатлены мучительные попытки властей Южного Судана проложить дорогу к миру. С них на вас смотрят герои, стремящиеся наладить жизнь народа в обстановке всеобщего хаоса, и солдаты, от которых зависит стабильность в стране.
Alex McBride
Алекс Макбрайд
Великобритания
Фотограф, освещает социальные, политические и гуманитарные проблемы Восточной и Центральной Африки. В настоящий момент живет и работает в г. Джуба, Южный Судан. Как независимый фотожурналист и стрингер AFP и Getty Images печатался в таких СМИ, как Al Jazeera, The Atlantic, BBC, ELLE, Foreign Policy, Guardian, TNH, New York Times, VICE, Washington Post и других. Сотрудничает с ООН и неправительственными организациями, включая Международную организацию по миграции, организацию «Врачи без границ», Норвежский совет по делам беженцев, ЮНИСЕФ, War Child («Дети войны») и Всемирную продовольственную программу. Преподает фотографию на мастер-классах в Академии Leica в Лондоне.
© Alex McBride
Южный Судан: дорога к миру
С 2013 по 2018 год в Южном Судане бушевала гражданская война. После провала попытки заключить перемирие в 2016 году, президент страны Салва Киир и его соперник Риек Мачар подписали новое соглашение о мире, предусматривавшее создание единого переходного правительства к февралю 2020 года. Сейчас в большинстве районов страны установилось относительное спокойствие. Однако процесс мирного урегулирования по-прежнему сдерживается различными обстоятельствами. Задерживается формирование объединённой национальной армии, продолжаются споры по поводу численности штатов и границ между ними. Всё это грозит разрушить и без того хрупкий мир. Между тем население страны смертельно устало от нестабильности и неопределенности. Представленные на суд зрителя фотографии сделаны в 2018 году после подписания нового мирного соглашения. На них запечатлены мучительные попытки властей Южного Судана проложить дорогу к миру. С них на вас смотрят герои, стремящиеся наладить жизнь народа в обстановке всеобщего хаоса, и солдаты, от которых зависит стабильность в стране.
Alex McBride
Алекс Макбрайд
Великобритания
Фотограф, освещает социальные, политические и гуманитарные проблемы Восточной и Центральной Африки. В настоящий момент живет и работает в г. Джуба, Южный Судан. Как независимый фотожурналист и стрингер AFP и Getty Images печатался в таких СМИ, как Al Jazeera, The Atlantic, BBC, ELLE, Foreign Policy, Guardian, TNH, New York Times, VICE, Washington Post и других. Сотрудничает с ООН и неправительственными организациями, включая Международную организацию по миграции, организацию «Врачи без границ», Норвежский совет по делам беженцев, ЮНИСЕФ, War Child («Дети войны») и Всемирную продовольственную программу. Преподает фотографию на мастер-классах в Академии Leica в Лондоне.
© Alex McBride
Южный Судан: дорога к миру
С 2013 по 2018 год в Южном Судане бушевала гражданская война. После провала попытки заключить перемирие в 2016 году, президент страны Салва Киир и его соперник Риек Мачар подписали новое соглашение о мире, предусматривавшее создание единого переходного правительства к февралю 2020 года. Сейчас в большинстве районов страны установилось относительное спокойствие. Однако процесс мирного урегулирования по-прежнему сдерживается различными обстоятельствами. Задерживается формирование объединённой национальной армии, продолжаются споры по поводу численности штатов и границ между ними. Всё это грозит разрушить и без того хрупкий мир. Между тем население страны смертельно устало от нестабильности и неопределенности. Представленные на суд зрителя фотографии сделаны в 2018 году после подписания нового мирного соглашения. На них запечатлены мучительные попытки властей Южного Судана проложить дорогу к миру. С них на вас смотрят герои, стремящиеся наладить жизнь народа в обстановке всеобщего хаоса, и солдаты, от которых зависит стабильность в стране.
Alex McBride
Алекс Макбрайд
Великобритания
Фотограф, освещает социальные, политические и гуманитарные проблемы Восточной и Центральной Африки. В настоящий момент живет и работает в г. Джуба, Южный Судан. Как независимый фотожурналист и стрингер AFP и Getty Images печатался в таких СМИ, как Al Jazeera, The Atlantic, BBC, ELLE, Foreign Policy, Guardian, TNH, New York Times, VICE, Washington Post и других. Сотрудничает с ООН и неправительственными организациями, включая Международную организацию по миграции, организацию «Врачи без границ», Норвежский совет по делам беженцев, ЮНИСЕФ, War Child («Дети войны») и Всемирную продовольственную программу. Преподает фотографию на мастер-классах в Академии Leica в Лондоне.
© Alex McBride
Южный Судан: дорога к миру
С 2013 по 2018 год в Южном Судане бушевала гражданская война. После провала попытки заключить перемирие в 2016 году, президент страны Салва Киир и его соперник Риек Мачар подписали новое соглашение о мире, предусматривавшее создание единого переходного правительства к февралю 2020 года. Сейчас в большинстве районов страны установилось относительное спокойствие. Однако процесс мирного урегулирования по-прежнему сдерживается различными обстоятельствами. Задерживается формирование объединённой национальной армии, продолжаются споры по поводу численности штатов и границ между ними. Всё это грозит разрушить и без того хрупкий мир. Между тем население страны смертельно устало от нестабильности и неопределенности. Представленные на суд зрителя фотографии сделаны в 2018 году после подписания нового мирного соглашения. На них запечатлены мучительные попытки властей Южного Судана проложить дорогу к миру. С них на вас смотрят герои, стремящиеся наладить жизнь народа в обстановке всеобщего хаоса, и солдаты, от которых зависит стабильность в стране.
Alex McBride
Алекс Макбрайд
Великобритания
Фотограф, освещает социальные, политические и гуманитарные проблемы Восточной и Центральной Африки. В настоящий момент живет и работает в г. Джуба, Южный Судан. Как независимый фотожурналист и стрингер AFP и Getty Images печатался в таких СМИ, как Al Jazeera, The Atlantic, BBC, ELLE, Foreign Policy, Guardian, TNH, New York Times, VICE, Washington Post и других. Сотрудничает с ООН и неправительственными организациями, включая Международную организацию по миграции, организацию «Врачи без границ», Норвежский совет по делам беженцев, ЮНИСЕФ, War Child («Дети войны») и Всемирную продовольственную программу. Преподает фотографию на мастер-классах в Академии Leica в Лондоне.
© Alex McBride
Южный Судан: дорога к миру
С 2013 по 2018 год в Южном Судане бушевала гражданская война. После провала попытки заключить перемирие в 2016 году, президент страны Салва Киир и его соперник Риек Мачар подписали новое соглашение о мире, предусматривавшее создание единого переходного правительства к февралю 2020 года. Сейчас в большинстве районов страны установилось относительное спокойствие. Однако процесс мирного урегулирования по-прежнему сдерживается различными обстоятельствами. Задерживается формирование объединённой национальной армии, продолжаются споры по поводу численности штатов и границ между ними. Всё это грозит разрушить и без того хрупкий мир. Между тем население страны смертельно устало от нестабильности и неопределенности. Представленные на суд зрителя фотографии сделаны в 2018 году после подписания нового мирного соглашения. На них запечатлены мучительные попытки властей Южного Судана проложить дорогу к миру. С них на вас смотрят герои, стремящиеся наладить жизнь народа в обстановке всеобщего хаоса, и солдаты, от которых зависит стабильность в стране.
Alex McBride
Алекс Макбрайд
Великобритания
Фотограф, освещает социальные, политические и гуманитарные проблемы Восточной и Центральной Африки. В настоящий момент живет и работает в г. Джуба, Южный Судан. Как независимый фотожурналист и стрингер AFP и Getty Images печатался в таких СМИ, как Al Jazeera, The Atlantic, BBC, ELLE, Foreign Policy, Guardian, TNH, New York Times, VICE, Washington Post и других. Сотрудничает с ООН и неправительственными организациями, включая Международную организацию по миграции, организацию «Врачи без границ», Норвежский совет по делам беженцев, ЮНИСЕФ, War Child («Дети войны») и Всемирную продовольственную программу. Преподает фотографию на мастер-классах в Академии Leica в Лондоне.
© Alex McBride
Южный Судан: дорога к миру
С 2013 по 2018 год в Южном Судане бушевала гражданская война. После провала попытки заключить перемирие в 2016 году, президент страны Салва Киир и его соперник Риек Мачар подписали новое соглашение о мире, предусматривавшее создание единого переходного правительства к февралю 2020 года. Сейчас в большинстве районов страны установилось относительное спокойствие. Однако процесс мирного урегулирования по-прежнему сдерживается различными обстоятельствами. Задерживается формирование объединённой национальной армии, продолжаются споры по поводу численности штатов и границ между ними. Всё это грозит разрушить и без того хрупкий мир. Между тем население страны смертельно устало от нестабильности и неопределенности. Представленные на суд зрителя фотографии сделаны в 2018 году после подписания нового мирного соглашения. На них запечатлены мучительные попытки властей Южного Судана проложить дорогу к миру. С них на вас смотрят герои, стремящиеся наладить жизнь народа в обстановке всеобщего хаоса, и солдаты, от которых зависит стабильность в стране.
Alex McBride
Алекс Макбрайд
Великобритания
Фотограф, освещает социальные, политические и гуманитарные проблемы Восточной и Центральной Африки. В настоящий момент живет и работает в г. Джуба, Южный Судан. Как независимый фотожурналист и стрингер AFP и Getty Images печатался в таких СМИ, как Al Jazeera, The Atlantic, BBC, ELLE, Foreign Policy, Guardian, TNH, New York Times, VICE, Washington Post и других. Сотрудничает с ООН и неправительственными организациями, включая Международную организацию по миграции, организацию «Врачи без границ», Норвежский совет по делам беженцев, ЮНИСЕФ, War Child («Дети войны») и Всемирную продовольственную программу. Преподает фотографию на мастер-классах в Академии Leica в Лондоне.
© Alex McBride
Южный Судан: дорога к миру
С 2013 по 2018 год в Южном Судане бушевала гражданская война. После провала попытки заключить перемирие в 2016 году, президент страны Салва Киир и его соперник Риек Мачар подписали новое соглашение о мире, предусматривавшее создание единого переходного правительства к февралю 2020 года. Сейчас в большинстве районов страны установилось относительное спокойствие. Однако процесс мирного урегулирования по-прежнему сдерживается различными обстоятельствами. Задерживается формирование объединённой национальной армии, продолжаются споры по поводу численности штатов и границ между ними. Всё это грозит разрушить и без того хрупкий мир. Между тем население страны смертельно устало от нестабильности и неопределенности. Представленные на суд зрителя фотографии сделаны в 2018 году после подписания нового мирного соглашения. На них запечатлены мучительные попытки властей Южного Судана проложить дорогу к миру. С них на вас смотрят герои, стремящиеся наладить жизнь народа в обстановке всеобщего хаоса, и солдаты, от которых зависит стабильность в стране.
Alex McBride
Алекс Макбрайд
Великобритания
Фотограф, освещает социальные, политические и гуманитарные проблемы Восточной и Центральной Африки. В настоящий момент живет и работает в г. Джуба, Южный Судан. Как независимый фотожурналист и стрингер AFP и Getty Images печатался в таких СМИ, как Al Jazeera, The Atlantic, BBC, ELLE, Foreign Policy, Guardian, TNH, New York Times, VICE, Washington Post и других. Сотрудничает с ООН и неправительственными организациями, включая Международную организацию по миграции, организацию «Врачи без границ», Норвежский совет по делам беженцев, ЮНИСЕФ, War Child («Дети войны») и Всемирную продовольственную программу. Преподает фотографию на мастер-классах в Академии Leica в Лондоне.
© Alex McBride
Южный Судан: дорога к миру
С 2013 по 2018 год в Южном Судане бушевала гражданская война. После провала попытки заключить перемирие в 2016 году, президент страны Салва Киир и его соперник Риек Мачар подписали новое соглашение о мире, предусматривавшее создание единого переходного правительства к февралю 2020 года. Сейчас в большинстве районов страны установилось относительное спокойствие. Однако процесс мирного урегулирования по-прежнему сдерживается различными обстоятельствами. Задерживается формирование объединённой национальной армии, продолжаются споры по поводу численности штатов и границ между ними. Всё это грозит разрушить и без того хрупкий мир. Между тем население страны смертельно устало от нестабильности и неопределенности. Представленные на суд зрителя фотографии сделаны в 2018 году после подписания нового мирного соглашения. На них запечатлены мучительные попытки властей Южного Судана проложить дорогу к миру. С них на вас смотрят герои, стремящиеся наладить жизнь народа в обстановке всеобщего хаоса, и солдаты, от которых зависит стабильность в стране.
Alex McBride
Алекс Макбрайд
Великобритания
Фотограф, освещает социальные, политические и гуманитарные проблемы Восточной и Центральной Африки. В настоящий момент живет и работает в г. Джуба, Южный Судан. Как независимый фотожурналист и стрингер AFP и Getty Images печатался в таких СМИ, как Al Jazeera, The Atlantic, BBC, ELLE, Foreign Policy, Guardian, TNH, New York Times, VICE, Washington Post и других. Сотрудничает с ООН и неправительственными организациями, включая Международную организацию по миграции, организацию «Врачи без границ», Норвежский совет по делам беженцев, ЮНИСЕФ, War Child («Дети войны») и Всемирную продовольственную программу. Преподает фотографию на мастер-классах в Академии Leica в Лондоне.
Южный Судан: дорога к миру
2-е место
© John Wessels
Эбола: ДР Конго
С 1 августа 2018 года ДР Конго борется со вспышкой лихорадки Эбола. Это вторая по масштабу и, по утверждениям экспертов, наиболее сложная эпидемия лихорадки Эбола в мире. На текущий момент в стране умерло 2 000 человек. Совершено более 300 нападений на медицинские учреждения, в результате которых погибло еще четверо человек при пяти раненых. Медики вынуждены работать под охраной военных, что только увеличивает смятение среди жителей населенных пунктов, где свирепствует Эбола.
John Wessels
Джон Весселс
ЮАР
Свою карьеру фотожурналиста начал в ЮАР в 2015 году. Работал внештатным фотографом Агентства Франс-Пресс (AFP) в разных районах на юге Африки. В начале 2017 года перебрался в ДР Конго, где два с половиной года проработал стрингером в AFP. В настоящий момент живет в Дакаре (Сенегал), освещает события в Западной Африке.
Эбола: ДР Конго
© John Wessels
Эбола: ДР Конго
С 1 августа 2018 года ДР Конго борется со вспышкой лихорадки Эбола. Это вторая по масштабу и, по утверждениям экспертов, наиболее сложная эпидемия лихорадки Эбола в мире. На текущий момент в стране умерло 2 000 человек. Совершено более 300 нападений на медицинские учреждения, в результате которых погибло еще четверо человек при пяти раненых. Медики вынуждены работать под охраной военных, что только увеличивает смятение среди жителей населенных пунктов, где свирепствует Эбола.
John Wessels
Джон Весселс
ЮАР
Свою карьеру фотожурналиста начал в ЮАР в 2015 году. Работал внештатным фотографом Агентства Франс-Пресс (AFP) в разных районах на юге Африки. В начале 2017 года перебрался в ДР Конго, где два с половиной года проработал стрингером в AFP. В настоящий момент живет в Дакаре (Сенегал), освещает события в Западной Африке.
© John Wessels
Эбола: ДР Конго
С 1 августа 2018 года ДР Конго борется со вспышкой лихорадки Эбола. Это вторая по масштабу и, по утверждениям экспертов, наиболее сложная эпидемия лихорадки Эбола в мире. На текущий момент в стране умерло 2 000 человек. Совершено более 300 нападений на медицинские учреждения, в результате которых погибло еще четверо человек при пяти раненых. Медики вынуждены работать под охраной военных, что только увеличивает смятение среди жителей населенных пунктов, где свирепствует Эбола.
John Wessels
Джон Весселс
ЮАР
Свою карьеру фотожурналиста начал в ЮАР в 2015 году. Работал внештатным фотографом Агентства Франс-Пресс (AFP) в разных районах на юге Африки. В начале 2017 года перебрался в ДР Конго, где два с половиной года проработал стрингером в AFP. В настоящий момент живет в Дакаре (Сенегал), освещает события в Западной Африке.
© John Wessels
Эбола: ДР Конго
С 1 августа 2018 года ДР Конго борется со вспышкой лихорадки Эбола. Это вторая по масштабу и, по утверждениям экспертов, наиболее сложная эпидемия лихорадки Эбола в мире. На текущий момент в стране умерло 2 000 человек. Совершено более 300 нападений на медицинские учреждения, в результате которых погибло еще четверо человек при пяти раненых. Медики вынуждены работать под охраной военных, что только увеличивает смятение среди жителей населенных пунктов, где свирепствует Эбола.
John Wessels
Джон Весселс
ЮАР
Свою карьеру фотожурналиста начал в ЮАР в 2015 году. Работал внештатным фотографом Агентства Франс-Пресс (AFP) в разных районах на юге Африки. В начале 2017 года перебрался в ДР Конго, где два с половиной года проработал стрингером в AFP. В настоящий момент живет в Дакаре (Сенегал), освещает события в Западной Африке.
© John Wessels
Эбола: ДР Конго
С 1 августа 2018 года ДР Конго борется со вспышкой лихорадки Эбола. Это вторая по масштабу и, по утверждениям экспертов, наиболее сложная эпидемия лихорадки Эбола в мире. На текущий момент в стране умерло 2 000 человек. Совершено более 300 нападений на медицинские учреждения, в результате которых погибло еще четверо человек при пяти раненых. Медики вынуждены работать под охраной военных, что только увеличивает смятение среди жителей населенных пунктов, где свирепствует Эбола.
John Wessels
Джон Весселс
ЮАР
Свою карьеру фотожурналиста начал в ЮАР в 2015 году. Работал внештатным фотографом Агентства Франс-Пресс (AFP) в разных районах на юге Африки. В начале 2017 года перебрался в ДР Конго, где два с половиной года проработал стрингером в AFP. В настоящий момент живет в Дакаре (Сенегал), освещает события в Западной Африке.
© John Wessels
Эбола: ДР Конго
С 1 августа 2018 года ДР Конго борется со вспышкой лихорадки Эбола. Это вторая по масштабу и, по утверждениям экспертов, наиболее сложная эпидемия лихорадки Эбола в мире. На текущий момент в стране умерло 2 000 человек. Совершено более 300 нападений на медицинские учреждения, в результате которых погибло еще четверо человек при пяти раненых. Медики вынуждены работать под охраной военных, что только увеличивает смятение среди жителей населенных пунктов, где свирепствует Эбола.
John Wessels
Джон Весселс
ЮАР
Свою карьеру фотожурналиста начал в ЮАР в 2015 году. Работал внештатным фотографом Агентства Франс-Пресс (AFP) в разных районах на юге Африки. В начале 2017 года перебрался в ДР Конго, где два с половиной года проработал стрингером в AFP. В настоящий момент живет в Дакаре (Сенегал), освещает события в Западной Африке.
© John Wessels
Эбола: ДР Конго
С 1 августа 2018 года ДР Конго борется со вспышкой лихорадки Эбола. Это вторая по масштабу и, по утверждениям экспертов, наиболее сложная эпидемия лихорадки Эбола в мире. На текущий момент в стране умерло 2 000 человек. Совершено более 300 нападений на медицинские учреждения, в результате которых погибло еще четверо человек при пяти раненых. Медики вынуждены работать под охраной военных, что только увеличивает смятение среди жителей населенных пунктов, где свирепствует Эбола.
John Wessels
Джон Весселс
ЮАР
Свою карьеру фотожурналиста начал в ЮАР в 2015 году. Работал внештатным фотографом Агентства Франс-Пресс (AFP) в разных районах на юге Африки. В начале 2017 года перебрался в ДР Конго, где два с половиной года проработал стрингером в AFP. В настоящий момент живет в Дакаре (Сенегал), освещает события в Западной Африке.
© John Wessels
Эбола: ДР Конго
С 1 августа 2018 года ДР Конго борется со вспышкой лихорадки Эбола. Это вторая по масштабу и, по утверждениям экспертов, наиболее сложная эпидемия лихорадки Эбола в мире. На текущий момент в стране умерло 2 000 человек. Совершено более 300 нападений на медицинские учреждения, в результате которых погибло еще четверо человек при пяти раненых. Медики вынуждены работать под охраной военных, что только увеличивает смятение среди жителей населенных пунктов, где свирепствует Эбола.
John Wessels
Джон Весселс
ЮАР
Свою карьеру фотожурналиста начал в ЮАР в 2015 году. Работал внештатным фотографом Агентства Франс-Пресс (AFP) в разных районах на юге Африки. В начале 2017 года перебрался в ДР Конго, где два с половиной года проработал стрингером в AFP. В настоящий момент живет в Дакаре (Сенегал), освещает события в Западной Африке.
© John Wessels
Эбола: ДР Конго
С 1 августа 2018 года ДР Конго борется со вспышкой лихорадки Эбола. Это вторая по масштабу и, по утверждениям экспертов, наиболее сложная эпидемия лихорадки Эбола в мире. На текущий момент в стране умерло 2 000 человек. Совершено более 300 нападений на медицинские учреждения, в результате которых погибло еще четверо человек при пяти раненых. Медики вынуждены работать под охраной военных, что только увеличивает смятение среди жителей населенных пунктов, где свирепствует Эбола.
John Wessels
Джон Весселс
ЮАР
Свою карьеру фотожурналиста начал в ЮАР в 2015 году. Работал внештатным фотографом Агентства Франс-Пресс (AFP) в разных районах на юге Африки. В начале 2017 года перебрался в ДР Конго, где два с половиной года проработал стрингером в AFP. В настоящий момент живет в Дакаре (Сенегал), освещает события в Западной Африке.
© John Wessels
Эбола: ДР Конго
С 1 августа 2018 года ДР Конго борется со вспышкой лихорадки Эбола. Это вторая по масштабу и, по утверждениям экспертов, наиболее сложная эпидемия лихорадки Эбола в мире. На текущий момент в стране умерло 2 000 человек. Совершено более 300 нападений на медицинские учреждения, в результате которых погибло еще четверо человек при пяти раненых. Медики вынуждены работать под охраной военных, что только увеличивает смятение среди жителей населенных пунктов, где свирепствует Эбола.
John Wessels
Джон Весселс
ЮАР
Свою карьеру фотожурналиста начал в ЮАР в 2015 году. Работал внештатным фотографом Агентства Франс-Пресс (AFP) в разных районах на юге Африки. В начале 2017 года перебрался в ДР Конго, где два с половиной года проработал стрингером в AFP. В настоящий момент живет в Дакаре (Сенегал), освещает события в Западной Африке.
© John Wessels
Эбола: ДР Конго
С 1 августа 2018 года ДР Конго борется со вспышкой лихорадки Эбола. Это вторая по масштабу и, по утверждениям экспертов, наиболее сложная эпидемия лихорадки Эбола в мире. На текущий момент в стране умерло 2 000 человек. Совершено более 300 нападений на медицинские учреждения, в результате которых погибло еще четверо человек при пяти раненых. Медики вынуждены работать под охраной военных, что только увеличивает смятение среди жителей населенных пунктов, где свирепствует Эбола.
John Wessels
Джон Весселс
ЮАР
Свою карьеру фотожурналиста начал в ЮАР в 2015 году. Работал внештатным фотографом Агентства Франс-Пресс (AFP) в разных районах на юге Африки. В начале 2017 года перебрался в ДР Конго, где два с половиной года проработал стрингером в AFP. В настоящий момент живет в Дакаре (Сенегал), освещает события в Западной Африке.
© John Wessels
Эбола: ДР Конго
С 1 августа 2018 года ДР Конго борется со вспышкой лихорадки Эбола. Это вторая по масштабу и, по утверждениям экспертов, наиболее сложная эпидемия лихорадки Эбола в мире. На текущий момент в стране умерло 2 000 человек. Совершено более 300 нападений на медицинские учреждения, в результате которых погибло еще четверо человек при пяти раненых. Медики вынуждены работать под охраной военных, что только увеличивает смятение среди жителей населенных пунктов, где свирепствует Эбола.
John Wessels
Джон Весселс
ЮАР
Свою карьеру фотожурналиста начал в ЮАР в 2015 году. Работал внештатным фотографом Агентства Франс-Пресс (AFP) в разных районах на юге Африки. В начале 2017 года перебрался в ДР Конго, где два с половиной года проработал стрингером в AFP. В настоящий момент живет в Дакаре (Сенегал), освещает события в Западной Африке.
Эбола: ДР Конго
3-е место. Специальный приз МККК
© Francesco Bellina
Мы победили
28 августа 2019 г. В 113 км от города Мисурата судно «Маре Джонио» организации Mediterranea спасло 98 потерпевших кораблекрушение мигрантов. Большинство из них подвергались в Ливии пыткам. Проплыв двое суток на надувной лодке, мигранты передали сообщение об отказе двигателя. Лодка начала сдуваться, погибло шесть человек. Бывший министр внутренних дел Италии Маттео Сальвини запретил спасательному судну заходить в итальянские воды и «Маре Джонио» пришлось много дней простоять в море в 24 км от острова Лампедуза. 29 августа корабль Береговой охраны Италии взял на борт 64 мигранта. Пересадка осуществлялась ночью в открытом море при сильном волнении, отчего всю операцию окрестили «позорной». Судно «Маре Джонио» с 34 мигрантами на борту провело в море шесть дней. Люди находились в антисанитарных условиях при отсутствии питьевой воды. По прошествии шести дней руководитель миссии заявил: «Братья и сестры, мы победили». Последние 34 человека, остававшиеся на борту судна, были, наконец, эвакуированы.
Francesco Bellina
Франческо Беллина
Италия
Фотожурналист из Палермо (Италия). Снимает репортажи на социально-политические темы, в частности, о проблеме миграции. Публиковался в крупных международных СМИ, включая The Guardian и Al Jazeera.
Мы победили
© Francesco Bellina
Мы победили
28 августа 2019 г. В 113 км от города Мисурата судно «Маре Джонио» организации Mediterranea спасло 98 потерпевших кораблекрушение мигрантов. Большинство из них подвергались в Ливии пыткам. Проплыв двое суток на надувной лодке, мигранты передали сообщение об отказе двигателя. Лодка начала сдуваться, погибло шесть человек. Бывший министр внутренних дел Италии Маттео Сальвини запретил спасательному судну заходить в итальянские воды и «Маре Джонио» пришлось много дней простоять в море в 24 км от острова Лампедуза. 29 августа корабль Береговой охраны Италии взял на борт 64 мигранта. Пересадка осуществлялась ночью в открытом море при сильном волнении, отчего всю операцию окрестили «позорной». Судно «Маре Джонио» с 34 мигрантами на борту провело в море шесть дней. Люди находились в антисанитарных условиях при отсутствии питьевой воды. По прошествии шести дней руководитель миссии заявил: «Братья и сестры, мы победили». Последние 34 человека, остававшиеся на борту судна, были, наконец, эвакуированы.
Francesco Bellina
Франческо Беллина
Италия
Фотожурналист из Палермо (Италия). Снимает репортажи на социально-политические темы, в частности, о проблеме миграции. Публиковался в крупных международных СМИ, включая The Guardian и Al Jazeera.
© Francesco Bellina
Мы победили
28 августа 2019 г. В 113 км от города Мисурата судно «Маре Джонио» организации Mediterranea спасло 98 потерпевших кораблекрушение мигрантов. Большинство из них подвергались в Ливии пыткам. Проплыв двое суток на надувной лодке, мигранты передали сообщение об отказе двигателя. Лодка начала сдуваться, погибло шесть человек. Бывший министр внутренних дел Италии Маттео Сальвини запретил спасательному судну заходить в итальянские воды и «Маре Джонио» пришлось много дней простоять в море в 24 км от острова Лампедуза. 29 августа корабль Береговой охраны Италии взял на борт 64 мигранта. Пересадка осуществлялась ночью в открытом море при сильном волнении, отчего всю операцию окрестили «позорной». Судно «Маре Джонио» с 34 мигрантами на борту провело в море шесть дней. Люди находились в антисанитарных условиях при отсутствии питьевой воды. По прошествии шести дней руководитель миссии заявил: «Братья и сестры, мы победили». Последние 34 человека, остававшиеся на борту судна, были, наконец, эвакуированы.
Francesco Bellina
Франческо Беллина
Италия
Фотожурналист из Палермо (Италия). Снимает репортажи на социально-политические темы, в частности, о проблеме миграции. Публиковался в крупных международных СМИ, включая The Guardian и Al Jazeera.
© Francesco Bellina
Мы победили
28 августа 2019 г. В 113 км от города Мисурата судно «Маре Джонио» организации Mediterranea спасло 98 потерпевших кораблекрушение мигрантов. Большинство из них подвергались в Ливии пыткам. Проплыв двое суток на надувной лодке, мигранты передали сообщение об отказе двигателя. Лодка начала сдуваться, погибло шесть человек. Бывший министр внутренних дел Италии Маттео Сальвини запретил спасательному судну заходить в итальянские воды и «Маре Джонио» пришлось много дней простоять в море в 24 км от острова Лампедуза. 29 августа корабль Береговой охраны Италии взял на борт 64 мигранта. Пересадка осуществлялась ночью в открытом море при сильном волнении, отчего всю операцию окрестили «позорной». Судно «Маре Джонио» с 34 мигрантами на борту провело в море шесть дней. Люди находились в антисанитарных условиях при отсутствии питьевой воды. По прошествии шести дней руководитель миссии заявил: «Братья и сестры, мы победили». Последние 34 человека, остававшиеся на борту судна, были, наконец, эвакуированы.
Francesco Bellina
Франческо Беллина
Италия
Фотожурналист из Палермо (Италия). Снимает репортажи на социально-политические темы, в частности, о проблеме миграции. Публиковался в крупных международных СМИ, включая The Guardian и Al Jazeera.
© Francesco Bellina
Мы победили
28 августа 2019 г. В 113 км от города Мисурата судно «Маре Джонио» организации Mediterranea спасло 98 потерпевших кораблекрушение мигрантов. Большинство из них подвергались в Ливии пыткам. Проплыв двое суток на надувной лодке, мигранты передали сообщение об отказе двигателя. Лодка начала сдуваться, погибло шесть человек. Бывший министр внутренних дел Италии Маттео Сальвини запретил спасательному судну заходить в итальянские воды и «Маре Джонио» пришлось много дней простоять в море в 24 км от острова Лампедуза. 29 августа корабль Береговой охраны Италии взял на борт 64 мигранта. Пересадка осуществлялась ночью в открытом море при сильном волнении, отчего всю операцию окрестили «позорной». Судно «Маре Джонио» с 34 мигрантами на борту провело в море шесть дней. Люди находились в антисанитарных условиях при отсутствии питьевой воды. По прошествии шести дней руководитель миссии заявил: «Братья и сестры, мы победили». Последние 34 человека, остававшиеся на борту судна, были, наконец, эвакуированы.
Francesco Bellina
Франческо Беллина
Италия
Фотожурналист из Палермо (Италия). Снимает репортажи на социально-политические темы, в частности, о проблеме миграции. Публиковался в крупных международных СМИ, включая The Guardian и Al Jazeera.
© Francesco Bellina
Мы победили
28 августа 2019 г. В 113 км от города Мисурата судно «Маре Джонио» организации Mediterranea спасло 98 потерпевших кораблекрушение мигрантов. Большинство из них подвергались в Ливии пыткам. Проплыв двое суток на надувной лодке, мигранты передали сообщение об отказе двигателя. Лодка начала сдуваться, погибло шесть человек. Бывший министр внутренних дел Италии Маттео Сальвини запретил спасательному судну заходить в итальянские воды и «Маре Джонио» пришлось много дней простоять в море в 24 км от острова Лампедуза. 29 августа корабль Береговой охраны Италии взял на борт 64 мигранта. Пересадка осуществлялась ночью в открытом море при сильном волнении, отчего всю операцию окрестили «позорной». Судно «Маре Джонио» с 34 мигрантами на борту провело в море шесть дней. Люди находились в антисанитарных условиях при отсутствии питьевой воды. По прошествии шести дней руководитель миссии заявил: «Братья и сестры, мы победили». Последние 34 человека, остававшиеся на борту судна, были, наконец, эвакуированы.
Francesco Bellina
Франческо Беллина
Италия
Фотожурналист из Палермо (Италия). Снимает репортажи на социально-политические темы, в частности, о проблеме миграции. Публиковался в крупных международных СМИ, включая The Guardian и Al Jazeera.
© Francesco Bellina
Мы победили
28 августа 2019 г. В 113 км от города Мисурата судно «Маре Джонио» организации Mediterranea спасло 98 потерпевших кораблекрушение мигрантов. Большинство из них подвергались в Ливии пыткам. Проплыв двое суток на надувной лодке, мигранты передали сообщение об отказе двигателя. Лодка начала сдуваться, погибло шесть человек. Бывший министр внутренних дел Италии Маттео Сальвини запретил спасательному судну заходить в итальянские воды и «Маре Джонио» пришлось много дней простоять в море в 24 км от острова Лампедуза. 29 августа корабль Береговой охраны Италии взял на борт 64 мигранта. Пересадка осуществлялась ночью в открытом море при сильном волнении, отчего всю операцию окрестили «позорной». Судно «Маре Джонио» с 34 мигрантами на борту провело в море шесть дней. Люди находились в антисанитарных условиях при отсутствии питьевой воды. По прошествии шести дней руководитель миссии заявил: «Братья и сестры, мы победили». Последние 34 человека, остававшиеся на борту судна, были, наконец, эвакуированы.
Francesco Bellina
Франческо Беллина
Италия
Фотожурналист из Палермо (Италия). Снимает репортажи на социально-политические темы, в частности, о проблеме миграции. Публиковался в крупных международных СМИ, включая The Guardian и Al Jazeera.
© Francesco Bellina
Мы победили
28 августа 2019 г. В 113 км от города Мисурата судно «Маре Джонио» организации Mediterranea спасло 98 потерпевших кораблекрушение мигрантов. Большинство из них подвергались в Ливии пыткам. Проплыв двое суток на надувной лодке, мигранты передали сообщение об отказе двигателя. Лодка начала сдуваться, погибло шесть человек. Бывший министр внутренних дел Италии Маттео Сальвини запретил спасательному судну заходить в итальянские воды и «Маре Джонио» пришлось много дней простоять в море в 24 км от острова Лампедуза. 29 августа корабль Береговой охраны Италии взял на борт 64 мигранта. Пересадка осуществлялась ночью в открытом море при сильном волнении, отчего всю операцию окрестили «позорной». Судно «Маре Джонио» с 34 мигрантами на борту провело в море шесть дней. Люди находились в антисанитарных условиях при отсутствии питьевой воды. По прошествии шести дней руководитель миссии заявил: «Братья и сестры, мы победили». Последние 34 человека, остававшиеся на борту судна, были, наконец, эвакуированы.
Francesco Bellina
Франческо Беллина
Италия
Фотожурналист из Палермо (Италия). Снимает репортажи на социально-политические темы, в частности, о проблеме миграции. Публиковался в крупных международных СМИ, включая The Guardian и Al Jazeera.
© Francesco Bellina
Мы победили
28 августа 2019 г. В 113 км от города Мисурата судно «Маре Джонио» организации Mediterranea спасло 98 потерпевших кораблекрушение мигрантов. Большинство из них подвергались в Ливии пыткам. Проплыв двое суток на надувной лодке, мигранты передали сообщение об отказе двигателя. Лодка начала сдуваться, погибло шесть человек. Бывший министр внутренних дел Италии Маттео Сальвини запретил спасательному судну заходить в итальянские воды и «Маре Джонио» пришлось много дней простоять в море в 24 км от острова Лампедуза. 29 августа корабль Береговой охраны Италии взял на борт 64 мигранта. Пересадка осуществлялась ночью в открытом море при сильном волнении, отчего всю операцию окрестили «позорной». Судно «Маре Джонио» с 34 мигрантами на борту провело в море шесть дней. Люди находились в антисанитарных условиях при отсутствии питьевой воды. По прошествии шести дней руководитель миссии заявил: «Братья и сестры, мы победили». Последние 34 человека, остававшиеся на борту судна, были, наконец, эвакуированы.
Francesco Bellina
Франческо Беллина
Италия
Фотожурналист из Палермо (Италия). Снимает репортажи на социально-политические темы, в частности, о проблеме миграции. Публиковался в крупных международных СМИ, включая The Guardian и Al Jazeera.
© Francesco Bellina
Мы победили
28 августа 2019 г. В 113 км от города Мисурата судно «Маре Джонио» организации Mediterranea спасло 98 потерпевших кораблекрушение мигрантов. Большинство из них подвергались в Ливии пыткам. Проплыв двое суток на надувной лодке, мигранты передали сообщение об отказе двигателя. Лодка начала сдуваться, погибло шесть человек. Бывший министр внутренних дел Италии Маттео Сальвини запретил спасательному судну заходить в итальянские воды и «Маре Джонио» пришлось много дней простоять в море в 24 км от острова Лампедуза. 29 августа корабль Береговой охраны Италии взял на борт 64 мигранта. Пересадка осуществлялась ночью в открытом море при сильном волнении, отчего всю операцию окрестили «позорной». Судно «Маре Джонио» с 34 мигрантами на борту провело в море шесть дней. Люди находились в антисанитарных условиях при отсутствии питьевой воды. По прошествии шести дней руководитель миссии заявил: «Братья и сестры, мы победили». Последние 34 человека, остававшиеся на борту судна, были, наконец, эвакуированы.
Francesco Bellina
Франческо Беллина
Италия
Фотожурналист из Палермо (Италия). Снимает репортажи на социально-политические темы, в частности, о проблеме миграции. Публиковался в крупных международных СМИ, включая The Guardian и Al Jazeera.
Мы победили
Особая отметка жюри
Одиночные работы
© Sebnem Coskun
Пещера Гилиндире. На одном дыхании
Фридайвер из Турции Сахика Эркумен во время тренировки. Спортсменка, на счету которой несколько мировых рекордов, собирается вновь побить рекорд погружения на 90 метров (без ластов) в пещере Гилиндире в Айдынджыке, городе в провинции Мерсин на юге Турции. Гилиндире — это ледниковая пещера, известная как «восьмое чудо света».
Sebnem Coskun_
Шебнем Кошкун
Турция
Родилась в 1987 году в Стамбуле, Турция. Занимается социально-ориентированной документальной фотографией и подводными съёмками. В последние годы осуществил ряд проектов, освещающих загрязнение морей медицинскими отходами и пластиком. В настоящее время работает в агентстве Anadolu.
Пещера Гилиндире. На одном дыхании
Пещера Гилиндире. На одном дыхании
1-е место
© Sergei Gapon
Маникюр
Участница квалификационного раунда по стендовой стрельбе из дробовика среди женщин на Европейских играх 2019 года в Минске 26 июля 2019 года.
Sergei Gapon
Сергей Гапон
Беларусь
Родился в 1989 году в Беларуси, в историческом месте Крево, приблизительно в 100 км от Минска. Культуролог по образованию, закончил Белорусский государственный университет культуры и искусств в 2011 году. Работает фотокорреспондентом в Агентстве Франс Пресс (AFP) с 2012 года.
Маникюр
Маникюр
2-е место
© Zhuang Wu
Китайский боксер Сюй Цань
Сюй Цань из Китая (слева) в бое с Шуном Кубо из Японии во время соревнований в его родном городе Фучжоу, провинция Цзянси на востоке Китая, 26 мая 2019 года. Сюй Цань стал победителем в полулегком весе по формуле Всемирной боксерской ассоциации (WBA), одолев Шуна Кубо техническим нокаутом.
Zhuang Wu
Чжуан У
Китай
Фотокорреспондент ИА Синьхуа.
Китайский боксер Сюй Цань
Китайский боксер Сюй Цань
3-е место
© Mitchell Quiring
Бег на вулкане Истаччиуатль на высоте 5230 м
Попытка установить рекорд по бегу на Истаччиуатле, вулкане высотой в 5230 м в Центральной Мексике.
Mitchell Quiring
Митчелл Квиринг
США
Я фотограф, лыжник и спасатель из красивого горного городка Маммот-Лейкс (Калифорния). В сфере моих интересов - уникальные мгновения из мира экстремального спорта, а также фотожурналистика и портретная съемка. От высоких гор и труднодоступных мест до малозаметных сюжетов, которые происходят прямо у нас на глазах. Надеюсь, вам понравятся мои работы.
Бег на вулкане Истаччиуатль на высоте 5230 м
Бег на вулкане Истаччиуатль на высоте 5230 м
Особая отметка жюри
Серии
© Pavel Volkov
Алексей Талай
Алексей Талай еще в детстве потерял обе ноги и руки в результате несчастного случая. Он пытался потушить пожар, но в горящем помещении случайно оказался старый артиллерийский снаряд. Снаряд взорвался. Алексей чудом выжил, но впереди его ждала совершенно иная жизнь. Операции, реабилитация и необходимость решать, как быть дальше. Спустя годы Алексей стал мастером спорта по плаванию, членом Паралимпийской сборной Белоруссии, а также завоевал черный пояс по тхэквондо. Спорт стал для Алексея средством психологической поддержки. Сейчас у него большая семья, четверо детей. Семья многое значит в его жизни. Помимо спорта Алексей ведет активную общественную жизнь. Он основал благотворительный фонд, успешно выступает в качестве мотивационного спикера и тренера. На его счету несколько мировых и европейских рекордов. В сентябре 2019 года он установил мировой рекорд по плаванию на дистанции 50 метров брассом на Паралимпийском чемпионате мира в Лондоне.
Павел Волков
Павел Волков
Россия
Родился в 1987 году, гражданин России. Окончил Факультет фотокорреспондентов имени Ю. А. Гальперина. Лауреат ряда престижных премий в области фотографии. Предпочитает документальную съемку, в своих работах старается исследовать социальные проблем и явления современного российского общества. Автор нескольких документальных проектов о молодежных субкультурах (футбольных хулиганах, участниках уличных драк и борцовских клубов). Освещал события на Майдане, в Крыму, на юго-востоке Украины. Его работы публиковались в The Yew York Times Lens blog, International New York Times, Der Spiegel, Washington Post, Harpers Magazine, Rolling Stones New York. Фотокорреспондент газеты "Известия".
Алексей Талай
© Pavel Volkov
Алексей Талай
Алексей Талай еще в детстве потерял обе ноги и руки в результате несчастного случая. Он пытался потушить пожар, но в горящем помещении случайно оказался старый артиллерийский снаряд. Снаряд взорвался. Алексей чудом выжил, но впереди его ждала совершенно иная жизнь. Операции, реабилитация и необходимость решать, как быть дальше. Спустя годы Алексей стал мастером спорта по плаванию, членом Паралимпийской сборной Белоруссии, а также завоевал черный пояс по тхэквондо. Спорт стал для Алексея средством психологической поддержки. Сейчас у него большая семья, четверо детей. Семья многое значит в его жизни. Помимо спорта Алексей ведет активную общественную жизнь. Он основал благотворительный фонд, успешно выступает в качестве мотивационного спикера и тренера. На его счету несколько мировых и европейских рекордов. В сентябре 2019 года он установил мировой рекорд по плаванию на дистанции 50 метров брассом на Паралимпийском чемпионате мира в Лондоне.
Павел Волков
Павел Волков
Россия
Родился в 1987 году, гражданин России. Окончил Факультет фотокорреспондентов имени Ю. А. Гальперина. Лауреат ряда престижных премий в области фотографии. Предпочитает документальную съемку, в своих работах старается исследовать социальные проблем и явления современного российского общества. Автор нескольких документальных проектов о молодежных субкультурах (футбольных хулиганах, участниках уличных драк и борцовских клубов). Освещал события на Майдане, в Крыму, на юго-востоке Украины. Его работы публиковались в The Yew York Times Lens blog, International New York Times, Der Spiegel, Washington Post, Harpers Magazine, Rolling Stones New York. Фотокорреспондент газеты "Известия".
© Pavel Volkov
Алексей Талай
Алексей Талай еще в детстве потерял обе ноги и руки в результате несчастного случая. Он пытался потушить пожар, но в горящем помещении случайно оказался старый артиллерийский снаряд. Снаряд взорвался. Алексей чудом выжил, но впереди его ждала совершенно иная жизнь. Операции, реабилитация и необходимость решать, как быть дальше. Спустя годы Алексей стал мастером спорта по плаванию, членом Паралимпийской сборной Белоруссии, а также завоевал черный пояс по тхэквондо. Спорт стал для Алексея средством психологической поддержки. Сейчас у него большая семья, четверо детей. Семья многое значит в его жизни. Помимо спорта Алексей ведет активную общественную жизнь. Он основал благотворительный фонд, успешно выступает в качестве мотивационного спикера и тренера. На его счету несколько мировых и европейских рекордов. В сентябре 2019 года он установил мировой рекорд по плаванию на дистанции 50 метров брассом на Паралимпийском чемпионате мира в Лондоне.
Павел Волков
Павел Волков
Россия
Родился в 1987 году, гражданин России. Окончил Факультет фотокорреспондентов имени Ю. А. Гальперина. Лауреат ряда престижных премий в области фотографии. Предпочитает документальную съемку, в своих работах старается исследовать социальные проблем и явления современного российского общества. Автор нескольких документальных проектов о молодежных субкультурах (футбольных хулиганах, участниках уличных драк и борцовских клубов). Освещал события на Майдане, в Крыму, на юго-востоке Украины. Его работы публиковались в The Yew York Times Lens blog, International New York Times, Der Spiegel, Washington Post, Harpers Magazine, Rolling Stones New York. Фотокорреспондент газеты "Известия".
© Pavel Volkov
Алексей Талай
Алексей Талай еще в детстве потерял обе ноги и руки в результате несчастного случая. Он пытался потушить пожар, но в горящем помещении случайно оказался старый артиллерийский снаряд. Снаряд взорвался. Алексей чудом выжил, но впереди его ждала совершенно иная жизнь. Операции, реабилитация и необходимость решать, как быть дальше. Спустя годы Алексей стал мастером спорта по плаванию, членом Паралимпийской сборной Белоруссии, а также завоевал черный пояс по тхэквондо. Спорт стал для Алексея средством психологической поддержки. Сейчас у него большая семья, четверо детей. Семья многое значит в его жизни. Помимо спорта Алексей ведет активную общественную жизнь. Он основал благотворительный фонд, успешно выступает в качестве мотивационного спикера и тренера. На его счету несколько мировых и европейских рекордов. В сентябре 2019 года он установил мировой рекорд по плаванию на дистанции 50 метров брассом на Паралимпийском чемпионате мира в Лондоне.
Павел Волков
Павел Волков
Россия
Родился в 1987 году, гражданин России. Окончил Факультет фотокорреспондентов имени Ю. А. Гальперина. Лауреат ряда престижных премий в области фотографии. Предпочитает документальную съемку, в своих работах старается исследовать социальные проблем и явления современного российского общества. Автор нескольких документальных проектов о молодежных субкультурах (футбольных хулиганах, участниках уличных драк и борцовских клубов). Освещал события на Майдане, в Крыму, на юго-востоке Украины. Его работы публиковались в The Yew York Times Lens blog, International New York Times, Der Spiegel, Washington Post, Harpers Magazine, Rolling Stones New York. Фотокорреспондент газеты "Известия".
© Pavel Volkov
Алексей Талай
Алексей Талай еще в детстве потерял обе ноги и руки в результате несчастного случая. Он пытался потушить пожар, но в горящем помещении случайно оказался старый артиллерийский снаряд. Снаряд взорвался. Алексей чудом выжил, но впереди его ждала совершенно иная жизнь. Операции, реабилитация и необходимость решать, как быть дальше. Спустя годы Алексей стал мастером спорта по плаванию, членом Паралимпийской сборной Белоруссии, а также завоевал черный пояс по тхэквондо. Спорт стал для Алексея средством психологической поддержки. Сейчас у него большая семья, четверо детей. Семья многое значит в его жизни. Помимо спорта Алексей ведет активную общественную жизнь. Он основал благотворительный фонд, успешно выступает в качестве мотивационного спикера и тренера. На его счету несколько мировых и европейских рекордов. В сентябре 2019 года он установил мировой рекорд по плаванию на дистанции 50 метров брассом на Паралимпийском чемпионате мира в Лондоне.
Павел Волков
Павел Волков
Россия
Родился в 1987 году, гражданин России. Окончил Факультет фотокорреспондентов имени Ю. А. Гальперина. Лауреат ряда престижных премий в области фотографии. Предпочитает документальную съемку, в своих работах старается исследовать социальные проблем и явления современного российского общества. Автор нескольких документальных проектов о молодежных субкультурах (футбольных хулиганах, участниках уличных драк и борцовских клубов). Освещал события на Майдане, в Крыму, на юго-востоке Украины. Его работы публиковались в The Yew York Times Lens blog, International New York Times, Der Spiegel, Washington Post, Harpers Magazine, Rolling Stones New York. Фотокорреспондент газеты "Известия".
© Pavel Volkov
Алексей Талай
Алексей Талай еще в детстве потерял обе ноги и руки в результате несчастного случая. Он пытался потушить пожар, но в горящем помещении случайно оказался старый артиллерийский снаряд. Снаряд взорвался. Алексей чудом выжил, но впереди его ждала совершенно иная жизнь. Операции, реабилитация и необходимость решать, как быть дальше. Спустя годы Алексей стал мастером спорта по плаванию, членом Паралимпийской сборной Белоруссии, а также завоевал черный пояс по тхэквондо. Спорт стал для Алексея средством психологической поддержки. Сейчас у него большая семья, четверо детей. Семья многое значит в его жизни. Помимо спорта Алексей ведет активную общественную жизнь. Он основал благотворительный фонд, успешно выступает в качестве мотивационного спикера и тренера. На его счету несколько мировых и европейских рекордов. В сентябре 2019 года он установил мировой рекорд по плаванию на дистанции 50 метров брассом на Паралимпийском чемпионате мира в Лондоне.
Павел Волков
Павел Волков
Россия
Родился в 1987 году, гражданин России. Окончил Факультет фотокорреспондентов имени Ю. А. Гальперина. Лауреат ряда престижных премий в области фотографии. Предпочитает документальную съемку, в своих работах старается исследовать социальные проблем и явления современного российского общества. Автор нескольких документальных проектов о молодежных субкультурах (футбольных хулиганах, участниках уличных драк и борцовских клубов). Освещал события на Майдане, в Крыму, на юго-востоке Украины. Его работы публиковались в The Yew York Times Lens blog, International New York Times, Der Spiegel, Washington Post, Harpers Magazine, Rolling Stones New York. Фотокорреспондент газеты "Известия".
© Pavel Volkov
Алексей Талай
Алексей Талай еще в детстве потерял обе ноги и руки в результате несчастного случая. Он пытался потушить пожар, но в горящем помещении случайно оказался старый артиллерийский снаряд. Снаряд взорвался. Алексей чудом выжил, но впереди его ждала совершенно иная жизнь. Операции, реабилитация и необходимость решать, как быть дальше. Спустя годы Алексей стал мастером спорта по плаванию, членом Паралимпийской сборной Белоруссии, а также завоевал черный пояс по тхэквондо. Спорт стал для Алексея средством психологической поддержки. Сейчас у него большая семья, четверо детей. Семья многое значит в его жизни. Помимо спорта Алексей ведет активную общественную жизнь. Он основал благотворительный фонд, успешно выступает в качестве мотивационного спикера и тренера. На его счету несколько мировых и европейских рекордов. В сентябре 2019 года он установил мировой рекорд по плаванию на дистанции 50 метров брассом на Паралимпийском чемпионате мира в Лондоне.
Павел Волков
Павел Волков
Россия
Родился в 1987 году, гражданин России. Окончил Факультет фотокорреспондентов имени Ю. А. Гальперина. Лауреат ряда престижных премий в области фотографии. Предпочитает документальную съемку, в своих работах старается исследовать социальные проблем и явления современного российского общества. Автор нескольких документальных проектов о молодежных субкультурах (футбольных хулиганах, участниках уличных драк и борцовских клубов). Освещал события на Майдане, в Крыму, на юго-востоке Украины. Его работы публиковались в The Yew York Times Lens blog, International New York Times, Der Spiegel, Washington Post, Harpers Magazine, Rolling Stones New York. Фотокорреспондент газеты "Известия".
© Pavel Volkov
Алексей Талай
Алексей Талай еще в детстве потерял обе ноги и руки в результате несчастного случая. Он пытался потушить пожар, но в горящем помещении случайно оказался старый артиллерийский снаряд. Снаряд взорвался. Алексей чудом выжил, но впереди его ждала совершенно иная жизнь. Операции, реабилитация и необходимость решать, как быть дальше. Спустя годы Алексей стал мастером спорта по плаванию, членом Паралимпийской сборной Белоруссии, а также завоевал черный пояс по тхэквондо. Спорт стал для Алексея средством психологической поддержки. Сейчас у него большая семья, четверо детей. Семья многое значит в его жизни. Помимо спорта Алексей ведет активную общественную жизнь. Он основал благотворительный фонд, успешно выступает в качестве мотивационного спикера и тренера. На его счету несколько мировых и европейских рекордов. В сентябре 2019 года он установил мировой рекорд по плаванию на дистанции 50 метров брассом на Паралимпийском чемпионате мира в Лондоне.
Павел Волков
Павел Волков
Россия
Родился в 1987 году, гражданин России. Окончил Факультет фотокорреспондентов имени Ю. А. Гальперина. Лауреат ряда престижных премий в области фотографии. Предпочитает документальную съемку, в своих работах старается исследовать социальные проблем и явления современного российского общества. Автор нескольких документальных проектов о молодежных субкультурах (футбольных хулиганах, участниках уличных драк и борцовских клубов). Освещал события на Майдане, в Крыму, на юго-востоке Украины. Его работы публиковались в The Yew York Times Lens blog, International New York Times, Der Spiegel, Washington Post, Harpers Magazine, Rolling Stones New York. Фотокорреспондент газеты "Известия".
© Pavel Volkov
Алексей Талай
Алексей Талай еще в детстве потерял обе ноги и руки в результате несчастного случая. Он пытался потушить пожар, но в горящем помещении случайно оказался старый артиллерийский снаряд. Снаряд взорвался. Алексей чудом выжил, но впереди его ждала совершенно иная жизнь. Операции, реабилитация и необходимость решать, как быть дальше. Спустя годы Алексей стал мастером спорта по плаванию, членом Паралимпийской сборной Белоруссии, а также завоевал черный пояс по тхэквондо. Спорт стал для Алексея средством психологической поддержки. Сейчас у него большая семья, четверо детей. Семья многое значит в его жизни. Помимо спорта Алексей ведет активную общественную жизнь. Он основал благотворительный фонд, успешно выступает в качестве мотивационного спикера и тренера. На его счету несколько мировых и европейских рекордов. В сентябре 2019 года он установил мировой рекорд по плаванию на дистанции 50 метров брассом на Паралимпийском чемпионате мира в Лондоне.
Павел Волков
Павел Волков
Россия
Родился в 1987 году, гражданин России. Окончил Факультет фотокорреспондентов имени Ю. А. Гальперина. Лауреат ряда престижных премий в области фотографии. Предпочитает документальную съемку, в своих работах старается исследовать социальные проблем и явления современного российского общества. Автор нескольких документальных проектов о молодежных субкультурах (футбольных хулиганах, участниках уличных драк и борцовских клубов). Освещал события на Майдане, в Крыму, на юго-востоке Украины. Его работы публиковались в The Yew York Times Lens blog, International New York Times, Der Spiegel, Washington Post, Harpers Magazine, Rolling Stones New York. Фотокорреспондент газеты "Известия".
© Pavel Volkov
Алексей Талай
Алексей Талай еще в детстве потерял обе ноги и руки в результате несчастного случая. Он пытался потушить пожар, но в горящем помещении случайно оказался старый артиллерийский снаряд. Снаряд взорвался. Алексей чудом выжил, но впереди его ждала совершенно иная жизнь. Операции, реабилитация и необходимость решать, как быть дальше. Спустя годы Алексей стал мастером спорта по плаванию, членом Паралимпийской сборной Белоруссии, а также завоевал черный пояс по тхэквондо. Спорт стал для Алексея средством психологической поддержки. Сейчас у него большая семья, четверо детей. Семья многое значит в его жизни. Помимо спорта Алексей ведет активную общественную жизнь. Он основал благотворительный фонд, успешно выступает в качестве мотивационного спикера и тренера. На его счету несколько мировых и европейских рекордов. В сентябре 2019 года он установил мировой рекорд по плаванию на дистанции 50 метров брассом на Паралимпийском чемпионате мира в Лондоне.
Павел Волков
Павел Волков
Россия
Родился в 1987 году, гражданин России. Окончил Факультет фотокорреспондентов имени Ю. А. Гальперина. Лауреат ряда престижных премий в области фотографии. Предпочитает документальную съемку, в своих работах старается исследовать социальные проблем и явления современного российского общества. Автор нескольких документальных проектов о молодежных субкультурах (футбольных хулиганах, участниках уличных драк и борцовских клубов). Освещал события на Майдане, в Крыму, на юго-востоке Украины. Его работы публиковались в The Yew York Times Lens blog, International New York Times, Der Spiegel, Washington Post, Harpers Magazine, Rolling Stones New York. Фотокорреспондент газеты "Известия".
© Pavel Volkov
Алексей Талай
Алексей Талай еще в детстве потерял обе ноги и руки в результате несчастного случая. Он пытался потушить пожар, но в горящем помещении случайно оказался старый артиллерийский снаряд. Снаряд взорвался. Алексей чудом выжил, но впереди его ждала совершенно иная жизнь. Операции, реабилитация и необходимость решать, как быть дальше. Спустя годы Алексей стал мастером спорта по плаванию, членом Паралимпийской сборной Белоруссии, а также завоевал черный пояс по тхэквондо. Спорт стал для Алексея средством психологической поддержки. Сейчас у него большая семья, четверо детей. Семья многое значит в его жизни. Помимо спорта Алексей ведет активную общественную жизнь. Он основал благотворительный фонд, успешно выступает в качестве мотивационного спикера и тренера. На его счету несколько мировых и европейских рекордов. В сентябре 2019 года он установил мировой рекорд по плаванию на дистанции 50 метров брассом на Паралимпийском чемпионате мира в Лондоне.
Павел Волков
Павел Волков
Россия
Родился в 1987 году, гражданин России. Окончил Факультет фотокорреспондентов имени Ю. А. Гальперина. Лауреат ряда престижных премий в области фотографии. Предпочитает документальную съемку, в своих работах старается исследовать социальные проблем и явления современного российского общества. Автор нескольких документальных проектов о молодежных субкультурах (футбольных хулиганах, участниках уличных драк и борцовских клубов). Освещал события на Майдане, в Крыму, на юго-востоке Украины. Его работы публиковались в The Yew York Times Lens blog, International New York Times, Der Spiegel, Washington Post, Harpers Magazine, Rolling Stones New York. Фотокорреспондент газеты "Известия".
© Pavel Volkov
Алексей Талай
Алексей Талай еще в детстве потерял обе ноги и руки в результате несчастного случая. Он пытался потушить пожар, но в горящем помещении случайно оказался старый артиллерийский снаряд. Снаряд взорвался. Алексей чудом выжил, но впереди его ждала совершенно иная жизнь. Операции, реабилитация и необходимость решать, как быть дальше. Спустя годы Алексей стал мастером спорта по плаванию, членом Паралимпийской сборной Белоруссии, а также завоевал черный пояс по тхэквондо. Спорт стал для Алексея средством психологической поддержки. Сейчас у него большая семья, четверо детей. Семья многое значит в его жизни. Помимо спорта Алексей ведет активную общественную жизнь. Он основал благотворительный фонд, успешно выступает в качестве мотивационного спикера и тренера. На его счету несколько мировых и европейских рекордов. В сентябре 2019 года он установил мировой рекорд по плаванию на дистанции 50 метров брассом на Паралимпийском чемпионате мира в Лондоне.
Павел Волков
Павел Волков
Россия
Родился в 1987 году, гражданин России. Окончил Факультет фотокорреспондентов имени Ю. А. Гальперина. Лауреат ряда престижных премий в области фотографии. Предпочитает документальную съемку, в своих работах старается исследовать социальные проблем и явления современного российского общества. Автор нескольких документальных проектов о молодежных субкультурах (футбольных хулиганах, участниках уличных драк и борцовских клубов). Освещал события на Майдане, в Крыму, на юго-востоке Украины. Его работы публиковались в The Yew York Times Lens blog, International New York Times, Der Spiegel, Washington Post, Harpers Magazine, Rolling Stones New York. Фотокорреспондент газеты "Известия".
Алексей Талай
1-е место
© Евгения Новоженина
18-й Чемпионат мира по водным видам спорта
18-й Чемпионат мира по водным видам спорта под эгидой Международной федерации плавания (FINA), Кванджу, Южная Корея.
Евгения Новоженина
Евгения Новоженина
Россия
Фотожурналист, работает в Москве. Начала свою карьеру в 2008 году. Пять лет проработала в информационном агентстве «Россия сегодня»/Sputnik. В 2019 году Евгения присоединилась к Reuters в качестве фотожурналиста и видеорепортера.
18-й Чемпионат мира по водным видам спорта
© Евгения Новоженина
18-й Чемпионат мира по водным видам спорта
18-й Чемпионат мира по водным видам спорта под эгидой Международной федерации плавания (FINA), Кванджу, Южная Корея.
Евгения Новоженина
Евгения Новоженина
Россия
Фотожурналист, работает в Москве. Начала свою карьеру в 2008 году. Пять лет проработала в информационном агентстве «Россия сегодня»/Sputnik. В 2019 году Евгения присоединилась к Reuters в качестве фотожурналиста и видеорепортера.
© Евгения Новоженина
18-й Чемпионат мира по водным видам спорта
18-й Чемпионат мира по водным видам спорта под эгидой Международной федерации плавания (FINA), Кванджу, Южная Корея.
Евгения Новоженина
Евгения Новоженина
Россия
Фотожурналист, работает в Москве. Начала свою карьеру в 2008 году. Пять лет проработала в информационном агентстве «Россия сегодня»/Sputnik. В 2019 году Евгения присоединилась к Reuters в качестве фотожурналиста и видеорепортера.
© Евгения Новоженина
18-й Чемпионат мира по водным видам спорта
18-й Чемпионат мира по водным видам спорта под эгидой Международной федерации плавания (FINA), Кванджу, Южная Корея.
Евгения Новоженина
Евгения Новоженина
Россия
Фотожурналист, работает в Москве. Начала свою карьеру в 2008 году. Пять лет проработала в информационном агентстве «Россия сегодня»/Sputnik. В 2019 году Евгения присоединилась к Reuters в качестве фотожурналиста и видеорепортера.
© Евгения Новоженина
18-й Чемпионат мира по водным видам спорта
18-й Чемпионат мира по водным видам спорта под эгидой Международной федерации плавания (FINA), Кванджу, Южная Корея.
Евгения Новоженина
Евгения Новоженина
Россия
Фотожурналист, работает в Москве. Начала свою карьеру в 2008 году. Пять лет проработала в информационном агентстве «Россия сегодня»/Sputnik. В 2019 году Евгения присоединилась к Reuters в качестве фотожурналиста и видеорепортера.
© Евгения Новоженина
18-й Чемпионат мира по водным видам спорта
18-й Чемпионат мира по водным видам спорта под эгидой Международной федерации плавания (FINA), Кванджу, Южная Корея.
Евгения Новоженина
Евгения Новоженина
Россия
Фотожурналист, работает в Москве. Начала свою карьеру в 2008 году. Пять лет проработала в информационном агентстве «Россия сегодня»/Sputnik. В 2019 году Евгения присоединилась к Reuters в качестве фотожурналиста и видеорепортера.
© Евгения Новоженина
18-й Чемпионат мира по водным видам спорта
18-й Чемпионат мира по водным видам спорта под эгидой Международной федерации плавания (FINA), Кванджу, Южная Корея.
Евгения Новоженина
Евгения Новоженина
Россия
Фотожурналист, работает в Москве. Начала свою карьеру в 2008 году. Пять лет проработала в информационном агентстве «Россия сегодня»/Sputnik. В 2019 году Евгения присоединилась к Reuters в качестве фотожурналиста и видеорепортера.
18-й Чемпионат мира по водным видам спорта
2-е место
© Ayanava Sil
Искусство кушти: традиционная индийская борьба в грязи
Кушти, или пехлвани, — это форма традиционной борьбы в грязи, очень популярная в Индии. Стиль появилася в эпоху Великих моголов. Бойцов называют пехлванами, а их наставники известны как «устад». Площадка для занятий кушти, или «ахара», покрыта грязью, которая обычно состоит из глины, смешанной с маслом и измельченной куркумой. Вода подливается через каждые несколько дней, чтобы поддерживать нужную консистенцию грязи, которая должна быть достаточно жидкой, чтобы избежать травм, но в то же время достаточно густой, чтобы не затруднять движений борцов. И схватки, и тренировки проводятся в матерчатых набедренных повязках («лангот»), которую борец надевает перед выходом на ахару. Кушти — это не просто спорт, а древняя субкультура. Борцы живут и тренируются совместно и следуют строгим аскетическим правилам во всем — от строгой диеты до занятия в свободное время. Борцы обязаны вести высоконравственный образ жизни, копить силы и оттачивать своё мастерство.
Ayanava Sil
Аянава Сил
Индия
Проживает в Колкате, Индия. Фотограф-документалист, снимает сценки из повседневной жизни. Прослеживая судьбу своих героев на протяжении многих лет, он обрёл бесценную возможность постигнуть неизвестное и лучше изучить природу человека.
Искусство кушти: традиционная индийская борьба в грязи
© Ayanava Sil
Искусство кушти: традиционная индийская борьба в грязи
Кушти, или пехлвани, — это форма традиционной борьбы в грязи, очень популярная в Индии. Стиль появилася в эпоху Великих моголов. Бойцов называют пехлванами, а их наставники известны как «устад». Площадка для занятий кушти, или «ахара», покрыта грязью, которая обычно состоит из глины, смешанной с маслом и измельченной куркумой. Вода подливается через каждые несколько дней, чтобы поддерживать нужную консистенцию грязи, которая должна быть достаточно жидкой, чтобы избежать травм, но в то же время достаточно густой, чтобы не затруднять движений борцов. И схватки, и тренировки проводятся в матерчатых набедренных повязках («лангот»), которую борец надевает перед выходом на ахару. Кушти — это не просто спорт, а древняя субкультура. Борцы живут и тренируются совместно и следуют строгим аскетическим правилам во всем — от строгой диеты до занятия в свободное время. Борцы обязаны вести высоконравственный образ жизни, копить силы и оттачивать своё мастерство.
Ayanava Sil
Аянава Сил
Индия
Проживает в Колкате, Индия. Фотограф-документалист, снимает сценки из повседневной жизни. Прослеживая судьбу своих героев на протяжении многих лет, он обрёл бесценную возможность постигнуть неизвестное и лучше изучить природу человека.
© Ayanava Sil
Искусство кушти: традиционная индийская борьба в грязи
Кушти, или пехлвани, — это форма традиционной борьбы в грязи, очень популярная в Индии. Стиль появилася в эпоху Великих моголов. Бойцов называют пехлванами, а их наставники известны как «устад». Площадка для занятий кушти, или «ахара», покрыта грязью, которая обычно состоит из глины, смешанной с маслом и измельченной куркумой. Вода подливается через каждые несколько дней, чтобы поддерживать нужную консистенцию грязи, которая должна быть достаточно жидкой, чтобы избежать травм, но в то же время достаточно густой, чтобы не затруднять движений борцов. И схватки, и тренировки проводятся в матерчатых набедренных повязках («лангот»), которую борец надевает перед выходом на ахару. Кушти — это не просто спорт, а древняя субкультура. Борцы живут и тренируются совместно и следуют строгим аскетическим правилам во всем — от строгой диеты до занятия в свободное время. Борцы обязаны вести высоконравственный образ жизни, копить силы и оттачивать своё мастерство.
Ayanava Sil
Аянава Сил
Индия
Проживает в Колкате, Индия. Фотограф-документалист, снимает сценки из повседневной жизни. Прослеживая судьбу своих героев на протяжении многих лет, он обрёл бесценную возможность постигнуть неизвестное и лучше изучить природу человека.
© Ayanava Sil
Искусство кушти: традиционная индийская борьба в грязи
Кушти, или пехлвани, — это форма традиционной борьбы в грязи, очень популярная в Индии. Стиль появилася в эпоху Великих моголов. Бойцов называют пехлванами, а их наставники известны как «устад». Площадка для занятий кушти, или «ахара», покрыта грязью, которая обычно состоит из глины, смешанной с маслом и измельченной куркумой. Вода подливается через каждые несколько дней, чтобы поддерживать нужную консистенцию грязи, которая должна быть достаточно жидкой, чтобы избежать травм, но в то же время достаточно густой, чтобы не затруднять движений борцов. И схватки, и тренировки проводятся в матерчатых набедренных повязках («лангот»), которую борец надевает перед выходом на ахару. Кушти — это не просто спорт, а древняя субкультура. Борцы живут и тренируются совместно и следуют строгим аскетическим правилам во всем — от строгой диеты до занятия в свободное время. Борцы обязаны вести высоконравственный образ жизни, копить силы и оттачивать своё мастерство.
Ayanava Sil
Аянава Сил
Индия
Проживает в Колкате, Индия. Фотограф-документалист, снимает сценки из повседневной жизни. Прослеживая судьбу своих героев на протяжении многих лет, он обрёл бесценную возможность постигнуть неизвестное и лучше изучить природу человека.
© Ayanava Sil
Искусство кушти: традиционная индийская борьба в грязи
Кушти, или пехлвани, — это форма традиционной борьбы в грязи, очень популярная в Индии. Стиль появилася в эпоху Великих моголов. Бойцов называют пехлванами, а их наставники известны как «устад». Площадка для занятий кушти, или «ахара», покрыта грязью, которая обычно состоит из глины, смешанной с маслом и измельченной куркумой. Вода подливается через каждые несколько дней, чтобы поддерживать нужную консистенцию грязи, которая должна быть достаточно жидкой, чтобы избежать травм, но в то же время достаточно густой, чтобы не затруднять движений борцов. И схватки, и тренировки проводятся в матерчатых набедренных повязках («лангот»), которую борец надевает перед выходом на ахару. Кушти — это не просто спорт, а древняя субкультура. Борцы живут и тренируются совместно и следуют строгим аскетическим правилам во всем — от строгой диеты до занятия в свободное время. Борцы обязаны вести высоконравственный образ жизни, копить силы и оттачивать своё мастерство.
Ayanava Sil
Аянава Сил
Индия
Проживает в Колкате, Индия. Фотограф-документалист, снимает сценки из повседневной жизни. Прослеживая судьбу своих героев на протяжении многих лет, он обрёл бесценную возможность постигнуть неизвестное и лучше изучить природу человека.
© Ayanava Sil
Искусство кушти: традиционная индийская борьба в грязи
Кушти, или пехлвани, — это форма традиционной борьбы в грязи, очень популярная в Индии. Стиль появилася в эпоху Великих моголов. Бойцов называют пехлванами, а их наставники известны как «устад». Площадка для занятий кушти, или «ахара», покрыта грязью, которая обычно состоит из глины, смешанной с маслом и измельченной куркумой. Вода подливается через каждые несколько дней, чтобы поддерживать нужную консистенцию грязи, которая должна быть достаточно жидкой, чтобы избежать травм, но в то же время достаточно густой, чтобы не затруднять движений борцов. И схватки, и тренировки проводятся в матерчатых набедренных повязках («лангот»), которую борец надевает перед выходом на ахару. Кушти — это не просто спорт, а древняя субкультура. Борцы живут и тренируются совместно и следуют строгим аскетическим правилам во всем — от строгой диеты до занятия в свободное время. Борцы обязаны вести высоконравственный образ жизни, копить силы и оттачивать своё мастерство.
Ayanava Sil
Аянава Сил
Индия
Проживает в Колкате, Индия. Фотограф-документалист, снимает сценки из повседневной жизни. Прослеживая судьбу своих героев на протяжении многих лет, он обрёл бесценную возможность постигнуть неизвестное и лучше изучить природу человека.
© Ayanava Sil
Искусство кушти: традиционная индийская борьба в грязи
Кушти, или пехлвани, — это форма традиционной борьбы в грязи, очень популярная в Индии. Стиль появилася в эпоху Великих моголов. Бойцов называют пехлванами, а их наставники известны как «устад». Площадка для занятий кушти, или «ахара», покрыта грязью, которая обычно состоит из глины, смешанной с маслом и измельченной куркумой. Вода подливается через каждые несколько дней, чтобы поддерживать нужную консистенцию грязи, которая должна быть достаточно жидкой, чтобы избежать травм, но в то же время достаточно густой, чтобы не затруднять движений борцов. И схватки, и тренировки проводятся в матерчатых набедренных повязках («лангот»), которую борец надевает перед выходом на ахару. Кушти — это не просто спорт, а древняя субкультура. Борцы живут и тренируются совместно и следуют строгим аскетическим правилам во всем — от строгой диеты до занятия в свободное время. Борцы обязаны вести высоконравственный образ жизни, копить силы и оттачивать своё мастерство.
Ayanava Sil
Аянава Сил
Индия
Проживает в Колкате, Индия. Фотограф-документалист, снимает сценки из повседневной жизни. Прослеживая судьбу своих героев на протяжении многих лет, он обрёл бесценную возможность постигнуть неизвестное и лучше изучить природу человека.
© Ayanava Sil
Искусство кушти: традиционная индийская борьба в грязи
Кушти, или пехлвани, — это форма традиционной борьбы в грязи, очень популярная в Индии. Стиль появилася в эпоху Великих моголов. Бойцов называют пехлванами, а их наставники известны как «устад». Площадка для занятий кушти, или «ахара», покрыта грязью, которая обычно состоит из глины, смешанной с маслом и измельченной куркумой. Вода подливается через каждые несколько дней, чтобы поддерживать нужную консистенцию грязи, которая должна быть достаточно жидкой, чтобы избежать травм, но в то же время достаточно густой, чтобы не затруднять движений борцов. И схватки, и тренировки проводятся в матерчатых набедренных повязках («лангот»), которую борец надевает перед выходом на ахару. Кушти — это не просто спорт, а древняя субкультура. Борцы живут и тренируются совместно и следуют строгим аскетическим правилам во всем — от строгой диеты до занятия в свободное время. Борцы обязаны вести высоконравственный образ жизни, копить силы и оттачивать своё мастерство.
Ayanava Sil
Аянава Сил
Индия
Проживает в Колкате, Индия. Фотограф-документалист, снимает сценки из повседневной жизни. Прослеживая судьбу своих героев на протяжении многих лет, он обрёл бесценную возможность постигнуть неизвестное и лучше изучить природу человека.
© Ayanava Sil
Искусство кушти: традиционная индийская борьба в грязи
Кушти, или пехлвани, — это форма традиционной борьбы в грязи, очень популярная в Индии. Стиль появилася в эпоху Великих моголов. Бойцов называют пехлванами, а их наставники известны как «устад». Площадка для занятий кушти, или «ахара», покрыта грязью, которая обычно состоит из глины, смешанной с маслом и измельченной куркумой. Вода подливается через каждые несколько дней, чтобы поддерживать нужную консистенцию грязи, которая должна быть достаточно жидкой, чтобы избежать травм, но в то же время достаточно густой, чтобы не затруднять движений борцов. И схватки, и тренировки проводятся в матерчатых набедренных повязках («лангот»), которую борец надевает перед выходом на ахару. Кушти — это не просто спорт, а древняя субкультура. Борцы живут и тренируются совместно и следуют строгим аскетическим правилам во всем — от строгой диеты до занятия в свободное время. Борцы обязаны вести высоконравственный образ жизни, копить силы и оттачивать своё мастерство.
Ayanava Sil
Аянава Сил
Индия
Проживает в Колкате, Индия. Фотограф-документалист, снимает сценки из повседневной жизни. Прослеживая судьбу своих героев на протяжении многих лет, он обрёл бесценную возможность постигнуть неизвестное и лучше изучить природу человека.
© Ayanava Sil
Искусство кушти: традиционная индийская борьба в грязи
Кушти, или пехлвани, — это форма традиционной борьбы в грязи, очень популярная в Индии. Стиль появилася в эпоху Великих моголов. Бойцов называют пехлванами, а их наставники известны как «устад». Площадка для занятий кушти, или «ахара», покрыта грязью, которая обычно состоит из глины, смешанной с маслом и измельченной куркумой. Вода подливается через каждые несколько дней, чтобы поддерживать нужную консистенцию грязи, которая должна быть достаточно жидкой, чтобы избежать травм, но в то же время достаточно густой, чтобы не затруднять движений борцов. И схватки, и тренировки проводятся в матерчатых набедренных повязках («лангот»), которую борец надевает перед выходом на ахару. Кушти — это не просто спорт, а древняя субкультура. Борцы живут и тренируются совместно и следуют строгим аскетическим правилам во всем — от строгой диеты до занятия в свободное время. Борцы обязаны вести высоконравственный образ жизни, копить силы и оттачивать своё мастерство.
Ayanava Sil
Аянава Сил
Индия
Проживает в Колкате, Индия. Фотограф-документалист, снимает сценки из повседневной жизни. Прослеживая судьбу своих героев на протяжении многих лет, он обрёл бесценную возможность постигнуть неизвестное и лучше изучить природу человека.
© Ayanava Sil
Искусство кушти: традиционная индийская борьба в грязи
Кушти, или пехлвани, — это форма традиционной борьбы в грязи, очень популярная в Индии. Стиль появилася в эпоху Великих моголов. Бойцов называют пехлванами, а их наставники известны как «устад». Площадка для занятий кушти, или «ахара», покрыта грязью, которая обычно состоит из глины, смешанной с маслом и измельченной куркумой. Вода подливается через каждые несколько дней, чтобы поддерживать нужную консистенцию грязи, которая должна быть достаточно жидкой, чтобы избежать травм, но в то же время достаточно густой, чтобы не затруднять движений борцов. И схватки, и тренировки проводятся в матерчатых набедренных повязках («лангот»), которую борец надевает перед выходом на ахару. Кушти — это не просто спорт, а древняя субкультура. Борцы живут и тренируются совместно и следуют строгим аскетическим правилам во всем — от строгой диеты до занятия в свободное время. Борцы обязаны вести высоконравственный образ жизни, копить силы и оттачивать своё мастерство.
Ayanava Sil
Аянава Сил
Индия
Проживает в Колкате, Индия. Фотограф-документалист, снимает сценки из повседневной жизни. Прослеживая судьбу своих героев на протяжении многих лет, он обрёл бесценную возможность постигнуть неизвестное и лучше изучить природу человека.
© Ayanava Sil
Искусство кушти: традиционная индийская борьба в грязи
Кушти, или пехлвани, — это форма традиционной борьбы в грязи, очень популярная в Индии. Стиль появилася в эпоху Великих моголов. Бойцов называют пехлванами, а их наставники известны как «устад». Площадка для занятий кушти, или «ахара», покрыта грязью, которая обычно состоит из глины, смешанной с маслом и измельченной куркумой. Вода подливается через каждые несколько дней, чтобы поддерживать нужную консистенцию грязи, которая должна быть достаточно жидкой, чтобы избежать травм, но в то же время достаточно густой, чтобы не затруднять движений борцов. И схватки, и тренировки проводятся в матерчатых набедренных повязках («лангот»), которую борец надевает перед выходом на ахару. Кушти — это не просто спорт, а древняя субкультура. Борцы живут и тренируются совместно и следуют строгим аскетическим правилам во всем — от строгой диеты до занятия в свободное время. Борцы обязаны вести высоконравственный образ жизни, копить силы и оттачивать своё мастерство.
Ayanava Sil
Аянава Сил
Индия
Проживает в Колкате, Индия. Фотограф-документалист, снимает сценки из повседневной жизни. Прослеживая судьбу своих героев на протяжении многих лет, он обрёл бесценную возможность постигнуть неизвестное и лучше изучить природу человека.
Искусство кушти: традиционная индийская борьба в грязи
3-е место
© Maxime Puteaux
Морская пена
«Экюм» — по-французски «морская пена». Серия фотографий, на которых запечатлены различные этапы занятий серфингом: от выхода в открытое море до возвращения на берег. Кажется, что замершие здесь волны вот-вот поглотят тех, кто рискует оседлать их. Фотографии фиксируют эфемерное состояние материи, из которой соткана волна, показывая разнообразие ее текстуры и оттенков. Эти фото ставят под сомнение место человека в природе и то, как тот использует её.
Maxime Puteaux
Максим Пюто
Франция
Максим Пюто (Макс-воздухоплаватель) - французский фотограф, родился в 1989 году в Париже. Делает фото с воздуха, используя беспилотники. Его пейзажные фотографии позволяют зрителю оценить простоту мотивов, видимых с высоты птичьего полета, и при этом получить новые ощущения.
Морская пена
© Maxime Puteaux
Морская пена
«Экюм» — по-французски «морская пена». Серия фотографий, на которых запечатлены различные этапы занятий серфингом: от выхода в открытое море до возвращения на берег. Кажется, что замершие здесь волны вот-вот поглотят тех, кто рискует оседлать их. Фотографии фиксируют эфемерное состояние материи, из которой соткана волна, показывая разнообразие ее текстуры и оттенков. Эти фото ставят под сомнение место человека в природе и то, как тот использует её.
Maxime Puteaux
Максим Пюто
Франция
Максим Пюто (Макс-воздухоплаватель) - французский фотограф, родился в 1989 году в Париже. Делает фото с воздуха, используя беспилотники. Его пейзажные фотографии позволяют зрителю оценить простоту мотивов, видимых с высоты птичьего полета, и при этом получить новые ощущения.
© Maxime Puteaux
Морская пена
«Экюм» — по-французски «морская пена». Серия фотографий, на которых запечатлены различные этапы занятий серфингом: от выхода в открытое море до возвращения на берег. Кажется, что замершие здесь волны вот-вот поглотят тех, кто рискует оседлать их. Фотографии фиксируют эфемерное состояние материи, из которой соткана волна, показывая разнообразие ее текстуры и оттенков. Эти фото ставят под сомнение место человека в природе и то, как тот использует её.
Maxime Puteaux
Максим Пюто
Франция
Максим Пюто (Макс-воздухоплаватель) - французский фотограф, родился в 1989 году в Париже. Делает фото с воздуха, используя беспилотники. Его пейзажные фотографии позволяют зрителю оценить простоту мотивов, видимых с высоты птичьего полета, и при этом получить новые ощущения.
© Maxime Puteaux
Морская пена
«Экюм» — по-французски «морская пена». Серия фотографий, на которых запечатлены различные этапы занятий серфингом: от выхода в открытое море до возвращения на берег. Кажется, что замершие здесь волны вот-вот поглотят тех, кто рискует оседлать их. Фотографии фиксируют эфемерное состояние материи, из которой соткана волна, показывая разнообразие ее текстуры и оттенков. Эти фото ставят под сомнение место человека в природе и то, как тот использует её.
Maxime Puteaux
Максим Пюто
Франция
Максим Пюто (Макс-воздухоплаватель) - французский фотограф, родился в 1989 году в Париже. Делает фото с воздуха, используя беспилотники. Его пейзажные фотографии позволяют зрителю оценить простоту мотивов, видимых с высоты птичьего полета, и при этом получить новые ощущения.
© Maxime Puteaux
Морская пена
«Экюм» — по-французски «морская пена». Серия фотографий, на которых запечатлены различные этапы занятий серфингом: от выхода в открытое море до возвращения на берег. Кажется, что замершие здесь волны вот-вот поглотят тех, кто рискует оседлать их. Фотографии фиксируют эфемерное состояние материи, из которой соткана волна, показывая разнообразие ее текстуры и оттенков. Эти фото ставят под сомнение место человека в природе и то, как тот использует её.
Maxime Puteaux
Максим Пюто
Франция
Максим Пюто (Макс-воздухоплаватель) - французский фотограф, родился в 1989 году в Париже. Делает фото с воздуха, используя беспилотники. Его пейзажные фотографии позволяют зрителю оценить простоту мотивов, видимых с высоты птичьего полета, и при этом получить новые ощущения.
© Maxime Puteaux
Морская пена
«Экюм» — по-французски «морская пена». Серия фотографий, на которых запечатлены различные этапы занятий серфингом: от выхода в открытое море до возвращения на берег. Кажется, что замершие здесь волны вот-вот поглотят тех, кто рискует оседлать их. Фотографии фиксируют эфемерное состояние материи, из которой соткана волна, показывая разнообразие ее текстуры и оттенков. Эти фото ставят под сомнение место человека в природе и то, как тот использует её.
Maxime Puteaux
Максим Пюто
Франция
Максим Пюто (Макс-воздухоплаватель) - французский фотограф, родился в 1989 году в Париже. Делает фото с воздуха, используя беспилотники. Его пейзажные фотографии позволяют зрителю оценить простоту мотивов, видимых с высоты птичьего полета, и при этом получить новые ощущения.
© Maxime Puteaux
Морская пена
«Экюм» — по-французски «морская пена». Серия фотографий, на которых запечатлены различные этапы занятий серфингом: от выхода в открытое море до возвращения на берег. Кажется, что замершие здесь волны вот-вот поглотят тех, кто рискует оседлать их. Фотографии фиксируют эфемерное состояние материи, из которой соткана волна, показывая разнообразие ее текстуры и оттенков. Эти фото ставят под сомнение место человека в природе и то, как тот использует её.
Maxime Puteaux
Максим Пюто
Франция
Максим Пюто (Макс-воздухоплаватель) - французский фотограф, родился в 1989 году в Париже. Делает фото с воздуха, используя беспилотники. Его пейзажные фотографии позволяют зрителю оценить простоту мотивов, видимых с высоты птичьего полета, и при этом получить новые ощущения.
© Maxime Puteaux
Морская пена
«Экюм» — по-французски «морская пена». Серия фотографий, на которых запечатлены различные этапы занятий серфингом: от выхода в открытое море до возвращения на берег. Кажется, что замершие здесь волны вот-вот поглотят тех, кто рискует оседлать их. Фотографии фиксируют эфемерное состояние материи, из которой соткана волна, показывая разнообразие ее текстуры и оттенков. Эти фото ставят под сомнение место человека в природе и то, как тот использует её.
Maxime Puteaux
Максим Пюто
Франция
Максим Пюто (Макс-воздухоплаватель) - французский фотограф, родился в 1989 году в Париже. Делает фото с воздуха, используя беспилотники. Его пейзажные фотографии позволяют зрителю оценить простоту мотивов, видимых с высоты птичьего полета, и при этом получить новые ощущения.
Морская пена
Особая отметка жюри
© Chandan Khanna
Боксер-самоучка
В свои 34 года Делиан отец-одиночка и боксёр-тяжеловес. Боксировать он научился самостоятельно и теперь зарабатывает на жизнь, давая частные уроки бокса. Он считает, что Федерация бокса Гаити поступила несправедливо, запретив ему участвовать в турнирах. Он чувствует, что его обманули: «Я думаю, всё зависит от того, какие у тебя связи, кто у тебя друзья. В этой стране так трудно чего-либо добиться самому». По его словам, тренер Даниэль Эдуар пообещал послать его на турнир, но позже сказал: «Ты не годишься ». Во время интервью Эдуар подтвердил, что Делиан мог бы стать олимпийским атлетом.
Chandan Khanna
Чандан Ханна
Индия
2022 Чандан Ханна – фотожурналист агентства Agence France-Presse в Майами, Флорида. Специализируется на освещении событий в Северной Америке. Чандан Ханна – фотожурналист агентства Agence France-Presse в Майами, Флорида. Специализируется на освещении событий в Северной Америке. Чандан Ханна – фотожурналист. Живет в Майями, Флорида, работает в Agence France-Presse и освещает события в Северной Америке. 2021, Каталог 2020 Фотожурналист информационного агентства Франс Пресс в Северной Америке с 2014 года. Победитель и призер нескольких национальных и международных фотоконкурсов, обладатель премии Child Survivor Media Award, учрежденной Национальным фондом Индии и международной организацией «Спасем детей». Освещал значимые события в общественно-политической жизни разных стран, включая протестные выступления 2020 года в Миннеаполисе, США, в рамках кампании Black Lives Matter. Чандан Ханна - фотожурналист, работающий в Агентстве Франс-Пресс; живёт в Порт-о-Пренсе, Гаити, освещает события в Северной Америке.
Боксер-самоучка
© Chandan Khanna
Боксер-самоучка
В свои 34 года Делиан отец-одиночка и боксёр-тяжеловес. Боксировать он научился самостоятельно и теперь зарабатывает на жизнь, давая частные уроки бокса. Он считает, что Федерация бокса Гаити поступила несправедливо, запретив ему участвовать в турнирах. Он чувствует, что его обманули: «Я думаю, всё зависит от того, какие у тебя связи, кто у тебя друзья. В этой стране так трудно чего-либо добиться самому». По его словам, тренер Даниэль Эдуар пообещал послать его на турнир, но позже сказал: «Ты не годишься ». Во время интервью Эдуар подтвердил, что Делиан мог бы стать олимпийским атлетом.
Chandan Khanna
Чандан Ханна
Индия
2022 Чандан Ханна – фотожурналист агентства Agence France-Presse в Майами, Флорида. Специализируется на освещении событий в Северной Америке. Чандан Ханна – фотожурналист агентства Agence France-Presse в Майами, Флорида. Специализируется на освещении событий в Северной Америке. Чандан Ханна – фотожурналист. Живет в Майями, Флорида, работает в Agence France-Presse и освещает события в Северной Америке. 2021, Каталог 2020 Фотожурналист информационного агентства Франс Пресс в Северной Америке с 2014 года. Победитель и призер нескольких национальных и международных фотоконкурсов, обладатель премии Child Survivor Media Award, учрежденной Национальным фондом Индии и международной организацией «Спасем детей». Освещал значимые события в общественно-политической жизни разных стран, включая протестные выступления 2020 года в Миннеаполисе, США, в рамках кампании Black Lives Matter. Чандан Ханна - фотожурналист, работающий в Агентстве Франс-Пресс; живёт в Порт-о-Пренсе, Гаити, освещает события в Северной Америке.
© Chandan Khanna
Боксер-самоучка
В свои 34 года Делиан отец-одиночка и боксёр-тяжеловес. Боксировать он научился самостоятельно и теперь зарабатывает на жизнь, давая частные уроки бокса. Он считает, что Федерация бокса Гаити поступила несправедливо, запретив ему участвовать в турнирах. Он чувствует, что его обманули: «Я думаю, всё зависит от того, какие у тебя связи, кто у тебя друзья. В этой стране так трудно чего-либо добиться самому». По его словам, тренер Даниэль Эдуар пообещал послать его на турнир, но позже сказал: «Ты не годишься ». Во время интервью Эдуар подтвердил, что Делиан мог бы стать олимпийским атлетом.
Chandan Khanna
Чандан Ханна
Индия
2022 Чандан Ханна – фотожурналист агентства Agence France-Presse в Майами, Флорида. Специализируется на освещении событий в Северной Америке. Чандан Ханна – фотожурналист агентства Agence France-Presse в Майами, Флорида. Специализируется на освещении событий в Северной Америке. Чандан Ханна – фотожурналист. Живет в Майями, Флорида, работает в Agence France-Presse и освещает события в Северной Америке. 2021, Каталог 2020 Фотожурналист информационного агентства Франс Пресс в Северной Америке с 2014 года. Победитель и призер нескольких национальных и международных фотоконкурсов, обладатель премии Child Survivor Media Award, учрежденной Национальным фондом Индии и международной организацией «Спасем детей». Освещал значимые события в общественно-политической жизни разных стран, включая протестные выступления 2020 года в Миннеаполисе, США, в рамках кампании Black Lives Matter. Чандан Ханна - фотожурналист, работающий в Агентстве Франс-Пресс; живёт в Порт-о-Пренсе, Гаити, освещает события в Северной Америке.
© Chandan Khanna
Боксер-самоучка
В свои 34 года Делиан отец-одиночка и боксёр-тяжеловес. Боксировать он научился самостоятельно и теперь зарабатывает на жизнь, давая частные уроки бокса. Он считает, что Федерация бокса Гаити поступила несправедливо, запретив ему участвовать в турнирах. Он чувствует, что его обманули: «Я думаю, всё зависит от того, какие у тебя связи, кто у тебя друзья. В этой стране так трудно чего-либо добиться самому». По его словам, тренер Даниэль Эдуар пообещал послать его на турнир, но позже сказал: «Ты не годишься ». Во время интервью Эдуар подтвердил, что Делиан мог бы стать олимпийским атлетом.
Chandan Khanna
Чандан Ханна
Индия
2022 Чандан Ханна – фотожурналист агентства Agence France-Presse в Майами, Флорида. Специализируется на освещении событий в Северной Америке. Чандан Ханна – фотожурналист агентства Agence France-Presse в Майами, Флорида. Специализируется на освещении событий в Северной Америке. Чандан Ханна – фотожурналист. Живет в Майями, Флорида, работает в Agence France-Presse и освещает события в Северной Америке. 2021, Каталог 2020 Фотожурналист информационного агентства Франс Пресс в Северной Америке с 2014 года. Победитель и призер нескольких национальных и международных фотоконкурсов, обладатель премии Child Survivor Media Award, учрежденной Национальным фондом Индии и международной организацией «Спасем детей». Освещал значимые события в общественно-политической жизни разных стран, включая протестные выступления 2020 года в Миннеаполисе, США, в рамках кампании Black Lives Matter. Чандан Ханна - фотожурналист, работающий в Агентстве Франс-Пресс; живёт в Порт-о-Пренсе, Гаити, освещает события в Северной Америке.
© Chandan Khanna
Боксер-самоучка
В свои 34 года Делиан отец-одиночка и боксёр-тяжеловес. Боксировать он научился самостоятельно и теперь зарабатывает на жизнь, давая частные уроки бокса. Он считает, что Федерация бокса Гаити поступила несправедливо, запретив ему участвовать в турнирах. Он чувствует, что его обманули: «Я думаю, всё зависит от того, какие у тебя связи, кто у тебя друзья. В этой стране так трудно чего-либо добиться самому». По его словам, тренер Даниэль Эдуар пообещал послать его на турнир, но позже сказал: «Ты не годишься ». Во время интервью Эдуар подтвердил, что Делиан мог бы стать олимпийским атлетом.
Chandan Khanna
Чандан Ханна
Индия
2022 Чандан Ханна – фотожурналист агентства Agence France-Presse в Майами, Флорида. Специализируется на освещении событий в Северной Америке. Чандан Ханна – фотожурналист агентства Agence France-Presse в Майами, Флорида. Специализируется на освещении событий в Северной Америке. Чандан Ханна – фотожурналист. Живет в Майями, Флорида, работает в Agence France-Presse и освещает события в Северной Америке. 2021, Каталог 2020 Фотожурналист информационного агентства Франс Пресс в Северной Америке с 2014 года. Победитель и призер нескольких национальных и международных фотоконкурсов, обладатель премии Child Survivor Media Award, учрежденной Национальным фондом Индии и международной организацией «Спасем детей». Освещал значимые события в общественно-политической жизни разных стран, включая протестные выступления 2020 года в Миннеаполисе, США, в рамках кампании Black Lives Matter. Чандан Ханна - фотожурналист, работающий в Агентстве Франс-Пресс; живёт в Порт-о-Пренсе, Гаити, освещает события в Северной Америке.
© Chandan Khanna
Боксер-самоучка
В свои 34 года Делиан отец-одиночка и боксёр-тяжеловес. Боксировать он научился самостоятельно и теперь зарабатывает на жизнь, давая частные уроки бокса. Он считает, что Федерация бокса Гаити поступила несправедливо, запретив ему участвовать в турнирах. Он чувствует, что его обманули: «Я думаю, всё зависит от того, какие у тебя связи, кто у тебя друзья. В этой стране так трудно чего-либо добиться самому». По его словам, тренер Даниэль Эдуар пообещал послать его на турнир, но позже сказал: «Ты не годишься ». Во время интервью Эдуар подтвердил, что Делиан мог бы стать олимпийским атлетом.
Chandan Khanna
Чандан Ханна
Индия
2022 Чандан Ханна – фотожурналист агентства Agence France-Presse в Майами, Флорида. Специализируется на освещении событий в Северной Америке. Чандан Ханна – фотожурналист агентства Agence France-Presse в Майами, Флорида. Специализируется на освещении событий в Северной Америке. Чандан Ханна – фотожурналист. Живет в Майями, Флорида, работает в Agence France-Presse и освещает события в Северной Америке. 2021, Каталог 2020 Фотожурналист информационного агентства Франс Пресс в Северной Америке с 2014 года. Победитель и призер нескольких национальных и международных фотоконкурсов, обладатель премии Child Survivor Media Award, учрежденной Национальным фондом Индии и международной организацией «Спасем детей». Освещал значимые события в общественно-политической жизни разных стран, включая протестные выступления 2020 года в Миннеаполисе, США, в рамках кампании Black Lives Matter. Чандан Ханна - фотожурналист, работающий в Агентстве Франс-Пресс; живёт в Порт-о-Пренсе, Гаити, освещает события в Северной Америке.
© Chandan Khanna
Боксер-самоучка
В свои 34 года Делиан отец-одиночка и боксёр-тяжеловес. Боксировать он научился самостоятельно и теперь зарабатывает на жизнь, давая частные уроки бокса. Он считает, что Федерация бокса Гаити поступила несправедливо, запретив ему участвовать в турнирах. Он чувствует, что его обманули: «Я думаю, всё зависит от того, какие у тебя связи, кто у тебя друзья. В этой стране так трудно чего-либо добиться самому». По его словам, тренер Даниэль Эдуар пообещал послать его на турнир, но позже сказал: «Ты не годишься ». Во время интервью Эдуар подтвердил, что Делиан мог бы стать олимпийским атлетом.
Chandan Khanna
Чандан Ханна
Индия
2022 Чандан Ханна – фотожурналист агентства Agence France-Presse в Майами, Флорида. Специализируется на освещении событий в Северной Америке. Чандан Ханна – фотожурналист агентства Agence France-Presse в Майами, Флорида. Специализируется на освещении событий в Северной Америке. Чандан Ханна – фотожурналист. Живет в Майями, Флорида, работает в Agence France-Presse и освещает события в Северной Америке. 2021, Каталог 2020 Фотожурналист информационного агентства Франс Пресс в Северной Америке с 2014 года. Победитель и призер нескольких национальных и международных фотоконкурсов, обладатель премии Child Survivor Media Award, учрежденной Национальным фондом Индии и международной организацией «Спасем детей». Освещал значимые события в общественно-политической жизни разных стран, включая протестные выступления 2020 года в Миннеаполисе, США, в рамках кампании Black Lives Matter. Чандан Ханна - фотожурналист, работающий в Агентстве Франс-Пресс; живёт в Порт-о-Пренсе, Гаити, освещает события в Северной Америке.
© Chandan Khanna
Боксер-самоучка
В свои 34 года Делиан отец-одиночка и боксёр-тяжеловес. Боксировать он научился самостоятельно и теперь зарабатывает на жизнь, давая частные уроки бокса. Он считает, что Федерация бокса Гаити поступила несправедливо, запретив ему участвовать в турнирах. Он чувствует, что его обманули: «Я думаю, всё зависит от того, какие у тебя связи, кто у тебя друзья. В этой стране так трудно чего-либо добиться самому». По его словам, тренер Даниэль Эдуар пообещал послать его на турнир, но позже сказал: «Ты не годишься ». Во время интервью Эдуар подтвердил, что Делиан мог бы стать олимпийским атлетом.
Chandan Khanna
Чандан Ханна
Индия
2022 Чандан Ханна – фотожурналист агентства Agence France-Presse в Майами, Флорида. Специализируется на освещении событий в Северной Америке. Чандан Ханна – фотожурналист агентства Agence France-Presse в Майами, Флорида. Специализируется на освещении событий в Северной Америке. Чандан Ханна – фотожурналист. Живет в Майями, Флорида, работает в Agence France-Presse и освещает события в Северной Америке. 2021, Каталог 2020 Фотожурналист информационного агентства Франс Пресс в Северной Америке с 2014 года. Победитель и призер нескольких национальных и международных фотоконкурсов, обладатель премии Child Survivor Media Award, учрежденной Национальным фондом Индии и международной организацией «Спасем детей». Освещал значимые события в общественно-политической жизни разных стран, включая протестные выступления 2020 года в Миннеаполисе, США, в рамках кампании Black Lives Matter. Чандан Ханна - фотожурналист, работающий в Агентстве Франс-Пресс; живёт в Порт-о-Пренсе, Гаити, освещает события в Северной Америке.
© Chandan Khanna
Боксер-самоучка
В свои 34 года Делиан отец-одиночка и боксёр-тяжеловес. Боксировать он научился самостоятельно и теперь зарабатывает на жизнь, давая частные уроки бокса. Он считает, что Федерация бокса Гаити поступила несправедливо, запретив ему участвовать в турнирах. Он чувствует, что его обманули: «Я думаю, всё зависит от того, какие у тебя связи, кто у тебя друзья. В этой стране так трудно чего-либо добиться самому». По его словам, тренер Даниэль Эдуар пообещал послать его на турнир, но позже сказал: «Ты не годишься ». Во время интервью Эдуар подтвердил, что Делиан мог бы стать олимпийским атлетом.
Chandan Khanna
Чандан Ханна
Индия
2022 Чандан Ханна – фотожурналист агентства Agence France-Presse в Майами, Флорида. Специализируется на освещении событий в Северной Америке. Чандан Ханна – фотожурналист агентства Agence France-Presse в Майами, Флорида. Специализируется на освещении событий в Северной Америке. Чандан Ханна – фотожурналист. Живет в Майями, Флорида, работает в Agence France-Presse и освещает события в Северной Америке. 2021, Каталог 2020 Фотожурналист информационного агентства Франс Пресс в Северной Америке с 2014 года. Победитель и призер нескольких национальных и международных фотоконкурсов, обладатель премии Child Survivor Media Award, учрежденной Национальным фондом Индии и международной организацией «Спасем детей». Освещал значимые события в общественно-политической жизни разных стран, включая протестные выступления 2020 года в Миннеаполисе, США, в рамках кампании Black Lives Matter. Чандан Ханна - фотожурналист, работающий в Агентстве Франс-Пресс; живёт в Порт-о-Пренсе, Гаити, освещает события в Северной Америке.
© Chandan Khanna
Боксер-самоучка
В свои 34 года Делиан отец-одиночка и боксёр-тяжеловес. Боксировать он научился самостоятельно и теперь зарабатывает на жизнь, давая частные уроки бокса. Он считает, что Федерация бокса Гаити поступила несправедливо, запретив ему участвовать в турнирах. Он чувствует, что его обманули: «Я думаю, всё зависит от того, какие у тебя связи, кто у тебя друзья. В этой стране так трудно чего-либо добиться самому». По его словам, тренер Даниэль Эдуар пообещал послать его на турнир, но позже сказал: «Ты не годишься ». Во время интервью Эдуар подтвердил, что Делиан мог бы стать олимпийским атлетом.
Chandan Khanna
Чандан Ханна
Индия
2022 Чандан Ханна – фотожурналист агентства Agence France-Presse в Майами, Флорида. Специализируется на освещении событий в Северной Америке. Чандан Ханна – фотожурналист агентства Agence France-Presse в Майами, Флорида. Специализируется на освещении событий в Северной Америке. Чандан Ханна – фотожурналист. Живет в Майями, Флорида, работает в Agence France-Presse и освещает события в Северной Америке. 2021, Каталог 2020 Фотожурналист информационного агентства Франс Пресс в Северной Америке с 2014 года. Победитель и призер нескольких национальных и международных фотоконкурсов, обладатель премии Child Survivor Media Award, учрежденной Национальным фондом Индии и международной организацией «Спасем детей». Освещал значимые события в общественно-политической жизни разных стран, включая протестные выступления 2020 года в Миннеаполисе, США, в рамках кампании Black Lives Matter. Чандан Ханна - фотожурналист, работающий в Агентстве Франс-Пресс; живёт в Порт-о-Пренсе, Гаити, освещает события в Северной Америке.
Боксер-самоучка
Особая отметка жюри
Одиночные работы
© Sumit Sanyal
Жизнь на краю
На острове Мусуни местный житель набирает воду из колонки. Высокие волны прилива накатываются на берег. Когда-то стена отгораживала колонку от воды, но она разрушилась. Из-за подъёма уровня моря участились наводнения, которые наносят острову колоссальный ущерб.
Sumit Sanyal
Сумит Санья
Индия
Сумит Санья, фотограф-фрилансер, живет в Калькутте (Индия). Окончил Национальную академию фотоискусства в Калькутте. Работы экспонировались на нескольких выставках и публиковались в печати. В настоящее время работает стрингером в агентстве Анадолу.
Жизнь на краю
Жизнь на краю
1-е место. Специальный приз Шанхайской объединённой медиа группы
© Abdul Momin
Рыбалка на Джамуне
Рыбаки ловят рыбу на реке Джамуне в Богре (Бангладеш).
Abdul Momin
Абдул Момин
Бангладеш
Увлекся фотографией во время учебы в колледже, отказался от карьеры офисного работника и стал изучать жизнь окружающих его людей. Его работы публиковались в таких авторитетных изданиях, как The Guardian, The Times, The Telegraph, National Geographic, The Mirror. Обладатель различных национальных и международных наград. По словам Абдула, фотография изменила его жизнь: она позволяет делиться своим взглядом на мир с другими людьми.
Рыбная ловля на Джамуне
Рыбалка на Джамуне
2-е место
© Sean Steininger
Круг жизни
Когда заглядываешь в глаза киту-горбачу и он смотрит на тебя, становится ясно, что это существо обладает сознанием. Ничто не может сравниться с ощущением, что океан принадлежит тебе и этим кротким гигантам. Размеры этих китов не поддаются описанию. Мне повезло, я несколько месяцев сотрудничал с компанией, которая организует экскурсии ̶ плавание с горбатыми китами в Тонга. В районе Полинезии наблюдается самое большое скопление китов на планете. Впечатления, полученные там, незабываемы. Королевство Тонга одним из первых запретило охоту на китов и возглавило движение за сохранение популяции китов и сохранение морских экосистем. Поголовье китов постепенно увеличивается. Это позволяет надеяться на благополучное будущее для всей акватории. При желании мы можем многое изменить к лучшему.
Sean Steininger
Шон Стейнингер
США
Родился и вырос в сельской местности на берегу озера в штате Кентукки. Диплом инструктора по дайвингу, полученный в Таиланде, дал ему возможность объединить увлечение фотографией и любовь к морю. В поисках сюжетов для новых захватывающих снимков сказочных созданий, населяющих моря и океаны, Шон побывал на малых островах Юго-Восточной Азии, в Полинезии, жил на побережье близ Сиднея, проделал путь от Галапагосских островов до Амазонки.
Круг жизни
Круг жизни
3-е место
© Fyodor Telkov
Старообрядцы несут крест, чтобы установить его на месте скита
Старообрядцы, по сути, первые русские поселенцы на Среднем Урале. Они жили и трудились на демидовских заводах, где чувствовали себя в относительной безопасности. Прихожане Храма во имя Всемилостивого Спаса (старообрядческий храм Белокриницкого согласия в Свердловской области) несут памятный крест, чтобы установить его на месте, где раньше находился старообрядческий скит.
Федор Телков
Федор Телков
Россия
Фотограф, куратор. Член союза фотохудожников России с 2008 года. Родился в 1986 году в Нижнем Тагиле. Окончил художественно-графический факультет Нижнетагильской государственной социально-педагогической академии. В настоящее время живет и работает в Екатеринбурге. Родился в 1986 году, гражданин России. Окончил художественно-графический факультет Нижнетагильской социально-педагогической академии. Публиковался в изданиях GEO, «Русский репортер», «Огонек», Forbes, Rolling Stone, Foto & video, Digital Photo, а также интернет-изданиях Russia Beyond the Headlines, Colors Magazine, Calvert, Colta, «Русская планета» и других. Предпочитает работать в области документальной и файн-арт фотографии. В фото пришел из живописи и графики, считает фотографию способом разобраться в проблемах и представить свою точку зрения.
Старообрядцы несут крест, чтобы установить его на месте скитов.
Старообрядцы несут крест, чтобы установить его на месте скита
Особая отметка жюри
© Balazs Beli
Час синевы
Окутанный голубой дымкой центр Будапешта с высоты птичьего полёта.
Balazs Beli
Балаш Бели
Венгрия
Балаш родился в Венгрии в 1987 г. С 2006 по 2010 год работал в ежедневной газете Magyar Hirlap. С августа 2010 г. сотрудник еженедельного журнала Barikad и интернет-портала alfahir.hu news portal. Удостоен MUOSZ Гран-при на венгерском конкурсе Press Photo в 2014 г.
Час синевы
Час синевы
Особая отметка жюри
© Shubham Kothavale
Розовый фестиваль
Фестиваль проводится в городе Колхапуре, штат Махараштра, Индия.
Shubham Кothavale
Шубхам Котхавале
Индия
Учащийся колледжа.
Розовый фестиваль
Розовый фестиваль
Особая отметка жюри
Серии
© Sergei Parshukov
Столица исчезающего мира (долгосрочный проект)
Воркута — четвертый по величине город, расположенный за Полярным кругом, и самый восточный город в Европе. Он окружен плотным кольцом рабочих поселков. Почти сразу после основания города в Воркуте был создан один из крупнейших лагерей в системе ГУЛАГа, куда ссылали заключенных со всего мира. К 1951 году в нем содержалось 73 тысячи человек, включая иностранцев. Именно поэтому городу дали неофициальное название "столица мира". Сейчас население Воркуты стремительно сокращается – город занимает первое место в стране по темпам убывания населения. Если в 1990-х годах здесь проживало более 110 тысяч человек, то сейчас – менее 60 тысяч. Поселки, построенные при шахтах, вымерли первыми. Большинство из них сейчас напоминают города-призраки. Люди покидают свои дома и квартиры, бросая мебель и вещи, которые слишком дорого куда-то везти из этого отдаленного уголка России. Они оставляют свои истории и свою прошлую жизнь в Воркуте.
Сергей Паршуков
Сергей Паршуков
Россия
Документальный фотограф. Член Союза фотохудожников России. В персональных проектах затрагивает социальные темы и повседневную жизнь провинциальных городов и сельской местности. Внештатный фотограф информационного агентства ТАСС.
Столица исчезающего мира (долгосрочный проект)
© Sergei Parshukov
Столица исчезающего мира (долгосрочный проект)
Воркута — четвертый по величине город, расположенный за Полярным кругом, и самый восточный город в Европе. Он окружен плотным кольцом рабочих поселков. Почти сразу после основания города в Воркуте был создан один из крупнейших лагерей в системе ГУЛАГа, куда ссылали заключенных со всего мира. К 1951 году в нем содержалось 73 тысячи человек, включая иностранцев. Именно поэтому городу дали неофициальное название "столица мира". Сейчас население Воркуты стремительно сокращается – город занимает первое место в стране по темпам убывания населения. Если в 1990-х годах здесь проживало более 110 тысяч человек, то сейчас – менее 60 тысяч. Поселки, построенные при шахтах, вымерли первыми. Большинство из них сейчас напоминают города-призраки. Люди покидают свои дома и квартиры, бросая мебель и вещи, которые слишком дорого куда-то везти из этого отдаленного уголка России. Они оставляют свои истории и свою прошлую жизнь в Воркуте.
Сергей Паршуков
Сергей Паршуков
Россия
Документальный фотограф. Член Союза фотохудожников России. В персональных проектах затрагивает социальные темы и повседневную жизнь провинциальных городов и сельской местности. Внештатный фотограф информационного агентства ТАСС.
© Sergei Parshukov
Столица исчезающего мира (долгосрочный проект)
Воркута — четвертый по величине город, расположенный за Полярным кругом, и самый восточный город в Европе. Он окружен плотным кольцом рабочих поселков. Почти сразу после основания города в Воркуте был создан один из крупнейших лагерей в системе ГУЛАГа, куда ссылали заключенных со всего мира. К 1951 году в нем содержалось 73 тысячи человек, включая иностранцев. Именно поэтому городу дали неофициальное название "столица мира". Сейчас население Воркуты стремительно сокращается – город занимает первое место в стране по темпам убывания населения. Если в 1990-х годах здесь проживало более 110 тысяч человек, то сейчас – менее 60 тысяч. Поселки, построенные при шахтах, вымерли первыми. Большинство из них сейчас напоминают города-призраки. Люди покидают свои дома и квартиры, бросая мебель и вещи, которые слишком дорого куда-то везти из этого отдаленного уголка России. Они оставляют свои истории и свою прошлую жизнь в Воркуте.
Сергей Паршуков
Сергей Паршуков
Россия
Документальный фотограф. Член Союза фотохудожников России. В персональных проектах затрагивает социальные темы и повседневную жизнь провинциальных городов и сельской местности. Внештатный фотограф информационного агентства ТАСС.
© Sergei Parshukov
Столица исчезающего мира (долгосрочный проект)
Воркута — четвертый по величине город, расположенный за Полярным кругом, и самый восточный город в Европе. Он окружен плотным кольцом рабочих поселков. Почти сразу после основания города в Воркуте был создан один из крупнейших лагерей в системе ГУЛАГа, куда ссылали заключенных со всего мира. К 1951 году в нем содержалось 73 тысячи человек, включая иностранцев. Именно поэтому городу дали неофициальное название "столица мира". Сейчас население Воркуты стремительно сокращается – город занимает первое место в стране по темпам убывания населения. Если в 1990-х годах здесь проживало более 110 тысяч человек, то сейчас – менее 60 тысяч. Поселки, построенные при шахтах, вымерли первыми. Большинство из них сейчас напоминают города-призраки. Люди покидают свои дома и квартиры, бросая мебель и вещи, которые слишком дорого куда-то везти из этого отдаленного уголка России. Они оставляют свои истории и свою прошлую жизнь в Воркуте.
Сергей Паршуков
Сергей Паршуков
Россия
Документальный фотограф. Член Союза фотохудожников России. В персональных проектах затрагивает социальные темы и повседневную жизнь провинциальных городов и сельской местности. Внештатный фотограф информационного агентства ТАСС.
© Sergei Parshukov
Столица исчезающего мира (долгосрочный проект)
Воркута — четвертый по величине город, расположенный за Полярным кругом, и самый восточный город в Европе. Он окружен плотным кольцом рабочих поселков. Почти сразу после основания города в Воркуте был создан один из крупнейших лагерей в системе ГУЛАГа, куда ссылали заключенных со всего мира. К 1951 году в нем содержалось 73 тысячи человек, включая иностранцев. Именно поэтому городу дали неофициальное название "столица мира". Сейчас население Воркуты стремительно сокращается – город занимает первое место в стране по темпам убывания населения. Если в 1990-х годах здесь проживало более 110 тысяч человек, то сейчас – менее 60 тысяч. Поселки, построенные при шахтах, вымерли первыми. Большинство из них сейчас напоминают города-призраки. Люди покидают свои дома и квартиры, бросая мебель и вещи, которые слишком дорого куда-то везти из этого отдаленного уголка России. Они оставляют свои истории и свою прошлую жизнь в Воркуте.
Сергей Паршуков
Сергей Паршуков
Россия
Документальный фотограф. Член Союза фотохудожников России. В персональных проектах затрагивает социальные темы и повседневную жизнь провинциальных городов и сельской местности. Внештатный фотограф информационного агентства ТАСС.
© Sergei Parshukov
Столица исчезающего мира (долгосрочный проект)
Воркута — четвертый по величине город, расположенный за Полярным кругом, и самый восточный город в Европе. Он окружен плотным кольцом рабочих поселков. Почти сразу после основания города в Воркуте был создан один из крупнейших лагерей в системе ГУЛАГа, куда ссылали заключенных со всего мира. К 1951 году в нем содержалось 73 тысячи человек, включая иностранцев. Именно поэтому городу дали неофициальное название "столица мира". Сейчас население Воркуты стремительно сокращается – город занимает первое место в стране по темпам убывания населения. Если в 1990-х годах здесь проживало более 110 тысяч человек, то сейчас – менее 60 тысяч. Поселки, построенные при шахтах, вымерли первыми. Большинство из них сейчас напоминают города-призраки. Люди покидают свои дома и квартиры, бросая мебель и вещи, которые слишком дорого куда-то везти из этого отдаленного уголка России. Они оставляют свои истории и свою прошлую жизнь в Воркуте.
Сергей Паршуков
Сергей Паршуков
Россия
Документальный фотограф. Член Союза фотохудожников России. В персональных проектах затрагивает социальные темы и повседневную жизнь провинциальных городов и сельской местности. Внештатный фотограф информационного агентства ТАСС.
© Sergei Parshukov
Столица исчезающего мира (долгосрочный проект)
Воркута — четвертый по величине город, расположенный за Полярным кругом, и самый восточный город в Европе. Он окружен плотным кольцом рабочих поселков. Почти сразу после основания города в Воркуте был создан один из крупнейших лагерей в системе ГУЛАГа, куда ссылали заключенных со всего мира. К 1951 году в нем содержалось 73 тысячи человек, включая иностранцев. Именно поэтому городу дали неофициальное название "столица мира". Сейчас население Воркуты стремительно сокращается – город занимает первое место в стране по темпам убывания населения. Если в 1990-х годах здесь проживало более 110 тысяч человек, то сейчас – менее 60 тысяч. Поселки, построенные при шахтах, вымерли первыми. Большинство из них сейчас напоминают города-призраки. Люди покидают свои дома и квартиры, бросая мебель и вещи, которые слишком дорого куда-то везти из этого отдаленного уголка России. Они оставляют свои истории и свою прошлую жизнь в Воркуте.
Сергей Паршуков
Сергей Паршуков
Россия
Документальный фотограф. Член Союза фотохудожников России. В персональных проектах затрагивает социальные темы и повседневную жизнь провинциальных городов и сельской местности. Внештатный фотограф информационного агентства ТАСС.
© Sergei Parshukov
Столица исчезающего мира (долгосрочный проект)
Воркута — четвертый по величине город, расположенный за Полярным кругом, и самый восточный город в Европе. Он окружен плотным кольцом рабочих поселков. Почти сразу после основания города в Воркуте был создан один из крупнейших лагерей в системе ГУЛАГа, куда ссылали заключенных со всего мира. К 1951 году в нем содержалось 73 тысячи человек, включая иностранцев. Именно поэтому городу дали неофициальное название "столица мира". Сейчас население Воркуты стремительно сокращается – город занимает первое место в стране по темпам убывания населения. Если в 1990-х годах здесь проживало более 110 тысяч человек, то сейчас – менее 60 тысяч. Поселки, построенные при шахтах, вымерли первыми. Большинство из них сейчас напоминают города-призраки. Люди покидают свои дома и квартиры, бросая мебель и вещи, которые слишком дорого куда-то везти из этого отдаленного уголка России. Они оставляют свои истории и свою прошлую жизнь в Воркуте.
Сергей Паршуков
Сергей Паршуков
Россия
Документальный фотограф. Член Союза фотохудожников России. В персональных проектах затрагивает социальные темы и повседневную жизнь провинциальных городов и сельской местности. Внештатный фотограф информационного агентства ТАСС.
© Sergei Parshukov
Столица исчезающего мира (долгосрочный проект)
Воркута — четвертый по величине город, расположенный за Полярным кругом, и самый восточный город в Европе. Он окружен плотным кольцом рабочих поселков. Почти сразу после основания города в Воркуте был создан один из крупнейших лагерей в системе ГУЛАГа, куда ссылали заключенных со всего мира. К 1951 году в нем содержалось 73 тысячи человек, включая иностранцев. Именно поэтому городу дали неофициальное название "столица мира". Сейчас население Воркуты стремительно сокращается – город занимает первое место в стране по темпам убывания населения. Если в 1990-х годах здесь проживало более 110 тысяч человек, то сейчас – менее 60 тысяч. Поселки, построенные при шахтах, вымерли первыми. Большинство из них сейчас напоминают города-призраки. Люди покидают свои дома и квартиры, бросая мебель и вещи, которые слишком дорого куда-то везти из этого отдаленного уголка России. Они оставляют свои истории и свою прошлую жизнь в Воркуте.
Сергей Паршуков
Сергей Паршуков
Россия
Документальный фотограф. Член Союза фотохудожников России. В персональных проектах затрагивает социальные темы и повседневную жизнь провинциальных городов и сельской местности. Внештатный фотограф информационного агентства ТАСС.
© Sergei Parshukov
Столица исчезающего мира (долгосрочный проект)
Воркута — четвертый по величине город, расположенный за Полярным кругом, и самый восточный город в Европе. Он окружен плотным кольцом рабочих поселков. Почти сразу после основания города в Воркуте был создан один из крупнейших лагерей в системе ГУЛАГа, куда ссылали заключенных со всего мира. К 1951 году в нем содержалось 73 тысячи человек, включая иностранцев. Именно поэтому городу дали неофициальное название "столица мира". Сейчас население Воркуты стремительно сокращается – город занимает первое место в стране по темпам убывания населения. Если в 1990-х годах здесь проживало более 110 тысяч человек, то сейчас – менее 60 тысяч. Поселки, построенные при шахтах, вымерли первыми. Большинство из них сейчас напоминают города-призраки. Люди покидают свои дома и квартиры, бросая мебель и вещи, которые слишком дорого куда-то везти из этого отдаленного уголка России. Они оставляют свои истории и свою прошлую жизнь в Воркуте.
Сергей Паршуков
Сергей Паршуков
Россия
Документальный фотограф. Член Союза фотохудожников России. В персональных проектах затрагивает социальные темы и повседневную жизнь провинциальных городов и сельской местности. Внештатный фотограф информационного агентства ТАСС.
© Sergei Parshukov
Столица исчезающего мира (долгосрочный проект)
Воркута — четвертый по величине город, расположенный за Полярным кругом, и самый восточный город в Европе. Он окружен плотным кольцом рабочих поселков. Почти сразу после основания города в Воркуте был создан один из крупнейших лагерей в системе ГУЛАГа, куда ссылали заключенных со всего мира. К 1951 году в нем содержалось 73 тысячи человек, включая иностранцев. Именно поэтому городу дали неофициальное название "столица мира". Сейчас население Воркуты стремительно сокращается – город занимает первое место в стране по темпам убывания населения. Если в 1990-х годах здесь проживало более 110 тысяч человек, то сейчас – менее 60 тысяч. Поселки, построенные при шахтах, вымерли первыми. Большинство из них сейчас напоминают города-призраки. Люди покидают свои дома и квартиры, бросая мебель и вещи, которые слишком дорого куда-то везти из этого отдаленного уголка России. Они оставляют свои истории и свою прошлую жизнь в Воркуте.
Сергей Паршуков
Сергей Паршуков
Россия
Документальный фотограф. Член Союза фотохудожников России. В персональных проектах затрагивает социальные темы и повседневную жизнь провинциальных городов и сельской местности. Внештатный фотограф информационного агентства ТАСС.
© Sergei Parshukov
Столица исчезающего мира (долгосрочный проект)
Воркута — четвертый по величине город, расположенный за Полярным кругом, и самый восточный город в Европе. Он окружен плотным кольцом рабочих поселков. Почти сразу после основания города в Воркуте был создан один из крупнейших лагерей в системе ГУЛАГа, куда ссылали заключенных со всего мира. К 1951 году в нем содержалось 73 тысячи человек, включая иностранцев. Именно поэтому городу дали неофициальное название "столица мира". Сейчас население Воркуты стремительно сокращается – город занимает первое место в стране по темпам убывания населения. Если в 1990-х годах здесь проживало более 110 тысяч человек, то сейчас – менее 60 тысяч. Поселки, построенные при шахтах, вымерли первыми. Большинство из них сейчас напоминают города-призраки. Люди покидают свои дома и квартиры, бросая мебель и вещи, которые слишком дорого куда-то везти из этого отдаленного уголка России. Они оставляют свои истории и свою прошлую жизнь в Воркуте.
Сергей Паршуков
Сергей Паршуков
Россия
Документальный фотограф. Член Союза фотохудожников России. В персональных проектах затрагивает социальные темы и повседневную жизнь провинциальных городов и сельской местности. Внештатный фотограф информационного агентства ТАСС.
Столица исчезающего мира (долгосрочный проект)
1-е место
© Kevin Krautgartner
Забой выработки бокситов - источника получения алюминия
Аэрофотосъемка. Все фотографии были сделаны с вертолета с использованием среднеформатных фотоаппаратов. Бокситы – основная руда, используемая по всему миру для производства алюминия. Она имеет характерный красноватый оттенок из-за высокой концентрации оксидов и гидроксидов алюминия. Бокситы прекрасно подходят для производства алюминия, а их использование считается самым эффективным способом производства этого метала. На фоне растущего спроса на алюминий по всему миру бокситы особенно востребованы. В то же время, производство алюминия – энергозатратный процесс, сопровождающийся выделением значительного количества тепла. При добыче бокситов задействуются огромные площади, которые в дальнейшем необходимо рекультивировать. Выработки бокситовых руд обычно занимают несколько гектаров. Но если, оставив проблемные вопросы в стороне, взглянуть на них с высоты птичьего полета, разглядеть так называемые хвостохранилища, они выглядят как огромные абстрактные картины маслом.
Kevin Krautgartner
Кевин Краутгартнер
Германия
Кевин Краутгартнер родился и вырос в Германии. В настоящее время живет и работает в Вуппертале. Цифровой фотографией Кевин занимался еще в годы изучения дизайна. Этот опыт оказал большое влияние на его работы.
Бокситовый рудник – источник алюминия
© Kevin Krautgartner
Забой выработки бокситов - источника получения алюминия
Аэрофотосъемка. Все фотографии были сделаны с вертолета с использованием среднеформатных фотоаппаратов. Бокситы – основная руда, используемая по всему миру для производства алюминия. Она имеет характерный красноватый оттенок из-за высокой концентрации оксидов и гидроксидов алюминия. Бокситы прекрасно подходят для производства алюминия, а их использование считается самым эффективным способом производства этого метала. На фоне растущего спроса на алюминий по всему миру бокситы особенно востребованы. В то же время, производство алюминия – энергозатратный процесс, сопровождающийся выделением значительного количества тепла. При добыче бокситов задействуются огромные площади, которые в дальнейшем необходимо рекультивировать. Выработки бокситовых руд обычно занимают несколько гектаров. Но если, оставив проблемные вопросы в стороне, взглянуть на них с высоты птичьего полета, разглядеть так называемые хвостохранилища, они выглядят как огромные абстрактные картины маслом.
Kevin Krautgartner
Кевин Краутгартнер
Германия
Кевин Краутгартнер родился и вырос в Германии. В настоящее время живет и работает в Вуппертале. Цифровой фотографией Кевин занимался еще в годы изучения дизайна. Этот опыт оказал большое влияние на его работы.
© Kevin Krautgartner
Забой выработки бокситов - источника получения алюминия
Аэрофотосъемка. Все фотографии были сделаны с вертолета с использованием среднеформатных фотоаппаратов. Бокситы – основная руда, используемая по всему миру для производства алюминия. Она имеет характерный красноватый оттенок из-за высокой концентрации оксидов и гидроксидов алюминия. Бокситы прекрасно подходят для производства алюминия, а их использование считается самым эффективным способом производства этого метала. На фоне растущего спроса на алюминий по всему миру бокситы особенно востребованы. В то же время, производство алюминия – энергозатратный процесс, сопровождающийся выделением значительного количества тепла. При добыче бокситов задействуются огромные площади, которые в дальнейшем необходимо рекультивировать. Выработки бокситовых руд обычно занимают несколько гектаров. Но если, оставив проблемные вопросы в стороне, взглянуть на них с высоты птичьего полета, разглядеть так называемые хвостохранилища, они выглядят как огромные абстрактные картины маслом.
Kevin Krautgartner
Кевин Краутгартнер
Германия
Кевин Краутгартнер родился и вырос в Германии. В настоящее время живет и работает в Вуппертале. Цифровой фотографией Кевин занимался еще в годы изучения дизайна. Этот опыт оказал большое влияние на его работы.
© Kevin Krautgartner
Забой выработки бокситов - источника получения алюминия
Аэрофотосъемка. Все фотографии были сделаны с вертолета с использованием среднеформатных фотоаппаратов. Бокситы – основная руда, используемая по всему миру для производства алюминия. Она имеет характерный красноватый оттенок из-за высокой концентрации оксидов и гидроксидов алюминия. Бокситы прекрасно подходят для производства алюминия, а их использование считается самым эффективным способом производства этого метала. На фоне растущего спроса на алюминий по всему миру бокситы особенно востребованы. В то же время, производство алюминия – энергозатратный процесс, сопровождающийся выделением значительного количества тепла. При добыче бокситов задействуются огромные площади, которые в дальнейшем необходимо рекультивировать. Выработки бокситовых руд обычно занимают несколько гектаров. Но если, оставив проблемные вопросы в стороне, взглянуть на них с высоты птичьего полета, разглядеть так называемые хвостохранилища, они выглядят как огромные абстрактные картины маслом.
Kevin Krautgartner
Кевин Краутгартнер
Германия
Кевин Краутгартнер родился и вырос в Германии. В настоящее время живет и работает в Вуппертале. Цифровой фотографией Кевин занимался еще в годы изучения дизайна. Этот опыт оказал большое влияние на его работы.
© Kevin Krautgartner
Забой выработки бокситов - источника получения алюминия
Аэрофотосъемка. Все фотографии были сделаны с вертолета с использованием среднеформатных фотоаппаратов. Бокситы – основная руда, используемая по всему миру для производства алюминия. Она имеет характерный красноватый оттенок из-за высокой концентрации оксидов и гидроксидов алюминия. Бокситы прекрасно подходят для производства алюминия, а их использование считается самым эффективным способом производства этого метала. На фоне растущего спроса на алюминий по всему миру бокситы особенно востребованы. В то же время, производство алюминия – энергозатратный процесс, сопровождающийся выделением значительного количества тепла. При добыче бокситов задействуются огромные площади, которые в дальнейшем необходимо рекультивировать. Выработки бокситовых руд обычно занимают несколько гектаров. Но если, оставив проблемные вопросы в стороне, взглянуть на них с высоты птичьего полета, разглядеть так называемые хвостохранилища, они выглядят как огромные абстрактные картины маслом.
Kevin Krautgartner
Кевин Краутгартнер
Германия
Кевин Краутгартнер родился и вырос в Германии. В настоящее время живет и работает в Вуппертале. Цифровой фотографией Кевин занимался еще в годы изучения дизайна. Этот опыт оказал большое влияние на его работы.
© Kevin Krautgartner
Забой выработки бокситов - источника получения алюминия
Аэрофотосъемка. Все фотографии были сделаны с вертолета с использованием среднеформатных фотоаппаратов. Бокситы – основная руда, используемая по всему миру для производства алюминия. Она имеет характерный красноватый оттенок из-за высокой концентрации оксидов и гидроксидов алюминия. Бокситы прекрасно подходят для производства алюминия, а их использование считается самым эффективным способом производства этого метала. На фоне растущего спроса на алюминий по всему миру бокситы особенно востребованы. В то же время, производство алюминия – энергозатратный процесс, сопровождающийся выделением значительного количества тепла. При добыче бокситов задействуются огромные площади, которые в дальнейшем необходимо рекультивировать. Выработки бокситовых руд обычно занимают несколько гектаров. Но если, оставив проблемные вопросы в стороне, взглянуть на них с высоты птичьего полета, разглядеть так называемые хвостохранилища, они выглядят как огромные абстрактные картины маслом.
Kevin Krautgartner
Кевин Краутгартнер
Германия
Кевин Краутгартнер родился и вырос в Германии. В настоящее время живет и работает в Вуппертале. Цифровой фотографией Кевин занимался еще в годы изучения дизайна. Этот опыт оказал большое влияние на его работы.
© Kevin Krautgartner
Забой выработки бокситов - источника получения алюминия
Аэрофотосъемка. Все фотографии были сделаны с вертолета с использованием среднеформатных фотоаппаратов. Бокситы – основная руда, используемая по всему миру для производства алюминия. Она имеет характерный красноватый оттенок из-за высокой концентрации оксидов и гидроксидов алюминия. Бокситы прекрасно подходят для производства алюминия, а их использование считается самым эффективным способом производства этого метала. На фоне растущего спроса на алюминий по всему миру бокситы особенно востребованы. В то же время, производство алюминия – энергозатратный процесс, сопровождающийся выделением значительного количества тепла. При добыче бокситов задействуются огромные площади, которые в дальнейшем необходимо рекультивировать. Выработки бокситовых руд обычно занимают несколько гектаров. Но если, оставив проблемные вопросы в стороне, взглянуть на них с высоты птичьего полета, разглядеть так называемые хвостохранилища, они выглядят как огромные абстрактные картины маслом.
Kevin Krautgartner
Кевин Краутгартнер
Германия
Кевин Краутгартнер родился и вырос в Германии. В настоящее время живет и работает в Вуппертале. Цифровой фотографией Кевин занимался еще в годы изучения дизайна. Этот опыт оказал большое влияние на его работы.
© Kevin Krautgartner
Забой выработки бокситов - источника получения алюминия
Аэрофотосъемка. Все фотографии были сделаны с вертолета с использованием среднеформатных фотоаппаратов. Бокситы – основная руда, используемая по всему миру для производства алюминия. Она имеет характерный красноватый оттенок из-за высокой концентрации оксидов и гидроксидов алюминия. Бокситы прекрасно подходят для производства алюминия, а их использование считается самым эффективным способом производства этого метала. На фоне растущего спроса на алюминий по всему миру бокситы особенно востребованы. В то же время, производство алюминия – энергозатратный процесс, сопровождающийся выделением значительного количества тепла. При добыче бокситов задействуются огромные площади, которые в дальнейшем необходимо рекультивировать. Выработки бокситовых руд обычно занимают несколько гектаров. Но если, оставив проблемные вопросы в стороне, взглянуть на них с высоты птичьего полета, разглядеть так называемые хвостохранилища, они выглядят как огромные абстрактные картины маслом.
Kevin Krautgartner
Кевин Краутгартнер
Германия
Кевин Краутгартнер родился и вырос в Германии. В настоящее время живет и работает в Вуппертале. Цифровой фотографией Кевин занимался еще в годы изучения дизайна. Этот опыт оказал большое влияние на его работы.
© Kevin Krautgartner
Забой выработки бокситов - источника получения алюминия
Аэрофотосъемка. Все фотографии были сделаны с вертолета с использованием среднеформатных фотоаппаратов. Бокситы – основная руда, используемая по всему миру для производства алюминия. Она имеет характерный красноватый оттенок из-за высокой концентрации оксидов и гидроксидов алюминия. Бокситы прекрасно подходят для производства алюминия, а их использование считается самым эффективным способом производства этого метала. На фоне растущего спроса на алюминий по всему миру бокситы особенно востребованы. В то же время, производство алюминия – энергозатратный процесс, сопровождающийся выделением значительного количества тепла. При добыче бокситов задействуются огромные площади, которые в дальнейшем необходимо рекультивировать. Выработки бокситовых руд обычно занимают несколько гектаров. Но если, оставив проблемные вопросы в стороне, взглянуть на них с высоты птичьего полета, разглядеть так называемые хвостохранилища, они выглядят как огромные абстрактные картины маслом.
Kevin Krautgartner
Кевин Краутгартнер
Германия
Кевин Краутгартнер родился и вырос в Германии. В настоящее время живет и работает в Вуппертале. Цифровой фотографией Кевин занимался еще в годы изучения дизайна. Этот опыт оказал большое влияние на его работы.
© Kevin Krautgartner
Забой выработки бокситов - источника получения алюминия
Аэрофотосъемка. Все фотографии были сделаны с вертолета с использованием среднеформатных фотоаппаратов. Бокситы – основная руда, используемая по всему миру для производства алюминия. Она имеет характерный красноватый оттенок из-за высокой концентрации оксидов и гидроксидов алюминия. Бокситы прекрасно подходят для производства алюминия, а их использование считается самым эффективным способом производства этого метала. На фоне растущего спроса на алюминий по всему миру бокситы особенно востребованы. В то же время, производство алюминия – энергозатратный процесс, сопровождающийся выделением значительного количества тепла. При добыче бокситов задействуются огромные площади, которые в дальнейшем необходимо рекультивировать. Выработки бокситовых руд обычно занимают несколько гектаров. Но если, оставив проблемные вопросы в стороне, взглянуть на них с высоты птичьего полета, разглядеть так называемые хвостохранилища, они выглядят как огромные абстрактные картины маслом.
Kevin Krautgartner
Кевин Краутгартнер
Германия
Кевин Краутгартнер родился и вырос в Германии. В настоящее время живет и работает в Вуппертале. Цифровой фотографией Кевин занимался еще в годы изучения дизайна. Этот опыт оказал большое влияние на его работы.
Забой выработки бокситов - источника получения алюминия
2-е место
© Mary Gelman
Елена
Елена — тундровская женщина, которая шьет традиционную ненецкую одежду и совмещает национальные элементы с современными тенденциями. Её деятельностью даже заинтересовался итальянский Vogue. Бабушка научила Елену шить ещё в детстве, а братья и отец охотиться. Когда Елена ушла от мужа, она уехала из чума вместе с детьми жить в поселок Тазовский. Первое время она много шила на заказ, чтобы прокормить семью. Сейчас работы Елены популярны на всем Ямале, она регулярно участвует в конкурсах и живет своим любимым делом. Она гордиться своей культурой и хочет её развивать.
Mary Gelman
Мария Гельман
Россия
Мария Гельман, документальный фотограф из Санкт-Петербурга, член VII Photo Agency. В 2016 году окончила Школу современной фотографии ДокДокДок. Победительница разных премий и конкурсов. Работает как фотожурналист и преподаватель.
Елена
© Mary Gelman
Елена
Елена — тундровская женщина, которая шьет традиционную ненецкую одежду и совмещает национальные элементы с современными тенденциями. Её деятельностью даже заинтересовался итальянский Vogue. Бабушка научила Елену шить ещё в детстве, а братья и отец охотиться. Когда Елена ушла от мужа, она уехала из чума вместе с детьми жить в поселок Тазовский. Первое время она много шила на заказ, чтобы прокормить семью. Сейчас работы Елены популярны на всем Ямале, она регулярно участвует в конкурсах и живет своим любимым делом. Она гордиться своей культурой и хочет её развивать.
Mary Gelman
Мария Гельман
Россия
Мария Гельман, документальный фотограф из Санкт-Петербурга, член VII Photo Agency. В 2016 году окончила Школу современной фотографии ДокДокДок. Победительница разных премий и конкурсов. Работает как фотожурналист и преподаватель.
© Mary Gelman
Елена
Елена — тундровская женщина, которая шьет традиционную ненецкую одежду и совмещает национальные элементы с современными тенденциями. Её деятельностью даже заинтересовался итальянский Vogue. Бабушка научила Елену шить ещё в детстве, а братья и отец охотиться. Когда Елена ушла от мужа, она уехала из чума вместе с детьми жить в поселок Тазовский. Первое время она много шила на заказ, чтобы прокормить семью. Сейчас работы Елены популярны на всем Ямале, она регулярно участвует в конкурсах и живет своим любимым делом. Она гордиться своей культурой и хочет её развивать.
Mary Gelman
Мария Гельман
Россия
Мария Гельман, документальный фотограф из Санкт-Петербурга, член VII Photo Agency. В 2016 году окончила Школу современной фотографии ДокДокДок. Победительница разных премий и конкурсов. Работает как фотожурналист и преподаватель.
© Mary Gelman
Елена
Елена — тундровская женщина, которая шьет традиционную ненецкую одежду и совмещает национальные элементы с современными тенденциями. Её деятельностью даже заинтересовался итальянский Vogue. Бабушка научила Елену шить ещё в детстве, а братья и отец охотиться. Когда Елена ушла от мужа, она уехала из чума вместе с детьми жить в поселок Тазовский. Первое время она много шила на заказ, чтобы прокормить семью. Сейчас работы Елены популярны на всем Ямале, она регулярно участвует в конкурсах и живет своим любимым делом. Она гордиться своей культурой и хочет её развивать.
Mary Gelman
Мария Гельман
Россия
Мария Гельман, документальный фотограф из Санкт-Петербурга, член VII Photo Agency. В 2016 году окончила Школу современной фотографии ДокДокДок. Победительница разных премий и конкурсов. Работает как фотожурналист и преподаватель.
© Mary Gelman
Елена
Елена — тундровская женщина, которая шьет традиционную ненецкую одежду и совмещает национальные элементы с современными тенденциями. Её деятельностью даже заинтересовался итальянский Vogue. Бабушка научила Елену шить ещё в детстве, а братья и отец охотиться. Когда Елена ушла от мужа, она уехала из чума вместе с детьми жить в поселок Тазовский. Первое время она много шила на заказ, чтобы прокормить семью. Сейчас работы Елены популярны на всем Ямале, она регулярно участвует в конкурсах и живет своим любимым делом. Она гордиться своей культурой и хочет её развивать.
Mary Gelman
Мария Гельман
Россия
Мария Гельман, документальный фотограф из Санкт-Петербурга, член VII Photo Agency. В 2016 году окончила Школу современной фотографии ДокДокДок. Победительница разных премий и конкурсов. Работает как фотожурналист и преподаватель.
© Mary Gelman
Елена
Елена — тундровская женщина, которая шьет традиционную ненецкую одежду и совмещает национальные элементы с современными тенденциями. Её деятельностью даже заинтересовался итальянский Vogue. Бабушка научила Елену шить ещё в детстве, а братья и отец охотиться. Когда Елена ушла от мужа, она уехала из чума вместе с детьми жить в поселок Тазовский. Первое время она много шила на заказ, чтобы прокормить семью. Сейчас работы Елены популярны на всем Ямале, она регулярно участвует в конкурсах и живет своим любимым делом. Она гордиться своей культурой и хочет её развивать.
Mary Gelman
Мария Гельман
Россия
Мария Гельман, документальный фотограф из Санкт-Петербурга, член VII Photo Agency. В 2016 году окончила Школу современной фотографии ДокДокДок. Победительница разных премий и конкурсов. Работает как фотожурналист и преподаватель.
© Mary Gelman
Елена
Елена — тундровская женщина, которая шьет традиционную ненецкую одежду и совмещает национальные элементы с современными тенденциями. Её деятельностью даже заинтересовался итальянский Vogue. Бабушка научила Елену шить ещё в детстве, а братья и отец охотиться. Когда Елена ушла от мужа, она уехала из чума вместе с детьми жить в поселок Тазовский. Первое время она много шила на заказ, чтобы прокормить семью. Сейчас работы Елены популярны на всем Ямале, она регулярно участвует в конкурсах и живет своим любимым делом. Она гордиться своей культурой и хочет её развивать.
Mary Gelman
Мария Гельман
Россия
Мария Гельман, документальный фотограф из Санкт-Петербурга, член VII Photo Agency. В 2016 году окончила Школу современной фотографии ДокДокДок. Победительница разных премий и конкурсов. Работает как фотожурналист и преподаватель.
© Mary Gelman
Елена
Елена — тундровская женщина, которая шьет традиционную ненецкую одежду и совмещает национальные элементы с современными тенденциями. Её деятельностью даже заинтересовался итальянский Vogue. Бабушка научила Елену шить ещё в детстве, а братья и отец охотиться. Когда Елена ушла от мужа, она уехала из чума вместе с детьми жить в поселок Тазовский. Первое время она много шила на заказ, чтобы прокормить семью. Сейчас работы Елены популярны на всем Ямале, она регулярно участвует в конкурсах и живет своим любимым делом. Она гордиться своей культурой и хочет её развивать.
Mary Gelman
Мария Гельман
Россия
Мария Гельман, документальный фотограф из Санкт-Петербурга, член VII Photo Agency. В 2016 году окончила Школу современной фотографии ДокДокДок. Победительница разных премий и конкурсов. Работает как фотожурналист и преподаватель.
© Mary Gelman
Елена
Елена — тундровская женщина, которая шьет традиционную ненецкую одежду и совмещает национальные элементы с современными тенденциями. Её деятельностью даже заинтересовался итальянский Vogue. Бабушка научила Елену шить ещё в детстве, а братья и отец охотиться. Когда Елена ушла от мужа, она уехала из чума вместе с детьми жить в поселок Тазовский. Первое время она много шила на заказ, чтобы прокормить семью. Сейчас работы Елены популярны на всем Ямале, она регулярно участвует в конкурсах и живет своим любимым делом. Она гордиться своей культурой и хочет её развивать.
Mary Gelman
Мария Гельман
Россия
Мария Гельман, документальный фотограф из Санкт-Петербурга, член VII Photo Agency. В 2016 году окончила Школу современной фотографии ДокДокДок. Победительница разных премий и конкурсов. Работает как фотожурналист и преподаватель.
© Mary Gelman
Елена
Елена — тундровская женщина, которая шьет традиционную ненецкую одежду и совмещает национальные элементы с современными тенденциями. Её деятельностью даже заинтересовался итальянский Vogue. Бабушка научила Елену шить ещё в детстве, а братья и отец охотиться. Когда Елена ушла от мужа, она уехала из чума вместе с детьми жить в поселок Тазовский. Первое время она много шила на заказ, чтобы прокормить семью. Сейчас работы Елены популярны на всем Ямале, она регулярно участвует в конкурсах и живет своим любимым делом. Она гордиться своей культурой и хочет её развивать.
Mary Gelman
Мария Гельман
Россия
Мария Гельман, документальный фотограф из Санкт-Петербурга, член VII Photo Agency. В 2016 году окончила Школу современной фотографии ДокДокДок. Победительница разных премий и конкурсов. Работает как фотожурналист и преподаватель.
© Mary Gelman
Елена
Елена — тундровская женщина, которая шьет традиционную ненецкую одежду и совмещает национальные элементы с современными тенденциями. Её деятельностью даже заинтересовался итальянский Vogue. Бабушка научила Елену шить ещё в детстве, а братья и отец охотиться. Когда Елена ушла от мужа, она уехала из чума вместе с детьми жить в поселок Тазовский. Первое время она много шила на заказ, чтобы прокормить семью. Сейчас работы Елены популярны на всем Ямале, она регулярно участвует в конкурсах и живет своим любимым делом. Она гордиться своей культурой и хочет её развивать.
Mary Gelman
Мария Гельман
Россия
Мария Гельман, документальный фотограф из Санкт-Петербурга, член VII Photo Agency. В 2016 году окончила Школу современной фотографии ДокДокДок. Победительница разных премий и конкурсов. Работает как фотожурналист и преподаватель.
© Mary Gelman
Елена
Елена — тундровская женщина, которая шьет традиционную ненецкую одежду и совмещает национальные элементы с современными тенденциями. Её деятельностью даже заинтересовался итальянский Vogue. Бабушка научила Елену шить ещё в детстве, а братья и отец охотиться. Когда Елена ушла от мужа, она уехала из чума вместе с детьми жить в поселок Тазовский. Первое время она много шила на заказ, чтобы прокормить семью. Сейчас работы Елены популярны на всем Ямале, она регулярно участвует в конкурсах и живет своим любимым делом. Она гордиться своей культурой и хочет её развивать.
Mary Gelman
Мария Гельман
Россия
Мария Гельман, документальный фотограф из Санкт-Петербурга, член VII Photo Agency. В 2016 году окончила Школу современной фотографии ДокДокДок. Победительница разных премий и конкурсов. Работает как фотожурналист и преподаватель.
Елена
3-е место
© Younes Khani Someeh Soflaei
Искаженные горизонты
После иранской революции 1979 года США ввели против этой страны санкции. В 2006 году в результате переговоров по ядерной программе Ирана ООН, США и другие западные страны расширили санкции. Ограничения сдерживали развитие иранской экономики, из-за чего среди населения страны распространились пессимистические настроения. Люди перестали верить в светлое будущее. Я снимал эту серию на улицах Тегерана в 2018 и 2019 годах, когда санкционное давление достигло своего пика. Последние годы принесли людям множество трудностей, вызванных санкциями вкупе с неэффективной экономической политикой. Люди постоянно живут в тени войны. Уровень жизни заметно снизился: покупательная способность падает, а цены постоянно растут. Мне кажется, что сцены уличной жизни отражают состояние иранского общества. На улицах, в автобусах и в метро я видел людей, настолько погруженных в свои мысли, что окружающая действительность теряла для них всякий смысл, переставала существовать, оставляя их потерянными, напуганными и не понимающими, что делать.
YOUNES KHANI SOMEEH SOFLAEI
Йунес Хани Сомех Софлаи
Иран
Йунес Хани родился в Тегеране, столице Ирана, в 1987 году. С 2004 года он работал фотографом в различных Иранских агентствах и газетах. В 2006 году Йунес перешел в информационное агентство «Мехр», где трудился до 2015 года, а с 2016 года работает фрилансером. В своей работе он уделяет большое внимание освещению событий общественно-политической жизни Ирана.
Искаженные горизонты
© Younes Hani Someeh Soflaei
Искаженные горизонты
После иранской революции 1979 года США ввели против этой страны санкции. В 2006 году в результате переговоров по ядерной программе Ирана ООН, США и другие западные страны расширили санкции. Ограничения сдерживали развитие иранской экономики, из-за чего среди населения страны распространились пессимистические настроения. Люди перестали верить в светлое будущее. Я снимал эту серию на улицах Тегерана в 2018 и 2019 годах, когда санкционное давление достигло своего пика. Последние годы принесли людям множество трудностей, вызванных санкциями вкупе с неэффективной экономической политикой. Люди постоянно живут в тени войны. Уровень жизни заметно снизился: покупательная способность падает, а цены постоянно растут. Мне кажется, что сцены уличной жизни отражают состояние иранского общества. На улицах, в автобусах и в метро я видел людей, настолько погруженных в свои мысли, что окружающая действительность теряла для них всякий смысл, переставала существовать, оставляя их потерянными, напуганными и не понимающими, что делать.
YOUNES KHANI SOMEEH SOFLAEI
Йунес Хани Сомех Софлаи
Иран
Йунес Хани родился в Тегеране, столице Ирана, в 1987 году. С 2004 года он работал фотографом в различных Иранских агентствах и газетах. В 2006 году Йунес перешел в информационное агентство «Мехр», где трудился до 2015 года, а с 2016 года работает фрилансером. В своей работе он уделяет большое внимание освещению событий общественно-политической жизни Ирана.
© Younes Hani Someeh Soflaei
Искаженные горизонты
После иранской революции 1979 года США ввели против этой страны санкции. В 2006 году в результате переговоров по ядерной программе Ирана ООН, США и другие западные страны расширили санкции. Ограничения сдерживали развитие иранской экономики, из-за чего среди населения страны распространились пессимистические настроения. Люди перестали верить в светлое будущее. Я снимал эту серию на улицах Тегерана в 2018 и 2019 годах, когда санкционное давление достигло своего пика. Последние годы принесли людям множество трудностей, вызванных санкциями вкупе с неэффективной экономической политикой. Люди постоянно живут в тени войны. Уровень жизни заметно снизился: покупательная способность падает, а цены постоянно растут. Мне кажется, что сцены уличной жизни отражают состояние иранского общества. На улицах, в автобусах и в метро я видел людей, настолько погруженных в свои мысли, что окружающая действительность теряла для них всякий смысл, переставала существовать, оставляя их потерянными, напуганными и не понимающими, что делать.
YOUNES KHANI SOMEEH SOFLAEI
Йунес Хани Сомех Софлаи
Иран
Йунес Хани родился в Тегеране, столице Ирана, в 1987 году. С 2004 года он работал фотографом в различных Иранских агентствах и газетах. В 2006 году Йунес перешел в информационное агентство «Мехр», где трудился до 2015 года, а с 2016 года работает фрилансером. В своей работе он уделяет большое внимание освещению событий общественно-политической жизни Ирана.
© Younes Hani Someeh Soflaei
Искаженные горизонты
После иранской революции 1979 года США ввели против этой страны санкции. В 2006 году в результате переговоров по ядерной программе Ирана ООН, США и другие западные страны расширили санкции. Ограничения сдерживали развитие иранской экономики, из-за чего среди населения страны распространились пессимистические настроения. Люди перестали верить в светлое будущее. Я снимал эту серию на улицах Тегерана в 2018 и 2019 годах, когда санкционное давление достигло своего пика. Последние годы принесли людям множество трудностей, вызванных санкциями вкупе с неэффективной экономической политикой. Люди постоянно живут в тени войны. Уровень жизни заметно снизился: покупательная способность падает, а цены постоянно растут. Мне кажется, что сцены уличной жизни отражают состояние иранского общества. На улицах, в автобусах и в метро я видел людей, настолько погруженных в свои мысли, что окружающая действительность теряла для них всякий смысл, переставала существовать, оставляя их потерянными, напуганными и не понимающими, что делать.
YOUNES KHANI SOMEEH SOFLAEI
Йунес Хани Сомех Софлаи
Иран
Йунес Хани родился в Тегеране, столице Ирана, в 1987 году. С 2004 года он работал фотографом в различных Иранских агентствах и газетах. В 2006 году Йунес перешел в информационное агентство «Мехр», где трудился до 2015 года, а с 2016 года работает фрилансером. В своей работе он уделяет большое внимание освещению событий общественно-политической жизни Ирана.
© Younes Hani Someeh Soflaei
Искаженные горизонты
После иранской революции 1979 года США ввели против этой страны санкции. В 2006 году в результате переговоров по ядерной программе Ирана ООН, США и другие западные страны расширили санкции. Ограничения сдерживали развитие иранской экономики, из-за чего среди населения страны распространились пессимистические настроения. Люди перестали верить в светлое будущее. Я снимал эту серию на улицах Тегерана в 2018 и 2019 годах, когда санкционное давление достигло своего пика. Последние годы принесли людям множество трудностей, вызванных санкциями вкупе с неэффективной экономической политикой. Люди постоянно живут в тени войны. Уровень жизни заметно снизился: покупательная способность падает, а цены постоянно растут. Мне кажется, что сцены уличной жизни отражают состояние иранского общества. На улицах, в автобусах и в метро я видел людей, настолько погруженных в свои мысли, что окружающая действительность теряла для них всякий смысл, переставала существовать, оставляя их потерянными, напуганными и не понимающими, что делать.
YOUNES KHANI SOMEEH SOFLAEI
Йунес Хани Сомех Софлаи
Иран
Йунес Хани родился в Тегеране, столице Ирана, в 1987 году. С 2004 года он работал фотографом в различных Иранских агентствах и газетах. В 2006 году Йунес перешел в информационное агентство «Мехр», где трудился до 2015 года, а с 2016 года работает фрилансером. В своей работе он уделяет большое внимание освещению событий общественно-политической жизни Ирана.
© Younes Hani Someeh Soflaei
Искаженные горизонты
После иранской революции 1979 года США ввели против этой страны санкции. В 2006 году в результате переговоров по ядерной программе Ирана ООН, США и другие западные страны расширили санкции. Ограничения сдерживали развитие иранской экономики, из-за чего среди населения страны распространились пессимистические настроения. Люди перестали верить в светлое будущее. Я снимал эту серию на улицах Тегерана в 2018 и 2019 годах, когда санкционное давление достигло своего пика. Последние годы принесли людям множество трудностей, вызванных санкциями вкупе с неэффективной экономической политикой. Люди постоянно живут в тени войны. Уровень жизни заметно снизился: покупательная способность падает, а цены постоянно растут. Мне кажется, что сцены уличной жизни отражают состояние иранского общества. На улицах, в автобусах и в метро я видел людей, настолько погруженных в свои мысли, что окружающая действительность теряла для них всякий смысл, переставала существовать, оставляя их потерянными, напуганными и не понимающими, что делать.
YOUNES KHANI SOMEEH SOFLAEI
Йунес Хани Сомех Софлаи
Иран
Йунес Хани родился в Тегеране, столице Ирана, в 1987 году. С 2004 года он работал фотографом в различных Иранских агентствах и газетах. В 2006 году Йунес перешел в информационное агентство «Мехр», где трудился до 2015 года, а с 2016 года работает фрилансером. В своей работе он уделяет большое внимание освещению событий общественно-политической жизни Ирана.
© Younes Hani Someeh Soflaei
Искаженные горизонты
После иранской революции 1979 года США ввели против этой страны санкции. В 2006 году в результате переговоров по ядерной программе Ирана ООН, США и другие западные страны расширили санкции. Ограничения сдерживали развитие иранской экономики, из-за чего среди населения страны распространились пессимистические настроения. Люди перестали верить в светлое будущее. Я снимал эту серию на улицах Тегерана в 2018 и 2019 годах, когда санкционное давление достигло своего пика. Последние годы принесли людям множество трудностей, вызванных санкциями вкупе с неэффективной экономической политикой. Люди постоянно живут в тени войны. Уровень жизни заметно снизился: покупательная способность падает, а цены постоянно растут. Мне кажется, что сцены уличной жизни отражают состояние иранского общества. На улицах, в автобусах и в метро я видел людей, настолько погруженных в свои мысли, что окружающая действительность теряла для них всякий смысл, переставала существовать, оставляя их потерянными, напуганными и не понимающими, что делать.
YOUNES KHANI SOMEEH SOFLAEI
Йунес Хани Сомех Софлаи
Иран
Йунес Хани родился в Тегеране, столице Ирана, в 1987 году. С 2004 года он работал фотографом в различных Иранских агентствах и газетах. В 2006 году Йунес перешел в информационное агентство «Мехр», где трудился до 2015 года, а с 2016 года работает фрилансером. В своей работе он уделяет большое внимание освещению событий общественно-политической жизни Ирана.
© Younes Hani Someeh Soflaei
Искаженные горизонты
После иранской революции 1979 года США ввели против этой страны санкции. В 2006 году в результате переговоров по ядерной программе Ирана ООН, США и другие западные страны расширили санкции. Ограничения сдерживали развитие иранской экономики, из-за чего среди населения страны распространились пессимистические настроения. Люди перестали верить в светлое будущее. Я снимал эту серию на улицах Тегерана в 2018 и 2019 годах, когда санкционное давление достигло своего пика. Последние годы принесли людям множество трудностей, вызванных санкциями вкупе с неэффективной экономической политикой. Люди постоянно живут в тени войны. Уровень жизни заметно снизился: покупательная способность падает, а цены постоянно растут. Мне кажется, что сцены уличной жизни отражают состояние иранского общества. На улицах, в автобусах и в метро я видел людей, настолько погруженных в свои мысли, что окружающая действительность теряла для них всякий смысл, переставала существовать, оставляя их потерянными, напуганными и не понимающими, что делать.
YOUNES KHANI SOMEEH SOFLAEI
Йунес Хани Сомех Софлаи
Иран
Йунес Хани родился в Тегеране, столице Ирана, в 1987 году. С 2004 года он работал фотографом в различных Иранских агентствах и газетах. В 2006 году Йунес перешел в информационное агентство «Мехр», где трудился до 2015 года, а с 2016 года работает фрилансером. В своей работе он уделяет большое внимание освещению событий общественно-политической жизни Ирана.
© Younes Hani Someeh Soflaei
Искаженные горизонты
После иранской революции 1979 года США ввели против этой страны санкции. В 2006 году в результате переговоров по ядерной программе Ирана ООН, США и другие западные страны расширили санкции. Ограничения сдерживали развитие иранской экономики, из-за чего среди населения страны распространились пессимистические настроения. Люди перестали верить в светлое будущее. Я снимал эту серию на улицах Тегерана в 2018 и 2019 годах, когда санкционное давление достигло своего пика. Последние годы принесли людям множество трудностей, вызванных санкциями вкупе с неэффективной экономической политикой. Люди постоянно живут в тени войны. Уровень жизни заметно снизился: покупательная способность падает, а цены постоянно растут. Мне кажется, что сцены уличной жизни отражают состояние иранского общества. На улицах, в автобусах и в метро я видел людей, настолько погруженных в свои мысли, что окружающая действительность теряла для них всякий смысл, переставала существовать, оставляя их потерянными, напуганными и не понимающими, что делать.
YOUNES KHANI SOMEEH SOFLAEI
Йунес Хани Сомех Софлаи
Иран
Йунес Хани родился в Тегеране, столице Ирана, в 1987 году. С 2004 года он работал фотографом в различных Иранских агентствах и газетах. В 2006 году Йунес перешел в информационное агентство «Мехр», где трудился до 2015 года, а с 2016 года работает фрилансером. В своей работе он уделяет большое внимание освещению событий общественно-политической жизни Ирана.
© Younes Hani Someeh Soflaei
Искаженные горизонты
После иранской революции 1979 года США ввели против этой страны санкции. В 2006 году в результате переговоров по ядерной программе Ирана ООН, США и другие западные страны расширили санкции. Ограничения сдерживали развитие иранской экономики, из-за чего среди населения страны распространились пессимистические настроения. Люди перестали верить в светлое будущее. Я снимал эту серию на улицах Тегерана в 2018 и 2019 годах, когда санкционное давление достигло своего пика. Последние годы принесли людям множество трудностей, вызванных санкциями вкупе с неэффективной экономической политикой. Люди постоянно живут в тени войны. Уровень жизни заметно снизился: покупательная способность падает, а цены постоянно растут. Мне кажется, что сцены уличной жизни отражают состояние иранского общества. На улицах, в автобусах и в метро я видел людей, настолько погруженных в свои мысли, что окружающая действительность теряла для них всякий смысл, переставала существовать, оставляя их потерянными, напуганными и не понимающими, что делать.
YOUNES KHANI SOMEEH SOFLAEI
Йунес Хани Сомех Софлаи
Иран
Йунес Хани родился в Тегеране, столице Ирана, в 1987 году. С 2004 года он работал фотографом в различных Иранских агентствах и газетах. В 2006 году Йунес перешел в информационное агентство «Мехр», где трудился до 2015 года, а с 2016 года работает фрилансером. В своей работе он уделяет большое внимание освещению событий общественно-политической жизни Ирана.
© Younes Hani Someeh Soflaei
Искаженные горизонты
После иранской революции 1979 года США ввели против этой страны санкции. В 2006 году в результате переговоров по ядерной программе Ирана ООН, США и другие западные страны расширили санкции. Ограничения сдерживали развитие иранской экономики, из-за чего среди населения страны распространились пессимистические настроения. Люди перестали верить в светлое будущее. Я снимал эту серию на улицах Тегерана в 2018 и 2019 годах, когда санкционное давление достигло своего пика. Последние годы принесли людям множество трудностей, вызванных санкциями вкупе с неэффективной экономической политикой. Люди постоянно живут в тени войны. Уровень жизни заметно снизился: покупательная способность падает, а цены постоянно растут. Мне кажется, что сцены уличной жизни отражают состояние иранского общества. На улицах, в автобусах и в метро я видел людей, настолько погруженных в свои мысли, что окружающая действительность теряла для них всякий смысл, переставала существовать, оставляя их потерянными, напуганными и не понимающими, что делать.
YOUNES KHANI SOMEEH SOFLAEI
Йунес Хани Сомех Софлаи
Иран
Йунес Хани родился в Тегеране, столице Ирана, в 1987 году. С 2004 года он работал фотографом в различных Иранских агентствах и газетах. В 2006 году Йунес перешел в информационное агентство «Мехр», где трудился до 2015 года, а с 2016 года работает фрилансером. В своей работе он уделяет большое внимание освещению событий общественно-политической жизни Ирана.
© Younes Hani Someeh Soflaei
Искаженные горизонты
После иранской революции 1979 года США ввели против этой страны санкции. В 2006 году в результате переговоров по ядерной программе Ирана ООН, США и другие западные страны расширили санкции. Ограничения сдерживали развитие иранской экономики, из-за чего среди населения страны распространились пессимистические настроения. Люди перестали верить в светлое будущее. Я снимал эту серию на улицах Тегерана в 2018 и 2019 годах, когда санкционное давление достигло своего пика. Последние годы принесли людям множество трудностей, вызванных санкциями вкупе с неэффективной экономической политикой. Люди постоянно живут в тени войны. Уровень жизни заметно снизился: покупательная способность падает, а цены постоянно растут. Мне кажется, что сцены уличной жизни отражают состояние иранского общества. На улицах, в автобусах и в метро я видел людей, настолько погруженных в свои мысли, что окружающая действительность теряла для них всякий смысл, переставала существовать, оставляя их потерянными, напуганными и не понимающими, что делать.
YOUNES KHANI SOMEEH SOFLAEI
Йунес Хани Сомех Софлаи
Иран
Йунес Хани родился в Тегеране, столице Ирана, в 1987 году. С 2004 года он работал фотографом в различных Иранских агентствах и газетах. В 2006 году Йунес перешел в информационное агентство «Мехр», где трудился до 2015 года, а с 2016 года работает фрилансером. В своей работе он уделяет большое внимание освещению событий общественно-политической жизни Ирана.
Искаженные горизонты
Особая отметка жюри
© Luis Tato
Дым горящих пастбищ. Урожай беды
Рост и укрепление среднего класса в Нигерии, население которой насчитывает более 200 миллионов человек, сопровождается резким повышением спроса на мясо. Большую часть говядины на внутренний рынок поставляют кочевые и полукочевые скотоводы племени Фулани, ведущие кочевой или полукочевой образ жизни. В этой ситуации перед ними открываются новые возможности, а также определенные риски. Из-за изменения климата полузасушливые земли, которые скотоводы используют под пастбища, превращаются в пустыню, заставляя этот народ переходить на новые территории. Вкупе с увеличением спроса на землю в Нигерии это приводит к росту напряженности в отношениях между фермерами-христианами и пастухами-мусульманами. В этом конфликте у каждой стороны своя правда, и претензии каждой из них по-своему обоснованы: фермеры не хотят, чтобы скот уничтожал их посевы, в то время как посягательства земледельцев на пастбищные угодья представляют угрозу для скотоводов Фулани, которые стремятся сохранить свой традиционный промысел и образ жизни. Этот конфликт обусловлен историческим противостоянием между мусульманскими и христианскими общинами Западной Африки. Однако споры о том, кому принадлежит земля, не сводятся к противоречиям на религиозной почве, и связаны с проблемами роста численности населения и изменения климата.
Luis Tato
Луис Тато
Испания
Луис Тато: испанский фотожурналист, работает в Найроби, Кения. Освещает события в Восточной Африке в качестве стрингера новостных агентств, а также работает над собственными фотопроектами, которые связаны с его увлечением социологией и путешествиями.
Дым горящих пастбищ. Урожай беды
© Luis Tato
Дым горящих пастбищ. Урожай беды
Рост и укрепление среднего класса в Нигерии, население которой насчитывает более 200 миллионов человек, сопровождается резким повышением спроса на мясо. Большую часть говядины на внутренний рынок поставляют кочевые и полукочевые скотоводы племени Фулани, ведущие кочевой или полукочевой образ жизни. В этой ситуации перед ними открываются новые возможности, а также определенные риски. Из-за изменения климата полузасушливые земли, которые скотоводы используют под пастбища, превращаются в пустыню, заставляя этот народ переходить на новые территории. Вкупе с увеличением спроса на землю в Нигерии это приводит к росту напряженности в отношениях между фермерами-христианами и пастухами-мусульманами. В этом конфликте у каждой стороны своя правда, и претензии каждой из них по-своему обоснованы: фермеры не хотят, чтобы скот уничтожал их посевы, в то время как посягательства земледельцев на пастбищные угодья представляют угрозу для скотоводов Фулани, которые стремятся сохранить свой традиционный промысел и образ жизни. Этот конфликт обусловлен историческим противостоянием между мусульманскими и христианскими общинами Западной Африки. Однако споры о том, кому принадлежит земля, не сводятся к противоречиям на религиозной почве, и связаны с проблемами роста численности населения и изменения климата.
Luis Tato
Луис Тато
Испания
Луис Тато: испанский фотожурналист, работает в Найроби, Кения. Освещает события в Восточной Африке в качестве стрингера новостных агентств, а также работает над собственными фотопроектами, которые связаны с его увлечением социологией и путешествиями.
© Luis Tato
Дым горящих пастбищ. Урожай беды
Рост и укрепление среднего класса в Нигерии, население которой насчитывает более 200 миллионов человек, сопровождается резким повышением спроса на мясо. Большую часть говядины на внутренний рынок поставляют кочевые и полукочевые скотоводы племени Фулани, ведущие кочевой или полукочевой образ жизни. В этой ситуации перед ними открываются новые возможности, а также определенные риски. Из-за изменения климата полузасушливые земли, которые скотоводы используют под пастбища, превращаются в пустыню, заставляя этот народ переходить на новые территории. Вкупе с увеличением спроса на землю в Нигерии это приводит к росту напряженности в отношениях между фермерами-христианами и пастухами-мусульманами. В этом конфликте у каждой стороны своя правда, и претензии каждой из них по-своему обоснованы: фермеры не хотят, чтобы скот уничтожал их посевы, в то время как посягательства земледельцев на пастбищные угодья представляют угрозу для скотоводов Фулани, которые стремятся сохранить свой традиционный промысел и образ жизни. Этот конфликт обусловлен историческим противостоянием между мусульманскими и христианскими общинами Западной Африки. Однако споры о том, кому принадлежит земля, не сводятся к противоречиям на религиозной почве, и связаны с проблемами роста численности населения и изменения климата.
Luis Tato
Луис Тато
Испания
Луис Тато: испанский фотожурналист, работает в Найроби, Кения. Освещает события в Восточной Африке в качестве стрингера новостных агентств, а также работает над собственными фотопроектами, которые связаны с его увлечением социологией и путешествиями.
© Luis Tato
Дым горящих пастбищ. Урожай беды
Рост и укрепление среднего класса в Нигерии, население которой насчитывает более 200 миллионов человек, сопровождается резким повышением спроса на мясо. Большую часть говядины на внутренний рынок поставляют кочевые и полукочевые скотоводы племени Фулани, ведущие кочевой или полукочевой образ жизни. В этой ситуации перед ними открываются новые возможности, а также определенные риски. Из-за изменения климата полузасушливые земли, которые скотоводы используют под пастбища, превращаются в пустыню, заставляя этот народ переходить на новые территории. Вкупе с увеличением спроса на землю в Нигерии это приводит к росту напряженности в отношениях между фермерами-христианами и пастухами-мусульманами. В этом конфликте у каждой стороны своя правда, и претензии каждой из них по-своему обоснованы: фермеры не хотят, чтобы скот уничтожал их посевы, в то время как посягательства земледельцев на пастбищные угодья представляют угрозу для скотоводов Фулани, которые стремятся сохранить свой традиционный промысел и образ жизни. Этот конфликт обусловлен историческим противостоянием между мусульманскими и христианскими общинами Западной Африки. Однако споры о том, кому принадлежит земля, не сводятся к противоречиям на религиозной почве, и связаны с проблемами роста численности населения и изменения климата.
Luis Tato
Луис Тато
Испания
Луис Тато: испанский фотожурналист, работает в Найроби, Кения. Освещает события в Восточной Африке в качестве стрингера новостных агентств, а также работает над собственными фотопроектами, которые связаны с его увлечением социологией и путешествиями.
© Luis Tato
Дым горящих пастбищ. Урожай беды
Рост и укрепление среднего класса в Нигерии, население которой насчитывает более 200 миллионов человек, сопровождается резким повышением спроса на мясо. Большую часть говядины на внутренний рынок поставляют кочевые и полукочевые скотоводы племени Фулани, ведущие кочевой или полукочевой образ жизни. В этой ситуации перед ними открываются новые возможности, а также определенные риски. Из-за изменения климата полузасушливые земли, которые скотоводы используют под пастбища, превращаются в пустыню, заставляя этот народ переходить на новые территории. Вкупе с увеличением спроса на землю в Нигерии это приводит к росту напряженности в отношениях между фермерами-христианами и пастухами-мусульманами. В этом конфликте у каждой стороны своя правда, и претензии каждой из них по-своему обоснованы: фермеры не хотят, чтобы скот уничтожал их посевы, в то время как посягательства земледельцев на пастбищные угодья представляют угрозу для скотоводов Фулани, которые стремятся сохранить свой традиционный промысел и образ жизни. Этот конфликт обусловлен историческим противостоянием между мусульманскими и христианскими общинами Западной Африки. Однако споры о том, кому принадлежит земля, не сводятся к противоречиям на религиозной почве, и связаны с проблемами роста численности населения и изменения климата.
Luis Tato
Луис Тато
Испания
Луис Тато: испанский фотожурналист, работает в Найроби, Кения. Освещает события в Восточной Африке в качестве стрингера новостных агентств, а также работает над собственными фотопроектами, которые связаны с его увлечением социологией и путешествиями.
© Luis Tato
Дым горящих пастбищ. Урожай беды
Рост и укрепление среднего класса в Нигерии, население которой насчитывает более 200 миллионов человек, сопровождается резким повышением спроса на мясо. Большую часть говядины на внутренний рынок поставляют кочевые и полукочевые скотоводы племени Фулани, ведущие кочевой или полукочевой образ жизни. В этой ситуации перед ними открываются новые возможности, а также определенные риски. Из-за изменения климата полузасушливые земли, которые скотоводы используют под пастбища, превращаются в пустыню, заставляя этот народ переходить на новые территории. Вкупе с увеличением спроса на землю в Нигерии это приводит к росту напряженности в отношениях между фермерами-христианами и пастухами-мусульманами. В этом конфликте у каждой стороны своя правда, и претензии каждой из них по-своему обоснованы: фермеры не хотят, чтобы скот уничтожал их посевы, в то время как посягательства земледельцев на пастбищные угодья представляют угрозу для скотоводов Фулани, которые стремятся сохранить свой традиционный промысел и образ жизни. Этот конфликт обусловлен историческим противостоянием между мусульманскими и христианскими общинами Западной Африки. Однако споры о том, кому принадлежит земля, не сводятся к противоречиям на религиозной почве, и связаны с проблемами роста численности населения и изменения климата.
Luis Tato
Луис Тато
Испания
Луис Тато: испанский фотожурналист, работает в Найроби, Кения. Освещает события в Восточной Африке в качестве стрингера новостных агентств, а также работает над собственными фотопроектами, которые связаны с его увлечением социологией и путешествиями.
© Luis Tato
Дым горящих пастбищ. Урожай беды
Рост и укрепление среднего класса в Нигерии, население которой насчитывает более 200 миллионов человек, сопровождается резким повышением спроса на мясо. Большую часть говядины на внутренний рынок поставляют кочевые и полукочевые скотоводы племени Фулани, ведущие кочевой или полукочевой образ жизни. В этой ситуации перед ними открываются новые возможности, а также определенные риски. Из-за изменения климата полузасушливые земли, которые скотоводы используют под пастбища, превращаются в пустыню, заставляя этот народ переходить на новые территории. Вкупе с увеличением спроса на землю в Нигерии это приводит к росту напряженности в отношениях между фермерами-христианами и пастухами-мусульманами. В этом конфликте у каждой стороны своя правда, и претензии каждой из них по-своему обоснованы: фермеры не хотят, чтобы скот уничтожал их посевы, в то время как посягательства земледельцев на пастбищные угодья представляют угрозу для скотоводов Фулани, которые стремятся сохранить свой традиционный промысел и образ жизни. Этот конфликт обусловлен историческим противостоянием между мусульманскими и христианскими общинами Западной Африки. Однако споры о том, кому принадлежит земля, не сводятся к противоречиям на религиозной почве, и связаны с проблемами роста численности населения и изменения климата.
Luis Tato
Луис Тато
Испания
Луис Тато: испанский фотожурналист, работает в Найроби, Кения. Освещает события в Восточной Африке в качестве стрингера новостных агентств, а также работает над собственными фотопроектами, которые связаны с его увлечением социологией и путешествиями.
© Luis Tato
Дым горящих пастбищ. Урожай беды
Рост и укрепление среднего класса в Нигерии, население которой насчитывает более 200 миллионов человек, сопровождается резким повышением спроса на мясо. Большую часть говядины на внутренний рынок поставляют кочевые и полукочевые скотоводы племени Фулани, ведущие кочевой или полукочевой образ жизни. В этой ситуации перед ними открываются новые возможности, а также определенные риски. Из-за изменения климата полузасушливые земли, которые скотоводы используют под пастбища, превращаются в пустыню, заставляя этот народ переходить на новые территории. Вкупе с увеличением спроса на землю в Нигерии это приводит к росту напряженности в отношениях между фермерами-христианами и пастухами-мусульманами. В этом конфликте у каждой стороны своя правда, и претензии каждой из них по-своему обоснованы: фермеры не хотят, чтобы скот уничтожал их посевы, в то время как посягательства земледельцев на пастбищные угодья представляют угрозу для скотоводов Фулани, которые стремятся сохранить свой традиционный промысел и образ жизни. Этот конфликт обусловлен историческим противостоянием между мусульманскими и христианскими общинами Западной Африки. Однако споры о том, кому принадлежит земля, не сводятся к противоречиям на религиозной почве, и связаны с проблемами роста численности населения и изменения климата.
Luis Tato
Луис Тато
Испания
Луис Тато: испанский фотожурналист, работает в Найроби, Кения. Освещает события в Восточной Африке в качестве стрингера новостных агентств, а также работает над собственными фотопроектами, которые связаны с его увлечением социологией и путешествиями.
© Luis Tato
Дым горящих пастбищ. Урожай беды
Рост и укрепление среднего класса в Нигерии, население которой насчитывает более 200 миллионов человек, сопровождается резким повышением спроса на мясо. Большую часть говядины на внутренний рынок поставляют кочевые и полукочевые скотоводы племени Фулани, ведущие кочевой или полукочевой образ жизни. В этой ситуации перед ними открываются новые возможности, а также определенные риски. Из-за изменения климата полузасушливые земли, которые скотоводы используют под пастбища, превращаются в пустыню, заставляя этот народ переходить на новые территории. Вкупе с увеличением спроса на землю в Нигерии это приводит к росту напряженности в отношениях между фермерами-христианами и пастухами-мусульманами. В этом конфликте у каждой стороны своя правда, и претензии каждой из них по-своему обоснованы: фермеры не хотят, чтобы скот уничтожал их посевы, в то время как посягательства земледельцев на пастбищные угодья представляют угрозу для скотоводов Фулани, которые стремятся сохранить свой традиционный промысел и образ жизни. Этот конфликт обусловлен историческим противостоянием между мусульманскими и христианскими общинами Западной Африки. Однако споры о том, кому принадлежит земля, не сводятся к противоречиям на религиозной почве, и связаны с проблемами роста численности населения и изменения климата.
Luis Tato
Луис Тато
Испания
Луис Тато: испанский фотожурналист, работает в Найроби, Кения. Освещает события в Восточной Африке в качестве стрингера новостных агентств, а также работает над собственными фотопроектами, которые связаны с его увлечением социологией и путешествиями.
© Luis Tato
Дым горящих пастбищ. Урожай беды
Рост и укрепление среднего класса в Нигерии, население которой насчитывает более 200 миллионов человек, сопровождается резким повышением спроса на мясо. Большую часть говядины на внутренний рынок поставляют кочевые и полукочевые скотоводы племени Фулани, ведущие кочевой или полукочевой образ жизни. В этой ситуации перед ними открываются новые возможности, а также определенные риски. Из-за изменения климата полузасушливые земли, которые скотоводы используют под пастбища, превращаются в пустыню, заставляя этот народ переходить на новые территории. Вкупе с увеличением спроса на землю в Нигерии это приводит к росту напряженности в отношениях между фермерами-христианами и пастухами-мусульманами. В этом конфликте у каждой стороны своя правда, и претензии каждой из них по-своему обоснованы: фермеры не хотят, чтобы скот уничтожал их посевы, в то время как посягательства земледельцев на пастбищные угодья представляют угрозу для скотоводов Фулани, которые стремятся сохранить свой традиционный промысел и образ жизни. Этот конфликт обусловлен историческим противостоянием между мусульманскими и христианскими общинами Западной Африки. Однако споры о том, кому принадлежит земля, не сводятся к противоречиям на религиозной почве, и связаны с проблемами роста численности населения и изменения климата.
Luis Tato
Луис Тато
Испания
Луис Тато: испанский фотожурналист, работает в Найроби, Кения. Освещает события в Восточной Африке в качестве стрингера новостных агентств, а также работает над собственными фотопроектами, которые связаны с его увлечением социологией и путешествиями.
© Luis Tato
Дым горящих пастбищ. Урожай беды
Рост и укрепление среднего класса в Нигерии, население которой насчитывает более 200 миллионов человек, сопровождается резким повышением спроса на мясо. Большую часть говядины на внутренний рынок поставляют кочевые и полукочевые скотоводы племени Фулани, ведущие кочевой или полукочевой образ жизни. В этой ситуации перед ними открываются новые возможности, а также определенные риски. Из-за изменения климата полузасушливые земли, которые скотоводы используют под пастбища, превращаются в пустыню, заставляя этот народ переходить на новые территории. Вкупе с увеличением спроса на землю в Нигерии это приводит к росту напряженности в отношениях между фермерами-христианами и пастухами-мусульманами. В этом конфликте у каждой стороны своя правда, и претензии каждой из них по-своему обоснованы: фермеры не хотят, чтобы скот уничтожал их посевы, в то время как посягательства земледельцев на пастбищные угодья представляют угрозу для скотоводов Фулани, которые стремятся сохранить свой традиционный промысел и образ жизни. Этот конфликт обусловлен историческим противостоянием между мусульманскими и христианскими общинами Западной Африки. Однако споры о том, кому принадлежит земля, не сводятся к противоречиям на религиозной почве, и связаны с проблемами роста численности населения и изменения климата.
Luis Tato
Луис Тато
Испания
Луис Тато: испанский фотожурналист, работает в Найроби, Кения. Освещает события в Восточной Африке в качестве стрингера новостных агентств, а также работает над собственными фотопроектами, которые связаны с его увлечением социологией и путешествиями.
© Luis Tato
Дым горящих пастбищ. Урожай беды
Рост и укрепление среднего класса в Нигерии, население которой насчитывает более 200 миллионов человек, сопровождается резким повышением спроса на мясо. Большую часть говядины на внутренний рынок поставляют кочевые и полукочевые скотоводы племени Фулани, ведущие кочевой или полукочевой образ жизни. В этой ситуации перед ними открываются новые возможности, а также определенные риски. Из-за изменения климата полузасушливые земли, которые скотоводы используют под пастбища, превращаются в пустыню, заставляя этот народ переходить на новые территории. Вкупе с увеличением спроса на землю в Нигерии это приводит к росту напряженности в отношениях между фермерами-христианами и пастухами-мусульманами. В этом конфликте у каждой стороны своя правда, и претензии каждой из них по-своему обоснованы: фермеры не хотят, чтобы скот уничтожал их посевы, в то время как посягательства земледельцев на пастбищные угодья представляют угрозу для скотоводов Фулани, которые стремятся сохранить свой традиционный промысел и образ жизни. Этот конфликт обусловлен историческим противостоянием между мусульманскими и христианскими общинами Западной Африки. Однако споры о том, кому принадлежит земля, не сводятся к противоречиям на религиозной почве, и связаны с проблемами роста численности населения и изменения климата.
Luis Tato
Луис Тато
Испания
Луис Тато: испанский фотожурналист, работает в Найроби, Кения. Освещает события в Восточной Африке в качестве стрингера новостных агентств, а также работает над собственными фотопроектами, которые связаны с его увлечением социологией и путешествиями.
Дым горящих пастбищ. Урожай беды
Особая отметка жюри
Одиночные работы
© Yury Smityuk
«Остров Врангеля»
Остров Врангеля — самый северный заповедный остров российской Арктики. Северный Ледовитый океан делит остров 180 меридианом практически пополам, благодаря чему он находится и в Западном и в Восточном полушариях нашей планеты. Посещение заповедника «Остров Врангеля» ограничено, но существует около 10 туристических маршрутов летом и осенью. Присутствие туристов здесь допускается только в сопровождении рейнджеров. Они следят за безопасностью туристов и конечно животных, которые обитают на острове. На этой фотографии научный сотрудник заповедника «Остров Врангеля» Павел Кулемеев в "естественной среде обитания". Павел окончил Хакасский государственный университет им. Н.Ф. Катанова и с января 2018 года работает в заповеднике — теперь он не только научник и инспектор заповедника, но и полярник. Ведь условия на острове не их простых.
Юрий Смитюк
Юрий Смитюк
Россия
Родился 18 марта 1989 года в селе Хороль Приморского края. В 2006 году переехал во Владивосток и поступил учиться в ДВГТУ им. Куйбышева в Институт нефти и газа. С 2011 года работаю на должности собственного фотокорреспондента ТАСС в Дальневосточном федеральном округе.
«Остров Врангеля»
«Остров Врангеля»
1-е место
© Samuel Eder
Валентина
Валентина ̶ одна из четырех жительниц, оставшихся в прифронтовом городе Пески, одном из самых опасных мест на линии фронта. Хотя формально она проживает на контролируемой украинским правительством территории, Валентина – убежденная сепаратистка. Все стены в ее доме завешаны фотографиями Путина и российскими флагами. Ни электричества, ни воды, ни друзей. Только расквартированные по соседству украинские солдаты помогают ей выжить. По ее словам, она «кормится из рук врага». Не имея надежды на будущее и не испытывая ничего, кроме горечи и ненависти, Валентина живет вдвоем с кошкой и очень хочет хоть раз увидеть внуков, которые живут всего в нескольких километрах на сепаратистской территории. «Провались она пропадом, эта война, гори она огнем! Вся земля в пулях, осколках и минах. Все здесь залито кровью и слезами погибших. И я оплакиваю их дни и ночи напролет».
Samuel Eder
Самуэль Эдер
Австрия
Сэмюэль Эдер - австрийский фотограф-документалист, в настоящее время работает в зоне боевых действий на Украине. От головокружительных высот Гималаев до глинистого дна в окопах Донецка, его задача – показать человеческие лица в нечеловеческих условиях.
Валентина
Валентина
2-е место
© Luciano Cagliardi
Бэтмен творит добро
Бэтмен отправляет голосовое сообщение из машины, отъезжая от больницы. Вот уже 6 лет как в аргентинском городе Ла-Плата в первую пятницу каждого месяца этот человек возвращается вечером с работы, надевает костюм супергероя и отправляется в местную детскую больницу. Его цель: развлечь и развеселить маленьких пациентов. Бэтмен стремится облегчить страдание мальчиков и девочек, переживающих сложный период в своей жизни. Одним может быть всего несколько месяцев, а другим уже 16 лет. На своем поясе Бэтмен носит не оружие, а цветные карандаши и раскраски, которые он раздает детишкам. Бэтмана всегда сопровождает сестра милосердия из церкви при больнице, которая рассказывает ему о каждом ребенке и состоянии его здоровья. Дважды в год Бэтмен проводит знаменитые «бэт-собрания» – благотворительные мероприятия по сбору пожертвований для больницы. Наш темный рыцарь продолжает делать добрые дела.
Luciano Cagliardi
Лучано Кальярди
Испания
Студент факультета графического дизайна и фотожурналистики. Специализируется на фотожурналистике, документальной и жанровой фотографии. Увлекается изобразительным искусством, музыкой и спортом.
Бэтмен творит добро
Бэтмен творит добро
3-е место
© Bruno Cerimele
В тени
Синтии 16 лет. Она живет в неблагополучном районе в Тукумане (Аргентина). Она страдает от наркотической зависимости и не ходит в школу. В Аргентине много подростков, сталкивающихся с такими проблемами, как наркотики, алкоголь и курение, нежелательная беременность и насилие в семье. В Аргентине нет государственной политики, направленной на улучшение жизни этих подростков.
Bruno Cerimele
Бруно Черимеле
Аргентина
Бруно Черимеле родился в Тукумане (Аргентина) в 1988 году. Закончил Национальный университет Тукумана по специальности «Коммуникации». Занимается правозащитной деятельностью. В 2009 году начал осваивать искусство фотографии на курсах, семинарах и практикумах.
В тени
В тени
Особая отметка жюри
© Rahul Talukder
Косплеер в костюме Джокера, Бангладеш
28 сентября 2019 года. Санджид Ислам Супта в костюме Джокера принимает участие в конкурсе косплеев, организованном Высшей средней школой Святого Иосифа в Дакке (Бангладеш). Косплей ̶̶ костюмированные игры – давно стал самостоятельным видом искусства в Бангладеш и и в других странах мира. Он приобрел популярность благодаря онлайн-платформам и массовым мероприятиям, посвященным комиксам и другим явлениям поп-культуры. Многие молодые люди серьезно увлекаются косплеем, который дает им возможность посмотреть на мир глазами любимых персонажей.
Rahul Talukder
Рахул Талукдер
Бангладеш
Рахул Талукдер ̶ фотограф-документалист. Родился в 1991 году в Бангладеш. Увлечение уличной фотографией со временем стало его профессией. В 2011 году обучался искусству документальной фотографии в Pathshala. В своих работах он поднимает социальные, политические и культурные проблемы.
Косплеер в костюме Джокера, Бангладеш
Косплеер в костюме Джокера, Бангладеш
Особая отметка жюри
Серии
© Danilo Garcia Di Meo
«Кватрани». Дети землетрясения
«Кватрани», так в итальянском городе Л’Акуила называют подростков и молодых людей. Прошло десять лет с тех пор, как город был разрушен мощным землетрясением. Многие жители остались без крыши над головой, многие получили увечья, многие погибли. Детям, жившим в городе, который теперь называют «запретным», уже по восемнадцать. У них нет малой родины, этого безопасного убежища, которое они могли бы назвать родным домом. Но, связанные особыми узами, они не чувствуют себя обездоленными. Они называют «домом» крепкую дружбу, которой их научили невзгоды. «Когда землетрясение разрушает твою родину, тебе нужно обрести ее вновь, обрести там, где не осталось камня на камне, где больше не на кого надеяться, кроме родных и близких, тех, кто тебя любит». «Землетрясение было чем-то вроде начала времен. Люди говорят не «2006 год», а «до землетрясения» и «после землетрясения». (Высказывания молодых людей, переживших землетрясение.)
Danilo Garcia Di Meo
Данило Гарсия Ди Мео
Италия
Данило Гарсия Ди Мео, итальянский фотограф-документалист. Сотрудничает с несколькими НКО и пресс-агентствами. Участвовал в Sky Arts Master of Photography 2019. Завоевал Гран-при на Конкурсе им. Стенина, MIFA, TIFA. Участвовал в выставках в Москве, Риме, Кейптауне, Стамбуле, Шанхае.
«Кватрани».  Дети землетрясения
© Danilo Garcia Di Meo
«Кватрани». Дети землетрясения
«Кватрани», так в итальянском городе Л’Акуила называют подростков и молодых людей. Прошло десять лет с тех пор, как город был разрушен мощным землетрясением. Многие жители остались без крыши над головой, многие получили увечья, многие погибли. Детям, жившим в городе, который теперь называют «запретным», уже по восемнадцать. У них нет малой родины, этого безопасного убежища, которое они могли бы назвать родным домом. Но, связанные особыми узами, они не чувствуют себя обездоленными. Они называют «домом» крепкую дружбу, которой их научили невзгоды. «Когда землетрясение разрушает твою родину, тебе нужно обрести ее вновь, обрести там, где не осталось камня на камне, где больше не на кого надеяться, кроме родных и близких, тех, кто тебя любит». «Землетрясение было чем-то вроде начала времен. Люди говорят не «2006 год», а «до землетрясения» и «после землетрясения». (Высказывания молодых людей, переживших землетрясение.)
Danilo Garcia Di Meo
Данило Гарсия Ди Мео
Италия
Данило Гарсия Ди Мео, итальянский фотограф-документалист. Сотрудничает с несколькими НКО и пресс-агентствами. Участвовал в Sky Arts Master of Photography 2019. Завоевал Гран-при на Конкурсе им. Стенина, MIFA, TIFA. Участвовал в выставках в Москве, Риме, Кейптауне, Стамбуле, Шанхае.
© Danilo Garcia Di Meo
«Кватрани». Дети землетрясения
«Кватрани», так в итальянском городе Л’Акуила называют подростков и молодых людей. Прошло десять лет с тех пор, как город был разрушен мощным землетрясением. Многие жители остались без крыши над головой, многие получили увечья, многие погибли. Детям, жившим в городе, который теперь называют «запретным», уже по восемнадцать. У них нет малой родины, этого безопасного убежища, которое они могли бы назвать родным домом. Но, связанные особыми узами, они не чувствуют себя обездоленными. Они называют «домом» крепкую дружбу, которой их научили невзгоды. «Когда землетрясение разрушает твою родину, тебе нужно обрести ее вновь, обрести там, где не осталось камня на камне, где больше не на кого надеяться, кроме родных и близких, тех, кто тебя любит». «Землетрясение было чем-то вроде начала времен. Люди говорят не «2006 год», а «до землетрясения» и «после землетрясения». (Высказывания молодых людей, переживших землетрясение.)
Danilo Garcia Di Meo
Данило Гарсия Ди Мео
Италия
Данило Гарсия Ди Мео, итальянский фотограф-документалист. Сотрудничает с несколькими НКО и пресс-агентствами. Участвовал в Sky Arts Master of Photography 2019. Завоевал Гран-при на Конкурсе им. Стенина, MIFA, TIFA. Участвовал в выставках в Москве, Риме, Кейптауне, Стамбуле, Шанхае.
© Danilo Garcia Di Meo
«Кватрани». Дети землетрясения
«Кватрани», так в итальянском городе Л’Акуила называют подростков и молодых людей. Прошло десять лет с тех пор, как город был разрушен мощным землетрясением. Многие жители остались без крыши над головой, многие получили увечья, многие погибли. Детям, жившим в городе, который теперь называют «запретным», уже по восемнадцать. У них нет малой родины, этого безопасного убежища, которое они могли бы назвать родным домом. Но, связанные особыми узами, они не чувствуют себя обездоленными. Они называют «домом» крепкую дружбу, которой их научили невзгоды. «Когда землетрясение разрушает твою родину, тебе нужно обрести ее вновь, обрести там, где не осталось камня на камне, где больше не на кого надеяться, кроме родных и близких, тех, кто тебя любит». «Землетрясение было чем-то вроде начала времен. Люди говорят не «2006 год», а «до землетрясения» и «после землетрясения». (Высказывания молодых людей, переживших землетрясение.)
Danilo Garcia Di Meo
Данило Гарсия Ди Мео
Италия
Данило Гарсия Ди Мео, итальянский фотограф-документалист. Сотрудничает с несколькими НКО и пресс-агентствами. Участвовал в Sky Arts Master of Photography 2019. Завоевал Гран-при на Конкурсе им. Стенина, MIFA, TIFA. Участвовал в выставках в Москве, Риме, Кейптауне, Стамбуле, Шанхае.
© Danilo Garcia Di Meo
«Кватрани». Дети землетрясения
«Кватрани», так в итальянском городе Л’Акуила называют подростков и молодых людей. Прошло десять лет с тех пор, как город был разрушен мощным землетрясением. Многие жители остались без крыши над головой, многие получили увечья, многие погибли. Детям, жившим в городе, который теперь называют «запретным», уже по восемнадцать. У них нет малой родины, этого безопасного убежища, которое они могли бы назвать родным домом. Но, связанные особыми узами, они не чувствуют себя обездоленными. Они называют «домом» крепкую дружбу, которой их научили невзгоды. «Когда землетрясение разрушает твою родину, тебе нужно обрести ее вновь, обрести там, где не осталось камня на камне, где больше не на кого надеяться, кроме родных и близких, тех, кто тебя любит». «Землетрясение было чем-то вроде начала времен. Люди говорят не «2006 год», а «до землетрясения» и «после землетрясения». (Высказывания молодых людей, переживших землетрясение.)
Danilo Garcia Di Meo
Данило Гарсия Ди Мео
Италия
Данило Гарсия Ди Мео, итальянский фотограф-документалист. Сотрудничает с несколькими НКО и пресс-агентствами. Участвовал в Sky Arts Master of Photography 2019. Завоевал Гран-при на Конкурсе им. Стенина, MIFA, TIFA. Участвовал в выставках в Москве, Риме, Кейптауне, Стамбуле, Шанхае.
© Danilo Garcia Di Meo
«Кватрани». Дети землетрясения
«Кватрани», так в итальянском городе Л’Акуила называют подростков и молодых людей. Прошло десять лет с тех пор, как город был разрушен мощным землетрясением. Многие жители остались без крыши над головой, многие получили увечья, многие погибли. Детям, жившим в городе, который теперь называют «запретным», уже по восемнадцать. У них нет малой родины, этого безопасного убежища, которое они могли бы назвать родным домом. Но, связанные особыми узами, они не чувствуют себя обездоленными. Они называют «домом» крепкую дружбу, которой их научили невзгоды. «Когда землетрясение разрушает твою родину, тебе нужно обрести ее вновь, обрести там, где не осталось камня на камне, где больше не на кого надеяться, кроме родных и близких, тех, кто тебя любит». «Землетрясение было чем-то вроде начала времен. Люди говорят не «2006 год», а «до землетрясения» и «после землетрясения». (Высказывания молодых людей, переживших землетрясение.)
Danilo Garcia Di Meo
Данило Гарсия Ди Мео
Италия
Данило Гарсия Ди Мео, итальянский фотограф-документалист. Сотрудничает с несколькими НКО и пресс-агентствами. Участвовал в Sky Arts Master of Photography 2019. Завоевал Гран-при на Конкурсе им. Стенина, MIFA, TIFA. Участвовал в выставках в Москве, Риме, Кейптауне, Стамбуле, Шанхае.
© Danilo Garcia Di Meo
«Кватрани». Дети землетрясения
«Кватрани», так в итальянском городе Л’Акуила называют подростков и молодых людей. Прошло десять лет с тех пор, как город был разрушен мощным землетрясением. Многие жители остались без крыши над головой, многие получили увечья, многие погибли. Детям, жившим в городе, который теперь называют «запретным», уже по восемнадцать. У них нет малой родины, этого безопасного убежища, которое они могли бы назвать родным домом. Но, связанные особыми узами, они не чувствуют себя обездоленными. Они называют «домом» крепкую дружбу, которой их научили невзгоды. «Когда землетрясение разрушает твою родину, тебе нужно обрести ее вновь, обрести там, где не осталось камня на камне, где больше не на кого надеяться, кроме родных и близких, тех, кто тебя любит». «Землетрясение было чем-то вроде начала времен. Люди говорят не «2006 год», а «до землетрясения» и «после землетрясения». (Высказывания молодых людей, переживших землетрясение.)
Danilo Garcia Di Meo
Данило Гарсия Ди Мео
Италия
Данило Гарсия Ди Мео, итальянский фотограф-документалист. Сотрудничает с несколькими НКО и пресс-агентствами. Участвовал в Sky Arts Master of Photography 2019. Завоевал Гран-при на Конкурсе им. Стенина, MIFA, TIFA. Участвовал в выставках в Москве, Риме, Кейптауне, Стамбуле, Шанхае.
© Danilo Garcia Di Meo
«Кватрани». Дети землетрясения
«Кватрани», так в итальянском городе Л’Акуила называют подростков и молодых людей. Прошло десять лет с тех пор, как город был разрушен мощным землетрясением. Многие жители остались без крыши над головой, многие получили увечья, многие погибли. Детям, жившим в городе, который теперь называют «запретным», уже по восемнадцать. У них нет малой родины, этого безопасного убежища, которое они могли бы назвать родным домом. Но, связанные особыми узами, они не чувствуют себя обездоленными. Они называют «домом» крепкую дружбу, которой их научили невзгоды. «Когда землетрясение разрушает твою родину, тебе нужно обрести ее вновь, обрести там, где не осталось камня на камне, где больше не на кого надеяться, кроме родных и близких, тех, кто тебя любит». «Землетрясение было чем-то вроде начала времен. Люди говорят не «2006 год», а «до землетрясения» и «после землетрясения». (Высказывания молодых людей, переживших землетрясение.)
Danilo Garcia Di Meo
Данило Гарсия Ди Мео
Италия
Данило Гарсия Ди Мео, итальянский фотограф-документалист. Сотрудничает с несколькими НКО и пресс-агентствами. Участвовал в Sky Arts Master of Photography 2019. Завоевал Гран-при на Конкурсе им. Стенина, MIFA, TIFA. Участвовал в выставках в Москве, Риме, Кейптауне, Стамбуле, Шанхае.
© Danilo Garcia Di Meo
«Кватрани». Дети землетрясения
«Кватрани», так в итальянском городе Л’Акуила называют подростков и молодых людей. Прошло десять лет с тех пор, как город был разрушен мощным землетрясением. Многие жители остались без крыши над головой, многие получили увечья, многие погибли. Детям, жившим в городе, который теперь называют «запретным», уже по восемнадцать. У них нет малой родины, этого безопасного убежища, которое они могли бы назвать родным домом. Но, связанные особыми узами, они не чувствуют себя обездоленными. Они называют «домом» крепкую дружбу, которой их научили невзгоды. «Когда землетрясение разрушает твою родину, тебе нужно обрести ее вновь, обрести там, где не осталось камня на камне, где больше не на кого надеяться, кроме родных и близких, тех, кто тебя любит». «Землетрясение было чем-то вроде начала времен. Люди говорят не «2006 год», а «до землетрясения» и «после землетрясения». (Высказывания молодых людей, переживших землетрясение.)
Danilo Garcia Di Meo
Данило Гарсия Ди Мео
Италия
Данило Гарсия Ди Мео, итальянский фотограф-документалист. Сотрудничает с несколькими НКО и пресс-агентствами. Участвовал в Sky Arts Master of Photography 2019. Завоевал Гран-при на Конкурсе им. Стенина, MIFA, TIFA. Участвовал в выставках в Москве, Риме, Кейптауне, Стамбуле, Шанхае.
© Danilo Garcia Di Meo
«Кватрани». Дети землетрясения
«Кватрани», так в итальянском городе Л’Акуила называют подростков и молодых людей. Прошло десять лет с тех пор, как город был разрушен мощным землетрясением. Многие жители остались без крыши над головой, многие получили увечья, многие погибли. Детям, жившим в городе, который теперь называют «запретным», уже по восемнадцать. У них нет малой родины, этого безопасного убежища, которое они могли бы назвать родным домом. Но, связанные особыми узами, они не чувствуют себя обездоленными. Они называют «домом» крепкую дружбу, которой их научили невзгоды. «Когда землетрясение разрушает твою родину, тебе нужно обрести ее вновь, обрести там, где не осталось камня на камне, где больше не на кого надеяться, кроме родных и близких, тех, кто тебя любит». «Землетрясение было чем-то вроде начала времен. Люди говорят не «2006 год», а «до землетрясения» и «после землетрясения». (Высказывания молодых людей, переживших землетрясение.)
Danilo Garcia Di Meo
Данило Гарсия Ди Мео
Италия
Данило Гарсия Ди Мео, итальянский фотограф-документалист. Сотрудничает с несколькими НКО и пресс-агентствами. Участвовал в Sky Arts Master of Photography 2019. Завоевал Гран-при на Конкурсе им. Стенина, MIFA, TIFA. Участвовал в выставках в Москве, Риме, Кейптауне, Стамбуле, Шанхае.
© Danilo Garcia Di Meo
«Кватрани». Дети землетрясения
«Кватрани», так в итальянском городе Л’Акуила называют подростков и молодых людей. Прошло десять лет с тех пор, как город был разрушен мощным землетрясением. Многие жители остались без крыши над головой, многие получили увечья, многие погибли. Детям, жившим в городе, который теперь называют «запретным», уже по восемнадцать. У них нет малой родины, этого безопасного убежища, которое они могли бы назвать родным домом. Но, связанные особыми узами, они не чувствуют себя обездоленными. Они называют «домом» крепкую дружбу, которой их научили невзгоды. «Когда землетрясение разрушает твою родину, тебе нужно обрести ее вновь, обрести там, где не осталось камня на камне, где больше не на кого надеяться, кроме родных и близких, тех, кто тебя любит». «Землетрясение было чем-то вроде начала времен. Люди говорят не «2006 год», а «до землетрясения» и «после землетрясения». (Высказывания молодых людей, переживших землетрясение.)
Danilo Garcia Di Meo
Данило Гарсия Ди Мео
Италия
Данило Гарсия Ди Мео, итальянский фотограф-документалист. Сотрудничает с несколькими НКО и пресс-агентствами. Участвовал в Sky Arts Master of Photography 2019. Завоевал Гран-при на Конкурсе им. Стенина, MIFA, TIFA. Участвовал в выставках в Москве, Риме, Кейптауне, Стамбуле, Шанхае.
© Danilo Garcia Di Meo
«Кватрани». Дети землетрясения
«Кватрани», так в итальянском городе Л’Акуила называют подростков и молодых людей. Прошло десять лет с тех пор, как город был разрушен мощным землетрясением. Многие жители остались без крыши над головой, многие получили увечья, многие погибли. Детям, жившим в городе, который теперь называют «запретным», уже по восемнадцать. У них нет малой родины, этого безопасного убежища, которое они могли бы назвать родным домом. Но, связанные особыми узами, они не чувствуют себя обездоленными. Они называют «домом» крепкую дружбу, которой их научили невзгоды. «Когда землетрясение разрушает твою родину, тебе нужно обрести ее вновь, обрести там, где не осталось камня на камне, где больше не на кого надеяться, кроме родных и близких, тех, кто тебя любит». «Землетрясение было чем-то вроде начала времен. Люди говорят не «2006 год», а «до землетрясения» и «после землетрясения». (Высказывания молодых людей, переживших землетрясение.)
Danilo Garcia Di Meo
Данило Гарсия Ди Мео
Италия
Данило Гарсия Ди Мео, итальянский фотограф-документалист. Сотрудничает с несколькими НКО и пресс-агентствами. Участвовал в Sky Arts Master of Photography 2019. Завоевал Гран-при на Конкурсе им. Стенина, MIFA, TIFA. Участвовал в выставках в Москве, Риме, Кейптауне, Стамбуле, Шанхае.
«Кватрани». Дети землетрясения
1-е место. Специальный приз «Чайна Дейли»
© Shiva Khademi
Поклонницы цвета
В нашем обществе люди думают и действуют по-разному. Существуют различные мнения, которые часто противоречат друг другу. Сразу после Исламской революции (1979) для женщин стало обязательным ношение хиджаба, чему воспротивились многие активисты. Это нововведение вызывает споры по сей день. Я назвала серию фотографий, которую предлагаю вашему вниманию, «Поклонницы цвета». В нее входят фотографии иранских женщин, которых я повстречала во время своих блужданий по Тегерану. Глядя на них, я спрашивала себя, какое влияние на формирование их личности оказал цвет? Эти женщины принадлежат к поколению 1980 ̶ 1990-х годов. На мой взгляд, «поклонницы» ̶ это, как правило, смелые, свободолюбивые женщины с твердым характером, готовые постоять за себя. Они рассматривают свое тело как чистый лист или холст, на которые можно наносить любые изображения. Я могу часами смотреть на них, думать о них, слушать их рассказы…
 Shiva Khademi
Шива Хадеми
Иран
Родилась в 1990 году в провинции Разави Хорасан Ирана. Бакалавр в области управления искусством и культурой, образование получила в Университете прикладных наук Джахад Данешгахи (Мешхед, 2014). Шива работает в Мешхедском университете имени Фердоуси (Иран). Лауреат ряда национальных и международных фотоконкурсов, в том числе Национального фестиваля иранских молодых фотографов. Удостоена независимой премии за социальную документальную фотографию (2018, Тегеран).
Поклонницы цвета
© Shiva Khademi
Поклонницы цвета
В нашем обществе люди думают и действуют по-разному. Существуют различные мнения, которые часто противоречат друг другу. Сразу после Исламской революции (1979) для женщин стало обязательным ношение хиджаба, чему воспротивились многие активисты. Это нововведение вызывает споры по сей день. Я назвала серию фотографий, которую предлагаю вашему вниманию, «Поклонницы цвета». В нее входят фотографии иранских женщин, которых я повстречала во время своих блужданий по Тегерану. Глядя на них, я спрашивала себя, какое влияние на формирование их личности оказал цвет? Эти женщины принадлежат к поколению 1980 ̶ 1990-х годов. На мой взгляд, «поклонницы» ̶ это, как правило, смелые, свободолюбивые женщины с твердым характером, готовые постоять за себя. Они рассматривают свое тело как чистый лист или холст, на которые можно наносить любые изображения. Я могу часами смотреть на них, думать о них, слушать их рассказы…
 Shiva Khademi
Шива Хадеми
Иран
Родилась в 1990 году в провинции Разави Хорасан Ирана. Бакалавр в области управления искусством и культурой, образование получила в Университете прикладных наук Джахад Данешгахи (Мешхед, 2014). Шива работает в Мешхедском университете имени Фердоуси (Иран). Лауреат ряда национальных и международных фотоконкурсов, в том числе Национального фестиваля иранских молодых фотографов. Удостоена независимой премии за социальную документальную фотографию (2018, Тегеран).
© Shiva Khademi
Поклонницы цвета
В нашем обществе люди думают и действуют по-разному. Существуют различные мнения, которые часто противоречат друг другу. Сразу после Исламской революции (1979) для женщин стало обязательным ношение хиджаба, чему воспротивились многие активисты. Это нововведение вызывает споры по сей день. Я назвала серию фотографий, которую предлагаю вашему вниманию, «Поклонницы цвета». В нее входят фотографии иранских женщин, которых я повстречала во время своих блужданий по Тегерану. Глядя на них, я спрашивала себя, какое влияние на формирование их личности оказал цвет? Эти женщины принадлежат к поколению 1980 ̶ 1990-х годов. На мой взгляд, «поклонницы» ̶ это, как правило, смелые, свободолюбивые женщины с твердым характером, готовые постоять за себя. Они рассматривают свое тело как чистый лист или холст, на которые можно наносить любые изображения. Я могу часами смотреть на них, думать о них, слушать их рассказы…
 Shiva Khademi
Шива Хадеми
Иран
Родилась в 1990 году в провинции Разави Хорасан Ирана. Бакалавр в области управления искусством и культурой, образование получила в Университете прикладных наук Джахад Данешгахи (Мешхед, 2014). Шива работает в Мешхедском университете имени Фердоуси (Иран). Лауреат ряда национальных и международных фотоконкурсов, в том числе Национального фестиваля иранских молодых фотографов. Удостоена независимой премии за социальную документальную фотографию (2018, Тегеран).
© Shiva Khademi
Поклонницы цвета
В нашем обществе люди думают и действуют по-разному. Существуют различные мнения, которые часто противоречат друг другу. Сразу после Исламской революции (1979) для женщин стало обязательным ношение хиджаба, чему воспротивились многие активисты. Это нововведение вызывает споры по сей день. Я назвала серию фотографий, которую предлагаю вашему вниманию, «Поклонницы цвета». В нее входят фотографии иранских женщин, которых я повстречала во время своих блужданий по Тегерану. Глядя на них, я спрашивала себя, какое влияние на формирование их личности оказал цвет? Эти женщины принадлежат к поколению 1980 ̶ 1990-х годов. На мой взгляд, «поклонницы» ̶ это, как правило, смелые, свободолюбивые женщины с твердым характером, готовые постоять за себя. Они рассматривают свое тело как чистый лист или холст, на которые можно наносить любые изображения. Я могу часами смотреть на них, думать о них, слушать их рассказы…
 Shiva Khademi
Шива Хадеми
Иран
Родилась в 1990 году в провинции Разави Хорасан Ирана. Бакалавр в области управления искусством и культурой, образование получила в Университете прикладных наук Джахад Данешгахи (Мешхед, 2014). Шива работает в Мешхедском университете имени Фердоуси (Иран). Лауреат ряда национальных и международных фотоконкурсов, в том числе Национального фестиваля иранских молодых фотографов. Удостоена независимой премии за социальную документальную фотографию (2018, Тегеран).
© Shiva Khademi
Поклонницы цвета
В нашем обществе люди думают и действуют по-разному. Существуют различные мнения, которые часто противоречат друг другу. Сразу после Исламской революции (1979) для женщин стало обязательным ношение хиджаба, чему воспротивились многие активисты. Это нововведение вызывает споры по сей день. Я назвала серию фотографий, которую предлагаю вашему вниманию, «Поклонницы цвета». В нее входят фотографии иранских женщин, которых я повстречала во время своих блужданий по Тегерану. Глядя на них, я спрашивала себя, какое влияние на формирование их личности оказал цвет? Эти женщины принадлежат к поколению 1980 ̶ 1990-х годов. На мой взгляд, «поклонницы» ̶ это, как правило, смелые, свободолюбивые женщины с твердым характером, готовые постоять за себя. Они рассматривают свое тело как чистый лист или холст, на которые можно наносить любые изображения. Я могу часами смотреть на них, думать о них, слушать их рассказы…
 Shiva Khademi
Шива Хадеми
Иран
Родилась в 1990 году в провинции Разави Хорасан Ирана. Бакалавр в области управления искусством и культурой, образование получила в Университете прикладных наук Джахад Данешгахи (Мешхед, 2014). Шива работает в Мешхедском университете имени Фердоуси (Иран). Лауреат ряда национальных и международных фотоконкурсов, в том числе Национального фестиваля иранских молодых фотографов. Удостоена независимой премии за социальную документальную фотографию (2018, Тегеран).
© Shiva Khademi
Поклонницы цвета
В нашем обществе люди думают и действуют по-разному. Существуют различные мнения, которые часто противоречат друг другу. Сразу после Исламской революции (1979) для женщин стало обязательным ношение хиджаба, чему воспротивились многие активисты. Это нововведение вызывает споры по сей день. Я назвала серию фотографий, которую предлагаю вашему вниманию, «Поклонницы цвета». В нее входят фотографии иранских женщин, которых я повстречала во время своих блужданий по Тегерану. Глядя на них, я спрашивала себя, какое влияние на формирование их личности оказал цвет? Эти женщины принадлежат к поколению 1980 ̶ 1990-х годов. На мой взгляд, «поклонницы» ̶ это, как правило, смелые, свободолюбивые женщины с твердым характером, готовые постоять за себя. Они рассматривают свое тело как чистый лист или холст, на которые можно наносить любые изображения. Я могу часами смотреть на них, думать о них, слушать их рассказы…
 Shiva Khademi
Шива Хадеми
Иран
Родилась в 1990 году в провинции Разави Хорасан Ирана. Бакалавр в области управления искусством и культурой, образование получила в Университете прикладных наук Джахад Данешгахи (Мешхед, 2014). Шива работает в Мешхедском университете имени Фердоуси (Иран). Лауреат ряда национальных и международных фотоконкурсов, в том числе Национального фестиваля иранских молодых фотографов. Удостоена независимой премии за социальную документальную фотографию (2018, Тегеран).
© Shiva Khademi
Поклонницы цвета
В нашем обществе люди думают и действуют по-разному. Существуют различные мнения, которые часто противоречат друг другу. Сразу после Исламской революции (1979) для женщин стало обязательным ношение хиджаба, чему воспротивились многие активисты. Это нововведение вызывает споры по сей день. Я назвала серию фотографий, которую предлагаю вашему вниманию, «Поклонницы цвета». В нее входят фотографии иранских женщин, которых я повстречала во время своих блужданий по Тегерану. Глядя на них, я спрашивала себя, какое влияние на формирование их личности оказал цвет? Эти женщины принадлежат к поколению 1980 ̶ 1990-х годов. На мой взгляд, «поклонницы» ̶ это, как правило, смелые, свободолюбивые женщины с твердым характером, готовые постоять за себя. Они рассматривают свое тело как чистый лист или холст, на которые можно наносить любые изображения. Я могу часами смотреть на них, думать о них, слушать их рассказы…
 Shiva Khademi
Шива Хадеми
Иран
Родилась в 1990 году в провинции Разави Хорасан Ирана. Бакалавр в области управления искусством и культурой, образование получила в Университете прикладных наук Джахад Данешгахи (Мешхед, 2014). Шива работает в Мешхедском университете имени Фердоуси (Иран). Лауреат ряда национальных и международных фотоконкурсов, в том числе Национального фестиваля иранских молодых фотографов. Удостоена независимой премии за социальную документальную фотографию (2018, Тегеран).
© Shiva Khademi
Поклонницы цвета
В нашем обществе люди думают и действуют по-разному. Существуют различные мнения, которые часто противоречат друг другу. Сразу после Исламской революции (1979) для женщин стало обязательным ношение хиджаба, чему воспротивились многие активисты. Это нововведение вызывает споры по сей день. Я назвала серию фотографий, которую предлагаю вашему вниманию, «Поклонницы цвета». В нее входят фотографии иранских женщин, которых я повстречала во время своих блужданий по Тегерану. Глядя на них, я спрашивала себя, какое влияние на формирование их личности оказал цвет? Эти женщины принадлежат к поколению 1980 ̶ 1990-х годов. На мой взгляд, «поклонницы» ̶ это, как правило, смелые, свободолюбивые женщины с твердым характером, готовые постоять за себя. Они рассматривают свое тело как чистый лист или холст, на которые можно наносить любые изображения. Я могу часами смотреть на них, думать о них, слушать их рассказы…
 Shiva Khademi
Шива Хадеми
Иран
Родилась в 1990 году в провинции Разави Хорасан Ирана. Бакалавр в области управления искусством и культурой, образование получила в Университете прикладных наук Джахад Данешгахи (Мешхед, 2014). Шива работает в Мешхедском университете имени Фердоуси (Иран). Лауреат ряда национальных и международных фотоконкурсов, в том числе Национального фестиваля иранских молодых фотографов. Удостоена независимой премии за социальную документальную фотографию (2018, Тегеран).
© Shiva Khademi
Поклонницы цвета
В нашем обществе люди думают и действуют по-разному. Существуют различные мнения, которые часто противоречат друг другу. Сразу после Исламской революции (1979) для женщин стало обязательным ношение хиджаба, чему воспротивились многие активисты. Это нововведение вызывает споры по сей день. Я назвала серию фотографий, которую предлагаю вашему вниманию, «Поклонницы цвета». В нее входят фотографии иранских женщин, которых я повстречала во время своих блужданий по Тегерану. Глядя на них, я спрашивала себя, какое влияние на формирование их личности оказал цвет? Эти женщины принадлежат к поколению 1980 ̶ 1990-х годов. На мой взгляд, «поклонницы» ̶ это, как правило, смелые, свободолюбивые женщины с твердым характером, готовые постоять за себя. Они рассматривают свое тело как чистый лист или холст, на которые можно наносить любые изображения. Я могу часами смотреть на них, думать о них, слушать их рассказы…
 Shiva Khademi
Шива Хадеми
Иран
Родилась в 1990 году в провинции Разави Хорасан Ирана. Бакалавр в области управления искусством и культурой, образование получила в Университете прикладных наук Джахад Данешгахи (Мешхед, 2014). Шива работает в Мешхедском университете имени Фердоуси (Иран). Лауреат ряда национальных и международных фотоконкурсов, в том числе Национального фестиваля иранских молодых фотографов. Удостоена независимой премии за социальную документальную фотографию (2018, Тегеран).
© Shiva Khademi
Поклонницы цвета
В нашем обществе люди думают и действуют по-разному. Существуют различные мнения, которые часто противоречат друг другу. Сразу после Исламской революции (1979) для женщин стало обязательным ношение хиджаба, чему воспротивились многие активисты. Это нововведение вызывает споры по сей день. Я назвала серию фотографий, которую предлагаю вашему вниманию, «Поклонницы цвета». В нее входят фотографии иранских женщин, которых я повстречала во время своих блужданий по Тегерану. Глядя на них, я спрашивала себя, какое влияние на формирование их личности оказал цвет? Эти женщины принадлежат к поколению 1980 ̶ 1990-х годов. На мой взгляд, «поклонницы» ̶ это, как правило, смелые, свободолюбивые женщины с твердым характером, готовые постоять за себя. Они рассматривают свое тело как чистый лист или холст, на которые можно наносить любые изображения. Я могу часами смотреть на них, думать о них, слушать их рассказы…
 Shiva Khademi
Шива Хадеми
Иран
Родилась в 1990 году в провинции Разави Хорасан Ирана. Бакалавр в области управления искусством и культурой, образование получила в Университете прикладных наук Джахад Данешгахи (Мешхед, 2014). Шива работает в Мешхедском университете имени Фердоуси (Иран). Лауреат ряда национальных и международных фотоконкурсов, в том числе Национального фестиваля иранских молодых фотографов. Удостоена независимой премии за социальную документальную фотографию (2018, Тегеран).
© Shiva Khademi
Поклонницы цвета
В нашем обществе люди думают и действуют по-разному. Существуют различные мнения, которые часто противоречат друг другу. Сразу после Исламской революции (1979) для женщин стало обязательным ношение хиджаба, чему воспротивились многие активисты. Это нововведение вызывает споры по сей день. Я назвала серию фотографий, которую предлагаю вашему вниманию, «Поклонницы цвета». В нее входят фотографии иранских женщин, которых я повстречала во время своих блужданий по Тегерану. Глядя на них, я спрашивала себя, какое влияние на формирование их личности оказал цвет? Эти женщины принадлежат к поколению 1980 ̶ 1990-х годов. На мой взгляд, «поклонницы» ̶ это, как правило, смелые, свободолюбивые женщины с твердым характером, готовые постоять за себя. Они рассматривают свое тело как чистый лист или холст, на которые можно наносить любые изображения. Я могу часами смотреть на них, думать о них, слушать их рассказы…
 Shiva Khademi
Шива Хадеми
Иран
Родилась в 1990 году в провинции Разави Хорасан Ирана. Бакалавр в области управления искусством и культурой, образование получила в Университете прикладных наук Джахад Данешгахи (Мешхед, 2014). Шива работает в Мешхедском университете имени Фердоуси (Иран). Лауреат ряда национальных и международных фотоконкурсов, в том числе Национального фестиваля иранских молодых фотографов. Удостоена независимой премии за социальную документальную фотографию (2018, Тегеран).
© Shiva Khademi
Поклонницы цвета
В нашем обществе люди думают и действуют по-разному. Существуют различные мнения, которые часто противоречат друг другу. Сразу после Исламской революции (1979) для женщин стало обязательным ношение хиджаба, чему воспротивились многие активисты. Это нововведение вызывает споры по сей день. Я назвала серию фотографий, которую предлагаю вашему вниманию, «Поклонницы цвета». В нее входят фотографии иранских женщин, которых я повстречала во время своих блужданий по Тегерану. Глядя на них, я спрашивала себя, какое влияние на формирование их личности оказал цвет? Эти женщины принадлежат к поколению 1980 ̶ 1990-х годов. На мой взгляд, «поклонницы» ̶ это, как правило, смелые, свободолюбивые женщины с твердым характером, готовые постоять за себя. Они рассматривают свое тело как чистый лист или холст, на которые можно наносить любые изображения. Я могу часами смотреть на них, думать о них, слушать их рассказы…
 Shiva Khademi
Шива Хадеми
Иран
Родилась в 1990 году в провинции Разави Хорасан Ирана. Бакалавр в области управления искусством и культурой, образование получила в Университете прикладных наук Джахад Данешгахи (Мешхед, 2014). Шива работает в Мешхедском университете имени Фердоуси (Иран). Лауреат ряда национальных и международных фотоконкурсов, в том числе Национального фестиваля иранских молодых фотографов. Удостоена независимой премии за социальную документальную фотографию (2018, Тегеран).
Поклонницы цвета
2-е место
© Alessandro Cinque
Грязные краски
Вниманию зрителей предлагается серия фотопортретов, сделанных в Эспинарском районе Перу недалеко от крупнейших медных рудников Тинтайя и Антапаккей. Фотографии рассказывают о судьбе простых перуанцев, страдающих от загрязнения окружающей среды в местах добычи полезных ископаемых. Цветной фон снимков символизирует чаяния их героев. За последние несколько лет добыча полезных ископаемых стала основой национальной экономики, оттеснив на задний план сельскохозяйственное производство, которым занимались местные общины. Нарушаются права коренных народов. Недоедание и загрязнение окружающей среды подтачивают здоровье местных жителей; многие дети рождаются с психическими и физическими отклонениями, но медицинских учреждений здесь нет. Хотя в конституции Перу предусмотрены меры по сохранению культурного своеобразия и территорий проживания коренных народов, на деле эти положения не соблюдаются, а социальные протесты жестоко подавляются полицией. Хищническое использование земель является общей проблемой в странах Латинской Америки. В сущности, это новая форма колониализма: получение прибыли за счет разрушения среды обитания местных общин.
Alessandro Cinque
Алессандро Чинкве
Италия
Алессандро Чинкве, итальянский фотожурналист, работающий в Лиме, занимается проектами по природоохранной и социально-политической тематике. Печатается в «Нью-Йорк таймс», «Нэшнл Джеографик» и других изданиях. В качестве стрингера сотрудничает с агентством «Рейтер». Обучался в Международном центре фотографии (ICP) в Нью-Йорке.
Contaminated Colors
© Alessandro Cinque
Грязные краски
Вниманию зрителей предлагается серия фотопортретов, сделанных в Эспинарском районе Перу недалеко от крупнейших медных рудников Тинтайя и Антапаккей. Фотографии рассказывают о судьбе простых перуанцев, страдающих от загрязнения окружающей среды в местах добычи полезных ископаемых. Цветной фон снимков символизирует чаяния их героев. За последние несколько лет добыча полезных ископаемых стала основой национальной экономики, оттеснив на задний план сельскохозяйственное производство, которым занимались местные общины. Нарушаются права коренных народов. Недоедание и загрязнение окружающей среды подтачивают здоровье местных жителей; многие дети рождаются с психическими и физическими отклонениями, но медицинских учреждений здесь нет. Хотя в конституции Перу предусмотрены меры по сохранению культурного своеобразия и территорий проживания коренных народов, на деле эти положения не соблюдаются, а социальные протесты жестоко подавляются полицией. Хищническое использование земель является общей проблемой в странах Латинской Америки. В сущности, это новая форма колониализма: получение прибыли за счет разрушения среды обитания местных общин.
Alessandro Cinque
Алессандро Чинкве
Италия
Алессандро Чинкве, итальянский фотожурналист, работающий в Лиме, занимается проектами по природоохранной и социально-политической тематике. Печатается в «Нью-Йорк таймс», «Нэшнл Джеографик» и других изданиях. В качестве стрингера сотрудничает с агентством «Рейтер». Обучался в Международном центре фотографии (ICP) в Нью-Йорке.
© Alessandro Cinque
Грязные краски
Вниманию зрителей предлагается серия фотопортретов, сделанных в Эспинарском районе Перу недалеко от крупнейших медных рудников Тинтайя и Антапаккей. Фотографии рассказывают о судьбе простых перуанцев, страдающих от загрязнения окружающей среды в местах добычи полезных ископаемых. Цветной фон снимков символизирует чаяния их героев. За последние несколько лет добыча полезных ископаемых стала основой национальной экономики, оттеснив на задний план сельскохозяйственное производство, которым занимались местные общины. Нарушаются права коренных народов. Недоедание и загрязнение окружающей среды подтачивают здоровье местных жителей; многие дети рождаются с психическими и физическими отклонениями, но медицинских учреждений здесь нет. Хотя в конституции Перу предусмотрены меры по сохранению культурного своеобразия и территорий проживания коренных народов, на деле эти положения не соблюдаются, а социальные протесты жестоко подавляются полицией. Хищническое использование земель является общей проблемой в странах Латинской Америки. В сущности, это новая форма колониализма: получение прибыли за счет разрушения среды обитания местных общин.
Alessandro Cinque
Алессандро Чинкве
Италия
Алессандро Чинкве, итальянский фотожурналист, работающий в Лиме, занимается проектами по природоохранной и социально-политической тематике. Печатается в «Нью-Йорк таймс», «Нэшнл Джеографик» и других изданиях. В качестве стрингера сотрудничает с агентством «Рейтер». Обучался в Международном центре фотографии (ICP) в Нью-Йорке.
© Alessandro Cinque
Грязные краски
Вниманию зрителей предлагается серия фотопортретов, сделанных в Эспинарском районе Перу недалеко от крупнейших медных рудников Тинтайя и Антапаккей. Фотографии рассказывают о судьбе простых перуанцев, страдающих от загрязнения окружающей среды в местах добычи полезных ископаемых. Цветной фон снимков символизирует чаяния их героев. За последние несколько лет добыча полезных ископаемых стала основой национальной экономики, оттеснив на задний план сельскохозяйственное производство, которым занимались местные общины. Нарушаются права коренных народов. Недоедание и загрязнение окружающей среды подтачивают здоровье местных жителей; многие дети рождаются с психическими и физическими отклонениями, но медицинских учреждений здесь нет. Хотя в конституции Перу предусмотрены меры по сохранению культурного своеобразия и территорий проживания коренных народов, на деле эти положения не соблюдаются, а социальные протесты жестоко подавляются полицией. Хищническое использование земель является общей проблемой в странах Латинской Америки. В сущности, это новая форма колониализма: получение прибыли за счет разрушения среды обитания местных общин.
Alessandro Cinque
Алессандро Чинкве
Италия
Алессандро Чинкве, итальянский фотожурналист, работающий в Лиме, занимается проектами по природоохранной и социально-политической тематике. Печатается в «Нью-Йорк таймс», «Нэшнл Джеографик» и других изданиях. В качестве стрингера сотрудничает с агентством «Рейтер». Обучался в Международном центре фотографии (ICP) в Нью-Йорке.
© Alessandro Cinque
Грязные краски
Вниманию зрителей предлагается серия фотопортретов, сделанных в Эспинарском районе Перу недалеко от крупнейших медных рудников Тинтайя и Антапаккей. Фотографии рассказывают о судьбе простых перуанцев, страдающих от загрязнения окружающей среды в местах добычи полезных ископаемых. Цветной фон снимков символизирует чаяния их героев. За последние несколько лет добыча полезных ископаемых стала основой национальной экономики, оттеснив на задний план сельскохозяйственное производство, которым занимались местные общины. Нарушаются права коренных народов. Недоедание и загрязнение окружающей среды подтачивают здоровье местных жителей; многие дети рождаются с психическими и физическими отклонениями, но медицинских учреждений здесь нет. Хотя в конституции Перу предусмотрены меры по сохранению культурного своеобразия и территорий проживания коренных народов, на деле эти положения не соблюдаются, а социальные протесты жестоко подавляются полицией. Хищническое использование земель является общей проблемой в странах Латинской Америки. В сущности, это новая форма колониализма: получение прибыли за счет разрушения среды обитания местных общин.
Alessandro Cinque
Алессандро Чинкве
Италия
Алессандро Чинкве, итальянский фотожурналист, работающий в Лиме, занимается проектами по природоохранной и социально-политической тематике. Печатается в «Нью-Йорк таймс», «Нэшнл Джеографик» и других изданиях. В качестве стрингера сотрудничает с агентством «Рейтер». Обучался в Международном центре фотографии (ICP) в Нью-Йорке.
© Alessandro Cinque
Грязные краски
Вниманию зрителей предлагается серия фотопортретов, сделанных в Эспинарском районе Перу недалеко от крупнейших медных рудников Тинтайя и Антапаккей. Фотографии рассказывают о судьбе простых перуанцев, страдающих от загрязнения окружающей среды в местах добычи полезных ископаемых. Цветной фон снимков символизирует чаяния их героев. За последние несколько лет добыча полезных ископаемых стала основой национальной экономики, оттеснив на задний план сельскохозяйственное производство, которым занимались местные общины. Нарушаются права коренных народов. Недоедание и загрязнение окружающей среды подтачивают здоровье местных жителей; многие дети рождаются с психическими и физическими отклонениями, но медицинских учреждений здесь нет. Хотя в конституции Перу предусмотрены меры по сохранению культурного своеобразия и территорий проживания коренных народов, на деле эти положения не соблюдаются, а социальные протесты жестоко подавляются полицией. Хищническое использование земель является общей проблемой в странах Латинской Америки. В сущности, это новая форма колониализма: получение прибыли за счет разрушения среды обитания местных общин.
Alessandro Cinque
Алессандро Чинкве
Италия
Алессандро Чинкве, итальянский фотожурналист, работающий в Лиме, занимается проектами по природоохранной и социально-политической тематике. Печатается в «Нью-Йорк таймс», «Нэшнл Джеографик» и других изданиях. В качестве стрингера сотрудничает с агентством «Рейтер». Обучался в Международном центре фотографии (ICP) в Нью-Йорке.
© Alessandro Cinque
Грязные краски
Вниманию зрителей предлагается серия фотопортретов, сделанных в Эспинарском районе Перу недалеко от крупнейших медных рудников Тинтайя и Антапаккей. Фотографии рассказывают о судьбе простых перуанцев, страдающих от загрязнения окружающей среды в местах добычи полезных ископаемых. Цветной фон снимков символизирует чаяния их героев. За последние несколько лет добыча полезных ископаемых стала основой национальной экономики, оттеснив на задний план сельскохозяйственное производство, которым занимались местные общины. Нарушаются права коренных народов. Недоедание и загрязнение окружающей среды подтачивают здоровье местных жителей; многие дети рождаются с психическими и физическими отклонениями, но медицинских учреждений здесь нет. Хотя в конституции Перу предусмотрены меры по сохранению культурного своеобразия и территорий проживания коренных народов, на деле эти положения не соблюдаются, а социальные протесты жестоко подавляются полицией. Хищническое использование земель является общей проблемой в странах Латинской Америки. В сущности, это новая форма колониализма: получение прибыли за счет разрушения среды обитания местных общин.
Alessandro Cinque
Алессандро Чинкве
Италия
Алессандро Чинкве, итальянский фотожурналист, работающий в Лиме, занимается проектами по природоохранной и социально-политической тематике. Печатается в «Нью-Йорк таймс», «Нэшнл Джеографик» и других изданиях. В качестве стрингера сотрудничает с агентством «Рейтер». Обучался в Международном центре фотографии (ICP) в Нью-Йорке.
© Alessandro Cinque
Грязные краски
Вниманию зрителей предлагается серия фотопортретов, сделанных в Эспинарском районе Перу недалеко от крупнейших медных рудников Тинтайя и Антапаккей. Фотографии рассказывают о судьбе простых перуанцев, страдающих от загрязнения окружающей среды в местах добычи полезных ископаемых. Цветной фон снимков символизирует чаяния их героев. За последние несколько лет добыча полезных ископаемых стала основой национальной экономики, оттеснив на задний план сельскохозяйственное производство, которым занимались местные общины. Нарушаются права коренных народов. Недоедание и загрязнение окружающей среды подтачивают здоровье местных жителей; многие дети рождаются с психическими и физическими отклонениями, но медицинских учреждений здесь нет. Хотя в конституции Перу предусмотрены меры по сохранению культурного своеобразия и территорий проживания коренных народов, на деле эти положения не соблюдаются, а социальные протесты жестоко подавляются полицией. Хищническое использование земель является общей проблемой в странах Латинской Америки. В сущности, это новая форма колониализма: получение прибыли за счет разрушения среды обитания местных общин.
Alessandro Cinque
Алессандро Чинкве
Италия
Алессандро Чинкве, итальянский фотожурналист, работающий в Лиме, занимается проектами по природоохранной и социально-политической тематике. Печатается в «Нью-Йорк таймс», «Нэшнл Джеографик» и других изданиях. В качестве стрингера сотрудничает с агентством «Рейтер». Обучался в Международном центре фотографии (ICP) в Нью-Йорке.
© Alessandro Cinque
Грязные краски
Вниманию зрителей предлагается серия фотопортретов, сделанных в Эспинарском районе Перу недалеко от крупнейших медных рудников Тинтайя и Антапаккей. Фотографии рассказывают о судьбе простых перуанцев, страдающих от загрязнения окружающей среды в местах добычи полезных ископаемых. Цветной фон снимков символизирует чаяния их героев. За последние несколько лет добыча полезных ископаемых стала основой национальной экономики, оттеснив на задний план сельскохозяйственное производство, которым занимались местные общины. Нарушаются права коренных народов. Недоедание и загрязнение окружающей среды подтачивают здоровье местных жителей; многие дети рождаются с психическими и физическими отклонениями, но медицинских учреждений здесь нет. Хотя в конституции Перу предусмотрены меры по сохранению культурного своеобразия и территорий проживания коренных народов, на деле эти положения не соблюдаются, а социальные протесты жестоко подавляются полицией. Хищническое использование земель является общей проблемой в странах Латинской Америки. В сущности, это новая форма колониализма: получение прибыли за счет разрушения среды обитания местных общин.
Alessandro Cinque
Алессандро Чинкве
Италия
Алессандро Чинкве, итальянский фотожурналист, работающий в Лиме, занимается проектами по природоохранной и социально-политической тематике. Печатается в «Нью-Йорк таймс», «Нэшнл Джеографик» и других изданиях. В качестве стрингера сотрудничает с агентством «Рейтер». Обучался в Международном центре фотографии (ICP) в Нью-Йорке.
© Alessandro Cinque
Грязные краски
Вниманию зрителей предлагается серия фотопортретов, сделанных в Эспинарском районе Перу недалеко от крупнейших медных рудников Тинтайя и Антапаккей. Фотографии рассказывают о судьбе простых перуанцев, страдающих от загрязнения окружающей среды в местах добычи полезных ископаемых. Цветной фон снимков символизирует чаяния их героев. За последние несколько лет добыча полезных ископаемых стала основой национальной экономики, оттеснив на задний план сельскохозяйственное производство, которым занимались местные общины. Нарушаются права коренных народов. Недоедание и загрязнение окружающей среды подтачивают здоровье местных жителей; многие дети рождаются с психическими и физическими отклонениями, но медицинских учреждений здесь нет. Хотя в конституции Перу предусмотрены меры по сохранению культурного своеобразия и территорий проживания коренных народов, на деле эти положения не соблюдаются, а социальные протесты жестоко подавляются полицией. Хищническое использование земель является общей проблемой в странах Латинской Америки. В сущности, это новая форма колониализма: получение прибыли за счет разрушения среды обитания местных общин.
Alessandro Cinque
Алессандро Чинкве
Италия
Алессандро Чинкве, итальянский фотожурналист, работающий в Лиме, занимается проектами по природоохранной и социально-политической тематике. Печатается в «Нью-Йорк таймс», «Нэшнл Джеографик» и других изданиях. В качестве стрингера сотрудничает с агентством «Рейтер». Обучался в Международном центре фотографии (ICP) в Нью-Йорке.
Грязные краски
3-е место
© Santanu Dey
Многоликий народ бахурупи
Я занимаюсь сбором документальных свидетельств о родоплеменной общине племени бедийя, которая не дает угаснуть древнему искусству, известному на Индийском субконтиненте как «бахурупи». Само это слово состоит из двух частей – «баху» (много) и «рупа» (формы). Бедийя принадлежат к касте неприкасаемых и могут рассчитывать только на самую низкооплачиваемую работу. Чтобы заработать на пропитание, они разъезжают по всей стране с представлениями на темы индийской мифологии. К сожалению, нынешние поколения уже плохо помнят героев индийских мифов, да и сами бедийя (бахурупи) постепенно утрачивают самобытность. Модернизация и урбанизация делают свое дело: людей больше не интересуют мифы. Я вижу свою задачу в том, чтобы в рамках проекта с помощью бахурупи (бедийя) попытаться сохранить память о могучих богах и героях индийской мифологии.
Santanu Dey
Сантану Дей
Индия
Сантану Дей, независимый художник и фотограф, живет в Калькутте. Работы Дея публиковались в журналах. В 2019 году получил грант SACAS по социальной документальной фотографии. В 2017 году завоевал 1-е место на Polyphony Photo Festival India. Участвовал в Jakarta Photo Festival 2019 и Indian Photo Festival 2019.
Многоликий народ бахурупи
© Santanu Dey
Многоликий народ бахурупи
Я занимаюсь сбором документальных свидетельств о родоплеменной общине племени бедийя, которая не дает угаснуть древнему искусству, известному на Индийском субконтиненте как «бахурупи». Само это слово состоит из двух частей – «баху» (много) и «рупа» (формы). Бедийя принадлежат к касте неприкасаемых и могут рассчитывать только на самую низкооплачиваемую работу. Чтобы заработать на пропитание, они разъезжают по всей стране с представлениями на темы индийской мифологии. К сожалению, нынешние поколения уже плохо помнят героев индийских мифов, да и сами бедийя (бахурупи) постепенно утрачивают самобытность. Модернизация и урбанизация делают свое дело: людей больше не интересуют мифы. Я вижу свою задачу в том, чтобы в рамках проекта с помощью бахурупи (бедийя) попытаться сохранить память о могучих богах и героях индийской мифологии.
Santanu Dey
Сантану Дей
Индия
Сантану Дей, независимый художник и фотограф, живет в Калькутте. Работы Дея публиковались в журналах. В 2019 году получил грант SACAS по социальной документальной фотографии. В 2017 году завоевал 1-е место на Polyphony Photo Festival India. Участвовал в Jakarta Photo Festival 2019 и Indian Photo Festival 2019.
© Santanu Dey
Многоликий народ бахурупи
Я занимаюсь сбором документальных свидетельств о родоплеменной общине племени бедийя, которая не дает угаснуть древнему искусству, известному на Индийском субконтиненте как «бахурупи». Само это слово состоит из двух частей – «баху» (много) и «рупа» (формы). Бедийя принадлежат к касте неприкасаемых и могут рассчитывать только на самую низкооплачиваемую работу. Чтобы заработать на пропитание, они разъезжают по всей стране с представлениями на темы индийской мифологии. К сожалению, нынешние поколения уже плохо помнят героев индийских мифов, да и сами бедийя (бахурупи) постепенно утрачивают самобытность. Модернизация и урбанизация делают свое дело: людей больше не интересуют мифы. Я вижу свою задачу в том, чтобы в рамках проекта с помощью бахурупи (бедийя) попытаться сохранить память о могучих богах и героях индийской мифологии.
Santanu Dey
Сантану Дей
Индия
Сантану Дей, независимый художник и фотограф, живет в Калькутте. Работы Дея публиковались в журналах. В 2019 году получил грант SACAS по социальной документальной фотографии. В 2017 году завоевал 1-е место на Polyphony Photo Festival India. Участвовал в Jakarta Photo Festival 2019 и Indian Photo Festival 2019.
© Santanu Dey
Многоликий народ бахурупи
Я занимаюсь сбором документальных свидетельств о родоплеменной общине племени бедийя, которая не дает угаснуть древнему искусству, известному на Индийском субконтиненте как «бахурупи». Само это слово состоит из двух частей – «баху» (много) и «рупа» (формы). Бедийя принадлежат к касте неприкасаемых и могут рассчитывать только на самую низкооплачиваемую работу. Чтобы заработать на пропитание, они разъезжают по всей стране с представлениями на темы индийской мифологии. К сожалению, нынешние поколения уже плохо помнят героев индийских мифов, да и сами бедийя (бахурупи) постепенно утрачивают самобытность. Модернизация и урбанизация делают свое дело: людей больше не интересуют мифы. Я вижу свою задачу в том, чтобы в рамках проекта с помощью бахурупи (бедийя) попытаться сохранить память о могучих богах и героях индийской мифологии.
Santanu Dey
Сантану Дей
Индия
Сантану Дей, независимый художник и фотограф, живет в Калькутте. Работы Дея публиковались в журналах. В 2019 году получил грант SACAS по социальной документальной фотографии. В 2017 году завоевал 1-е место на Polyphony Photo Festival India. Участвовал в Jakarta Photo Festival 2019 и Indian Photo Festival 2019.
© Santanu Dey
Многоликий народ бахурупи
Я занимаюсь сбором документальных свидетельств о родоплеменной общине племени бедийя, которая не дает угаснуть древнему искусству, известному на Индийском субконтиненте как «бахурупи». Само это слово состоит из двух частей – «баху» (много) и «рупа» (формы). Бедийя принадлежат к касте неприкасаемых и могут рассчитывать только на самую низкооплачиваемую работу. Чтобы заработать на пропитание, они разъезжают по всей стране с представлениями на темы индийской мифологии. К сожалению, нынешние поколения уже плохо помнят героев индийских мифов, да и сами бедийя (бахурупи) постепенно утрачивают самобытность. Модернизация и урбанизация делают свое дело: людей больше не интересуют мифы. Я вижу свою задачу в том, чтобы в рамках проекта с помощью бахурупи (бедийя) попытаться сохранить память о могучих богах и героях индийской мифологии.
Santanu Dey
Сантану Дей
Индия
Сантану Дей, независимый художник и фотограф, живет в Калькутте. Работы Дея публиковались в журналах. В 2019 году получил грант SACAS по социальной документальной фотографии. В 2017 году завоевал 1-е место на Polyphony Photo Festival India. Участвовал в Jakarta Photo Festival 2019 и Indian Photo Festival 2019.
© Santanu Dey
Многоликий народ бахурупи
Я занимаюсь сбором документальных свидетельств о родоплеменной общине племени бедийя, которая не дает угаснуть древнему искусству, известному на Индийском субконтиненте как «бахурупи». Само это слово состоит из двух частей – «баху» (много) и «рупа» (формы). Бедийя принадлежат к касте неприкасаемых и могут рассчитывать только на самую низкооплачиваемую работу. Чтобы заработать на пропитание, они разъезжают по всей стране с представлениями на темы индийской мифологии. К сожалению, нынешние поколения уже плохо помнят героев индийских мифов, да и сами бедийя (бахурупи) постепенно утрачивают самобытность. Модернизация и урбанизация делают свое дело: людей больше не интересуют мифы. Я вижу свою задачу в том, чтобы в рамках проекта с помощью бахурупи (бедийя) попытаться сохранить память о могучих богах и героях индийской мифологии.
Santanu Dey
Сантану Дей
Индия
Сантану Дей, независимый художник и фотограф, живет в Калькутте. Работы Дея публиковались в журналах. В 2019 году получил грант SACAS по социальной документальной фотографии. В 2017 году завоевал 1-е место на Polyphony Photo Festival India. Участвовал в Jakarta Photo Festival 2019 и Indian Photo Festival 2019.
© Santanu Dey
Многоликий народ бахурупи
Я занимаюсь сбором документальных свидетельств о родоплеменной общине племени бедийя, которая не дает угаснуть древнему искусству, известному на Индийском субконтиненте как «бахурупи». Само это слово состоит из двух частей – «баху» (много) и «рупа» (формы). Бедийя принадлежат к касте неприкасаемых и могут рассчитывать только на самую низкооплачиваемую работу. Чтобы заработать на пропитание, они разъезжают по всей стране с представлениями на темы индийской мифологии. К сожалению, нынешние поколения уже плохо помнят героев индийских мифов, да и сами бедийя (бахурупи) постепенно утрачивают самобытность. Модернизация и урбанизация делают свое дело: людей больше не интересуют мифы. Я вижу свою задачу в том, чтобы в рамках проекта с помощью бахурупи (бедийя) попытаться сохранить память о могучих богах и героях индийской мифологии.
Santanu Dey
Сантану Дей
Индия
Сантану Дей, независимый художник и фотограф, живет в Калькутте. Работы Дея публиковались в журналах. В 2019 году получил грант SACAS по социальной документальной фотографии. В 2017 году завоевал 1-е место на Polyphony Photo Festival India. Участвовал в Jakarta Photo Festival 2019 и Indian Photo Festival 2019.
© Santanu Dey
Многоликий народ бахурупи
Я занимаюсь сбором документальных свидетельств о родоплеменной общине племени бедийя, которая не дает угаснуть древнему искусству, известному на Индийском субконтиненте как «бахурупи». Само это слово состоит из двух частей – «баху» (много) и «рупа» (формы). Бедийя принадлежат к касте неприкасаемых и могут рассчитывать только на самую низкооплачиваемую работу. Чтобы заработать на пропитание, они разъезжают по всей стране с представлениями на темы индийской мифологии. К сожалению, нынешние поколения уже плохо помнят героев индийских мифов, да и сами бедийя (бахурупи) постепенно утрачивают самобытность. Модернизация и урбанизация делают свое дело: людей больше не интересуют мифы. Я вижу свою задачу в том, чтобы в рамках проекта с помощью бахурупи (бедийя) попытаться сохранить память о могучих богах и героях индийской мифологии.
Santanu Dey
Сантану Дей
Индия
Сантану Дей, независимый художник и фотограф, живет в Калькутте. Работы Дея публиковались в журналах. В 2019 году получил грант SACAS по социальной документальной фотографии. В 2017 году завоевал 1-е место на Polyphony Photo Festival India. Участвовал в Jakarta Photo Festival 2019 и Indian Photo Festival 2019.
© Santanu Dey
Многоликий народ бахурупи
Я занимаюсь сбором документальных свидетельств о родоплеменной общине племени бедийя, которая не дает угаснуть древнему искусству, известному на Индийском субконтиненте как «бахурупи». Само это слово состоит из двух частей – «баху» (много) и «рупа» (формы). Бедийя принадлежат к касте неприкасаемых и могут рассчитывать только на самую низкооплачиваемую работу. Чтобы заработать на пропитание, они разъезжают по всей стране с представлениями на темы индийской мифологии. К сожалению, нынешние поколения уже плохо помнят героев индийских мифов, да и сами бедийя (бахурупи) постепенно утрачивают самобытность. Модернизация и урбанизация делают свое дело: людей больше не интересуют мифы. Я вижу свою задачу в том, чтобы в рамках проекта с помощью бахурупи (бедийя) попытаться сохранить память о могучих богах и героях индийской мифологии.
Santanu Dey
Сантану Дей
Индия
Сантану Дей, независимый художник и фотограф, живет в Калькутте. Работы Дея публиковались в журналах. В 2019 году получил грант SACAS по социальной документальной фотографии. В 2017 году завоевал 1-е место на Polyphony Photo Festival India. Участвовал в Jakarta Photo Festival 2019 и Indian Photo Festival 2019.
© Santanu Dey
Многоликий народ бахурупи
Я занимаюсь сбором документальных свидетельств о родоплеменной общине племени бедийя, которая не дает угаснуть древнему искусству, известному на Индийском субконтиненте как «бахурупи». Само это слово состоит из двух частей – «баху» (много) и «рупа» (формы). Бедийя принадлежат к касте неприкасаемых и могут рассчитывать только на самую низкооплачиваемую работу. Чтобы заработать на пропитание, они разъезжают по всей стране с представлениями на темы индийской мифологии. К сожалению, нынешние поколения уже плохо помнят героев индийских мифов, да и сами бедийя (бахурупи) постепенно утрачивают самобытность. Модернизация и урбанизация делают свое дело: людей больше не интересуют мифы. Я вижу свою задачу в том, чтобы в рамках проекта с помощью бахурупи (бедийя) попытаться сохранить память о могучих богах и героях индийской мифологии.
Santanu Dey
Сантану Дей
Индия
Сантану Дей, независимый художник и фотограф, живет в Калькутте. Работы Дея публиковались в журналах. В 2019 году получил грант SACAS по социальной документальной фотографии. В 2017 году завоевал 1-е место на Polyphony Photo Festival India. Участвовал в Jakarta Photo Festival 2019 и Indian Photo Festival 2019.
© Santanu Dey
Многоликий народ бахурупи
Я занимаюсь сбором документальных свидетельств о родоплеменной общине племени бедийя, которая не дает угаснуть древнему искусству, известному на Индийском субконтиненте как «бахурупи». Само это слово состоит из двух частей – «баху» (много) и «рупа» (формы). Бедийя принадлежат к касте неприкасаемых и могут рассчитывать только на самую низкооплачиваемую работу. Чтобы заработать на пропитание, они разъезжают по всей стране с представлениями на темы индийской мифологии. К сожалению, нынешние поколения уже плохо помнят героев индийских мифов, да и сами бедийя (бахурупи) постепенно утрачивают самобытность. Модернизация и урбанизация делают свое дело: людей больше не интересуют мифы. Я вижу свою задачу в том, чтобы в рамках проекта с помощью бахурупи (бедийя) попытаться сохранить память о могучих богах и героях индийской мифологии.
Santanu Dey
Сантану Дей
Индия
Сантану Дей, независимый художник и фотограф, живет в Калькутте. Работы Дея публиковались в журналах. В 2019 году получил грант SACAS по социальной документальной фотографии. В 2017 году завоевал 1-е место на Polyphony Photo Festival India. Участвовал в Jakarta Photo Festival 2019 и Indian Photo Festival 2019.
© Santanu Dey
Многоликий народ бахурупи
Я занимаюсь сбором документальных свидетельств о родоплеменной общине племени бедийя, которая не дает угаснуть древнему искусству, известному на Индийском субконтиненте как «бахурупи». Само это слово состоит из двух частей – «баху» (много) и «рупа» (формы). Бедийя принадлежат к касте неприкасаемых и могут рассчитывать только на самую низкооплачиваемую работу. Чтобы заработать на пропитание, они разъезжают по всей стране с представлениями на темы индийской мифологии. К сожалению, нынешние поколения уже плохо помнят героев индийских мифов, да и сами бедийя (бахурупи) постепенно утрачивают самобытность. Модернизация и урбанизация делают свое дело: людей больше не интересуют мифы. Я вижу свою задачу в том, чтобы в рамках проекта с помощью бахурупи (бедийя) попытаться сохранить память о могучих богах и героях индийской мифологии.
Santanu Dey
Сантану Дей
Индия
Сантану Дей, независимый художник и фотограф, живет в Калькутте. Работы Дея публиковались в журналах. В 2019 году получил грант SACAS по социальной документальной фотографии. В 2017 году завоевал 1-е место на Polyphony Photo Festival India. Участвовал в Jakarta Photo Festival 2019 и Indian Photo Festival 2019.
Многоликий народ бахурупи
Особая отметка жюри