eng рус ch
Под эгидой
  • 22.12.2020
    начало
    приема заявок
  • 28.02.2021
    окончание
    приема заявок
  • 16.06.2021
    объявление
    шорт-листа
  • 01.07.2021
    начало
    онлайн-голосования
  • Сентябрь 2021
    объявление победителей и
    призеров, церемония награждения
  • Октябрь 2021
    открытие
    фотовыставки
Победители 2021

В жилых ячейках

Серии, 2-е место
Inside living cellsInside living cellsInside living cellsInside living cellsInside living cellsInside living cellsInside living cellsInside living cellsInside living cellsInside living cellsInside living cellsInside living cells
Inside living cells
Inside living cells
Inside living cells
Inside living cells
Inside living cells
Inside living cells
Inside living cells
Inside living cells
Inside living cells
Inside living cells
Inside living cells
Inside living cells
Первый день праздника Новруз (Новый год), Бахрам носит дома маску и смотрит на внука Бардию, приклеившего к окну свою игрушку. Подчиняясь указаниям о соблюдении социальной дистанции, Бардия хочет, чтобы дедушка вместо него поцеловал его игрушку с той стороны окна. Согласно правилам Всемирной организации здравоохранения, дедушки и бабушки должны находиться на расстоянии от внуков. Поэтому Бахрам добровольно ушёл на карантин и даже дома носит маску. У него появилась одышка и он стал покашливать. Он говорит, что этот Новруз – самый необычный в его жизни, даже более необычный, чем Новруз во время войны. Мы сыграли свадьбу сына в Новруз, а теперь мы держимся друг от друга на расстоянии и носим маски и думаем о ценности жизни. Я скучаю по внукам, говорит он, и хотел бы видеть их хотя бы в окно.
Вид из нашего двора во время коронавирусного карантина. Уголок со шлёпанцами и дезинфицирующими средствами. Когда кто-то входит снаружи, он обязан снять свою обувь и надеть чистые шлёпанцы и продезинфицировать руки. Одышку лечат листьями эвкалипта. Мой дядя нарвал эвкалиптовых листьев на соседней равнине и повесил их за дверью. Сама я ходила по двору и думала о том, как коронавирус повлиял на нашу жизнь. Он изменил даже наш уголок двора. Так что в известном смысле эффект «Я здесь не один» всегда со мной в этом уголке.
Женщины-волонтёры занимаются шитьём в мечети. Инфекция быстро распространяется, ощущается нехватка медицинского оборудования, масок, одеял. Руководящая работой женщин Сомайех Ахани страдает от фибромиалгии. Одна из портних говорит, что во время войны они собирались в мечети и помогали людям. Нынешняя ситуация напоминает то, что было в военное время.
Машти Карим, ему 66, торгует на улице картофелем и фруктами. Из-за пандемии многие люди потеряли работу. По его словам, он тоже стал меньше зарабатывать. Похоже, что люди перестали есть фрукты. Может, им кажется, что фрукты заражены вирусом. Я рискую, выхожу на улицу, чтобы заработать денег для семьи, а у меня никто ничего не покупает. Вот и стою у своей машины, но ничего не продал. Хожу по улице, собираю траву для своей коровы и коров соседей. Стараюсь всё время быть занятым, работать для коров: так и время проходит быстрее, и не думаешь о коронавирусе.
В связи с распространением коронавирусной инфекции и растущей смертностью в деревнях Ростамкола и Горджимахалле власти решили ограничить движение по главным дорогам, особенно по дорогам, ведущим к кладбищам. Въезды на дороги были перекрыты, сообщение между поселениями ограничено. Я каждый день хожу этой дорогой на занятия в спортзал, но сегодня она оказалась заблокированной. Пришлось любоваться растущими вдоль дороги деревьями и думать о людях, покинувших этот мир.
Из-за пандемии коронавирусной инфекции Рогайех и её семья вот уже месяц находятся на карантине. У неё несколько хронических заболеваний и к тому же она перенесла сердечный приступ. Она начала печь хлеб на дому вскоре после того, как ей исполнилось 18 лет. Это занятие доставляет ей радость, от которой она пускается в пляс. По её словам, она беспокоится о детях, а не о себе, а дети беспокоятся о ней. Но она старается не унывать.
Седьмой день отправления погребальных обрядов по 54-летней Резван Хашеми, скончавшейся от COVID-19. Помимо коронавируса, у неё была еще болезнь дыхательных путей. Резван месяц пролежала в реанимационном отделении больницы в Хатаме. Она долго болела и скончалась в больнице. На седьмой день муж Резван и её родные справили положенный по ритуалу (на седьмой день после смерти) погребальный обряд у её могилы. Когда все остальные ушли с кладбища, муж вернулся к могиле и, заплакав, сказал обнявшему его зятю: «Теперь моя очередь».
На момент начала пандемии коронавируса мой 36-летний брат Борзу занимался культуризмом. Во время карантина он продолжал курс и делал упражнения дома. Первые несколько дней стояла холодная погода, и он занимался в доме, но когда потеплело (с приходом весны), он перебрался в сад. Около его дома есть сад, где они когда-то играли еще детьми. Он говорит, что ему очень странно заниматься своими упражнениями во дворе: трудно свыкнуться с мыслью, что снаряды для бодибилдинга находятся в саду, а не в спортзале. Я рассматриваю карантин, как благоприятную возможность, но, честно говоря, у меня нет иного выбора.
Семнадцатилетний студент духовного училища Хоссейн Друди ожидает прибытия тела умершего от коронавируса человека. После смерти своего деда-муллы он начал исполнять его погребальные обязанности на кладбище в Бехшахре. Хотя за последние недели смертность от коронавируса сильно возросла , он уже в течение нескольких месяцев является единственным служащим на кладбище муллой. Поначалу он испытывал страх, но потом мысль о мучениках, ушедших на войну, заставили его успокоиться. Наверно, им тоже было страшно и они беспокоились о своих семьях, но всё же они исполнили свой долг, отправившись на войну.
Двадцатидевятилетняя Нилуфар работает врачом. Вот она стоит на дорожке у нас в саду в день моего рождения, который она отмечает в условиях карантина. Нилуфар добровольно помогает людям во время вспышек болезни. Отработав в медицинском центре, где лечат коронавирусных больных, она приходит на помощь людям в их дома. Мне она принесла небольшой пирог и подарок, но вручила их, соблюдая социальную дистанцию. По её словам, даже в эти тяжёлые дни она не забыла о моём дне рождения.
Родные и близкие Яздана Мортазави присутствуют на обряде омовения тела покойного. 53-летний Яздан Мортазави скончался в больнице от короновируса. Яздана и его дочь госпитализировали некоторое время тому назад, но доктор велел его жене забрать дочь домой, так как отец о ней очень беспокоился, а сам он день ото дня становился все слабее. Он умер сразу после того, как мать забрала дочь из больницы. Войдя в помещение для омовения, мать сказала, что он любил своих детей и часто с ними шутил. По её словам, теперь она должна заботиться о том, чтобы у детей всё было хорошо. Она всегда будет помнить о муже и не представляет себе, как сможет без него жить.
Жена моего брата (в центре) с принесенным для меня пирогом. В разгар пандемии мой брат со свой семьей, с соблюдением социальной дистанции, пришел к нам, чтобы отметить мой день рождения.

Пандемия Covid-19: масштабный кризис подобного рода способен полностью перенастроить общество на хороший или плохой лад. В моем окружении он изменил буквально всё – от лица моего отца до моего города, в котором я живу. Соседний сад стал похож на кладбище. Многие вещи обрели новое значение. В феврале 2020 года Иран сообщил о первом зарегистрированном случае заболевания SARS-COVID-19. Зараза быстро распространилась по городам страны. Мой город, Мазандаран, превратился в одно из самых опасных мест, в коронавирусную красную зону. Мне как фотографу есть много чего опасаться. С началом пандемии мне пришлось столкнуться с новыми и неожиданными ситуациями, критическими и некритическими, которые повергали меня в какое-то как бы промежуточное состояние. Я чувствовала, что нахожусь в туннеле при переходе от жизни до коронавируса к жизни после него. Уровень смертности у нас заставляет людей переоценивать в деталях нашу жизнь. И я вижу, что люди вокруг меня заняты этой переоценкой. Во время пандемии произошла радикальная переоценка ценностей. Я стала фотографировать у нас дома, чтобы запечатлеть своих родных. Потом почувствовала опасность и решила уехать.

Для голосования авторизуйтесь через любую социальную сеть

Спасибо! Ваш голос учтен.